«Вторая волна кризиса отменяется» - примерно так можно охарактеризовать высказывания многих и многих высокопоставленных российских чиновников, политиков и сопутствующей братии. Остается загадкой, откуда такая уверенность. Конечно, вполне возможно, в кулуарах власти появился циркуляр с грифом «ДСП», в котором кризис отменен в приказном порядке. Порядок же экономический свидетельствует скорее об обратном.

Посмотрим по пунктам.

Пункт первый - штатные оптимисты говорят, что в экономике России «намечаются первые признаки подъема». Каким образом они намечаются, позвольте спросить? Это ж признаки, а не грибы и даже не прыщи. И увидеть их невооруженным глазом как-то затруднительно. А вооружиться тут можно лишь статистикой. Вооружаемся. И что же видим?

Уровень безработицы, близкой к 10% от работоспособного населения страны, заметно сократился? Отнюдь, эксперты констатируют продолжающийся рост.

Цены на коммерческую недвижимость пошли вверх в связи с всплеском спроса? Нет, бизнес-центры в крупнейших городах стоят на треть пустыми, а риэлторы отмечают, что предложение по аренде и продаже недвижимости в разы превышает спрос.

Наметился спрос на персонал и рост зарплат? Нет. В крупнейших кадровых агентствах по-прежнему отмечают более чем 20-кратное преобладание количество резюме над количеством вакансий. Размер реальных зарплат стоит на месте. А просроченная задолженность по выплате зарплаты на 1 августа составляла 6,5 млрд. рублей - в 2,5 раза больше, чем год назад.

Инфляция остановилась? Да, в августе формально почти остановилась. За счет излюбленного фактора российских «счетоводов» - сезонного снижения цен на плодово-ягодную и овощную продукцию. И то - если поверить, что эти самые плодо-овощи реально занимают то место в бюджете российских семей, которое им «предписано свыше». На самом же деле ясно, что столько капусты ни один нормальный человек не потребляет, даже если весь народ за козлов держать. Что же касается годовых прогнозов по российской инфляции, то они по-прежнему в диапазоне 11-14% - в зависимости от методик расчетов и чувства юмора прогнозистов.

Так где же «намечающиеся признаки подъема»? Врут? Нет, формально не врут. По той же статистике, извольте видеть, за лето экономика России начала даже прирастать какими-то там процентиками. Вот только источник этих самых процентиков все тот же - цена на нефть. Повысилась все-таки цена на нефть до $70 за баррель - вот и отыграла статистика «намечающийся подъем». Можно радоваться и демонстрировать оптимизм. Ну и пусть в автомобилях, табуретках или гамбургерах мы по-прежнему падаем. Зато в «бочках» растем. И почему бы не считать это «намечающимся подъемом»? Если Китай и ОПЕК не подведут и цену на нефть удержат - очень даже мы славно потрудились над преодолением кризиса.

Пункт второй - деньги. Кроме тех же поступлений от нефти, которые максимум позволят удержать бюджет в пристойном состоянии, - где они?

Наблюдается увеличение притока инвестиций? Отнюдь. За первое полугодие этого года в Россию поступило $32 млрд. иностранных инвестиций (рост за год - 0,1%). А ушло - $43,5 млрд., причем российские капиталисты в этом периоде «инвестировала» в основном в Швейцарию, Кипр, Люксембург и Виргинские острова. Что скорее можно назвать «бегством капитала», просто такого термина в системе статистики нет.

Появились наконец внутренние ресурсы для кредитов и инвестиций? Шиш. Нет их и не предвидится даже на горизонте.

Недавно российский премьер Владимир Путин на встрече клуба «Валдай» заметил, что проблема российской экономики в докризисный период заключалась в отсутствии так называемых "длинных денег".

Совершенно справедливо с одной оговоркой - эта же проблема остается в «кризисный период» и нет ничего, что ее сняло бы и в «посткризисный». Правда, премьер-министр добавил, что «нам нужны собственные источники финансирования, что отразится на появлении «длинных денег». Но не очень ясно, каким образом наши потребности отразятся на наших возможностях? Например, автору этих строк чертовски нужен новенький внедорожник Volvo (хотя почему Volvo - черт его знает). Можно ли ожидать, что это «отразится» на появлении у автора необходимой суммы?

Наконец, решилась проблема «плохих долгов»? Напротив, к началу второй половины года объем просрочки в российских банках достиг 830 млрд. рублей. Это означает, что дефолтными и проблемным являются обязательства примерно на 4-5 трлн. рублей. Причем в последнее время объем просрочек со стороны российских компаний рос примерно на 50 миллиардов в месяц. Темп, свидетельствующий, что начало кризиса «плохих долгов» - на подходе.

Причем отразится он первым делом скорее всего на фондовом рынке, где через несколько дней мы вполне можем наблюдать очередной эффект домино с падением котировок.

Так что по всем направлениям, кроме бюджета, - патовая ситуация. А по некоторым (долги) - достигшая состояния очередного «пузыря», готового взорваться. И, хотя стюардессы нашего самолета мило улыбаются и показывают, как сподручнее натянуть на физиономию кислородную маску, возникает вопрос - маску вижу, а кислород-то где?