Тютюнник.JPGАлександр Тютюнник, Доктор экономических наук, профессор, Партнер международной аудиторской компании КПМГ в России и СНГ

Сотни публикаций последних месяцев прекрасно справились с диагностикой и описанием симптомов болезни. Я присоединяюсь к этим экспертам: кризис абсолютно уникален по ряду параметров: размеры потерь, масштаб спада, одновременность начала, вовлеченность всех ведущих развитых и развивающихся стран, всех рынков и товарных групп. Все это ВПЕРВЫЕ в мировой истории.

Много эпитетов. Все подходят. Кризис перепроизводства. Кризис глобализации. Кризис мировой финансовой системы. Кризис модели роста. И далее в политические и общечеловеческие области. Кризис общества потребления. Кризис мировой политической системы. Кризис системы ценностей и идеологии. Кризис роста человечества. Кризис информатизации общества.

Попытаемся рассмотреть основные причины этих явлений. Почему так много «впервые»? Действительно, даже если отбросить преувеличения журналистов и политиков, должны быть глубинные причины, которые формируют целый ряд принципиальных отличий настоящего кризиса. И они есть.

Точки перелома образовались сразу по нескольким принципиальным линиям развития человечества: это и экономическая модель промышленного капитализма и идеология общества экономически развитых стран, и демографический перелом на фоне проблем глобализации при изменении геополитической ситуации в мире, прежде всего, в части переселения народов и попытки построения однополярного мира.  

Экономическая модель

Капитализм закончился, и только от одного этого может долго лихорадить. Процесс перехода от экономики капитала и сырья к экономике человеческого фактора и технологий, начавшийся в конце XX века продолжается. Но «точка невозврата» полагаю, пройдена, пройдена этим кризисом. Новая экономика начинает все больше перевешивать. Этот сейсмоопасный процесс перестройки продлится еще один - два экономических цикла и, судя по всему, окончательно войдет в силу через 20-30 лет.

Капитализм около четырехсот лет использовал простую идею стимулирования экономики посредством монетарных механизмов, несправедливой внешней торговли,  давая возможность роста производства и потребления в центрах сосредоточения капитала, которые были тождественны центрам силы. Это дало серию промышленных революций, увеличило неравномерность развития и потребления, что в сочетании с полученным прорывом в области вооружения, дало возможность мирового главенства экономически развитым державам.

Свои ресурсы этих держав быстро уменьшились, и капитализм приобрел сырьевые черты. Этот «пылесос» через эпоху колониальных войн дошел до того, что ведущим промышленным державам перестало хватать ввозимых ресурсов, и они направили усилия на своих развитых соседей. Весь двадцатый век с его катаклизмами был посвящен поиску главного «пылесоса». После распада СССР им стали США.    

Но модель себя исчерпала. Сегодня современные технологии и грамотные люди, готовые эти технологии создавать, важнее капитала, который стал полностью виртуальным, и ресурсов, потребление которых в эпоху технологической экономики будет падать само по себе, и страны, имеющие эти ресурсы, и не имеющие технологий будут «менять свои земли на бусы, как в свое время североамериканские индейцы». 

Мировая экономика начала XXI века накопила такие огромные противоречия и дисбалансы, что уже не может находиться в равновесном состоянии: огромный внешний долг, отрицательный торговый баланс, огромный дефицит счета текущих операций и бюджета  как США, так и других развитых стран, феноменальный долг домохозяйств и компаний, раздутые пузыри на рынке активов.

Катализатором этих процессов является необходимость избавления от чрезвычайного усложнения экономических процессов, которое сложилось за последние пару десятилетий. Мировые финансы, центры наличной и безналичной эмиссии, владение собственностью в системе многоуровневых оффшоров, рынок производных финансовых инструментов с объемом операций, превышающим на порядок операции в реальном секторе - те области, которые приблизились по сложности к ракетным технологиям, а по бесконтрольности и нетранспарентности - к криминальной сфере. Усложнение дошло до пределов, и мы присутствуем при начале длинного цикла упрощения экономических процессов и мировой торговли.  

Идеология

Идеология связана с экономикой последние 50-70 лет очень тесно. Общество потребления исчерпало себя и явилось причиной кризиса перепроизводства. Люди стали потреблять намного больше товаров, услуг и продуктов питания. При этом расслоение общества в большинстве стран только усилилось. Крупные компании - производители потребительского чуда убеждают население земли потреблять все больше и больше.

Устойчивая идеологическая модель на основе христианских ценностей, главенствовавшая в развитом мире тысячелетия, подошла к упадку, сделав возможным не только возникновение общества потребления, но и его рассвет и победоносное шествие в 80-90 годах по всему миру, что косвенно привело к краху советской империи.

Новая идеология, основанная на ценностях стяжательства, возведенного в абсолют главенства комфорта, нравственной вседозволенности, способствовала надуванию разнообразных экономических пузырей и разрыву базовых связей в обществе, включая взаимодействие бизнеса, государства и человека, а также разрушение семейных ценностей.

Именно эти процессы, впервые возникнув в новой истории человечества, спровоцировали и усилили кризис. Хотя такая эпикурейская модель и не является абсолютно уникальной по сути, так как нечто схожее существовало в период распада римской империи. Нарушенная система баланса интересов и уважения между обществом, бизнесом и государством  на фоне отсутствия нравственных ограничений привела к рассвету мошенничеств и злоупотреблению в финансовой и экономической сфере в невиданных масштабах.  

Последовательное разрушение семейных ценностей привело к «отрыванию от корней» и резко ускорило глобализацию, фактически превратив ее в глобальное переселение народов, которые теперь ничем не связаны и требуют приобщения к прогрессу - новой религии потребления, религии стиральных машин и распродаж ширпотреба.

Эти процессы меняют очень многое и тесно переплетаются с политическими и экономическими процессами, встречая на своем пути островки сопротивления, которые только добавляют общей турбулентности, не находя себя в новом мире или становясь крайне неудобными для нового мира. Пример, это китайское конфуцианское общество и отказ от ассимиляции и интегрирования многочисленных «China town», мозолящих глаза элитам крупнейших мировых столиц. Другой пример - исламизация некоторых развитых и развивающихся стран и вообще исламский вопрос. 

В любом случае, упадок традиционных ценностей европейских народов, населения развитых стран резко ослабляет нас всех. Отсутствие общих ценностей ведет к отсутствию общих целей, и пропагандистские штампы о торжестве демократии и правах человека, ставшие китчем, попросту неспособны их заменить.

Геополитика

Экономический ли кризис? И да, и нет. Прежде всего, это большая политика. Полагаю, что геополитические «разломы» не самое важное в этом кризисе, но именно они запустили кризис. Почему не самое важное - потому, что изменения в экономической модели общества меняют четырехсотлетний тренд, идеология - тысячелетний, а текущие геополитические тенденции - максимум столетний цикл.

История человечества - это история возвышения и упадка империй. Возможно сегодня мы присутствуем при упадке европейской империи и возвышении Америки, на фоне возрастающей вероятности ее относительно быстрого упадка и перехода центра мировой политики в Азию.

Все слова о том, что однополярный мир в современных условиях не возможен, только подтверждают факт, что мы уже живем в однополярном мире, по крайней мере, последние 10-15 лет. Наш кризис с точки зрения политики - это кризис однополярности или тестовый прогон системы управления однополярным миром, который показал сбои и ошибки. Текущую систему управления миропорядком «перезагрузят» и будут донастраивать  далее.

У новой империи есть конкуренты. Кризис оказал на них весьма негативное влияние. Страны BRIC наслаждались моментом последние десять лет после азиатского кризиса второй половины девяностых и полагали, что еще немного, и они обгонят США и Европу. А обгоняемые будут смотреть на это молча, и радоваться успехам развивающихся стран, которые на их глазах становятся развитыми и даже «переразвитыми». Тем не менее, победа развивающихся стран откладывается: они по-прежнему не контролируют мировые финансы, порядок мировой торговли, технологии, их население за чертой бедности, у них все больше и больше внутренних проблем и им нужны развитые страны как никогда.

Дисбалансы в мировой экономике, судя по всему, будут оплачены, но не страной, которая их породила, а трудом и производством Китая и Индии, ресурсами России, Саудовской Аравии и третьих стран, продовольствием Южной Америки и Европы.

Глобализация и демография

Что отличает текущий кризис от всех предыдущих? Конечно, состоявшаяся глобализация мира. Никогда население отдельных стран не перемещалось так быстро, прежде всего, трудовые ресурсы и особенно их квалифицированная часть. В настоящее время границ между странами практически не существуют, и, как следствие, люди впервые в истории могут свободно выбирать, где им жить.

Миграции существовали всегда, но не в такой степени и не с таким влиянием на жизнь и мировосприятие людей: жить в одной стране, работать в другой, отдыхать в третьей. Сравнивать и выбирать более подходящее и комфортное - это реальность нашего времени. С одной стороны, это стало возможным вследствие уже описанных процессов, а с другой - такая глобализация сама их подстегивала.

Резкое изменение национального и этнического состава развитых стран - еще одно прямое следствие этих процессов. Население целых стран и регионов служит основным источником пополнения рабочей силы, в первую очередь неквалифицированной.

Можно спросить: причем здесь кризис? А при том, что самый естественный и понятный механизм борьбы  с экономическими кризисами - это выстраивание барьеров, снижение роли международной торговли, протекционизм на уровне конкретных стран. Но это вряд ли возможно при сложившейся ситуации с подвижностью трудовых ресурсов, мировым разделением труда, накопленными межэтническими противоречиями.    

Все это на фоне начинающего прослеживаться замедления роста населения человечества, которое, судя по всему, достигнет своего предела в ближайшие десятилетия. Никогда еще население земли не росло так активно как в последнее столетие, и никогда на Земле не жило так много людей. 

Сценарий «Амеро»

Разбор глубинных причин дает возможность наметить возможные следствия происходящих и не очень понятных процессов в долгосрочной перспективе. Один из выводов, который представляется очевидным - это то, что мир выйдет из сложившейся ситуации другим. Это касается, в первую очередь, мировой финансовой системы, экономики и международной торговли. Но данное явление затронет и намного более глубинные процессы: миропорядок и систему управления миром, регулирование глобализации, заполнение идеологического вакуума развитых стран, усиление или упадок центров мировой политики и силы. Такие глубинные процессы могут потребовать большего количества времени для внедрения перемен. Давно известно, что в форме кризиса происходит разрешение мировых проблем. Скорее всего, данного кризиса, может не хватить, чтобы найти выход и разрешить все обозначенные и другие противоречия.     

Именно поэтому, представляется наименее вероятным наступление коллапса американской экономики, хотя, безусловно, это является одним из сценариев, который всё же стоит рассмотреть.

Огромный долг нужно обесценить. Американцы должны, наконец, начать работать в реальном секторе. Есть вероятность, что долларовой инфляции может не хватить и тогда последней мерой может стать фактический дефолт по долларовым обязательствам. Наиболее вероятная форма этого дефолта - разделения доллара на валюту для внешних и внутренних операций. Внутреннему доллару уже даже подыскали название - Амеро.

Сценарий «Амеро» при том, что он является коллапсом современной финансовой системы, может и не привести к снижению главенствующей роли США. Особенно вследствие того, что именно США при таком сценарии смогут управлять процессом, контролировать время его запуска, что даст возможность сохранить ресурсы и сформировать новые, но, по-прежнему, выгодные для себя правила и экономическую модель.

Тем не менее, несмотря на любовь американской элиты к управляемым кризисам, данный сценарий представляется крайне рискованным, поэтому, полагаю, будет делаться все, чтобы оттянуть его или использовать только как крайний вариант.

Сценарий «Марка»

В кризис важно не то, что у тебя все плохо, в кризис важно, что у кого-то еще хуже. Из этого вытекает другой сценарий, уже, на мой взгляд, с более высокой вероятностью.

Этот сценарий предполагает низведение с мировой политической сцены Европы. Она не была абсолютно единой в своей политике, и после того как один из основных ударов пришелся по жизненно важным органам, ее восстановление лишь усложнится. Действительно, бедная Восточная Европа стала нищей, и если ранее она отчасти занимала проамериканскую позицию, теперь она становится настоящим пороховым складом. Другая область поражения - банковская система. Огромные убытки швейцарских, голландских, французских, немецких банков существенно ослабили исторически сформированную финансово-банковскую мощь старого света.   

Еще один смертельный удар кризиса пришелся по сильнейшей экономике мира, локомотиву Европы, единственной развитой стране мира с огромным положительным торговым балансом и сальдо текущих операций, единственно развитой стране, сохранившей огромный промышленный потенциал и осуществившей технологическую перестройку не только в сфере информационных и телекоммуникационных технологий, но в сфере промышленности и производства высокотехнологичной продукции. По Германии.

Потопит ли текущий кризис Германию? В этом сценарии давление на зону евро продолжится и евро может не выдержать. Возрождение немецкой марки может быть следствием отказа ведущей европейской экономики от коллективного суицида или дальнейшего ухода с мировой политической арены. Другие варианты менее вероятны, ведь Германия не сможет прокормить всю Европу, особенно с учетом того, что она окружена беднеющими восточноевропейскими странами, а стабильность экономики упирается в перебои с поставками энергоносителей, которые будут только нарастать.

Но и этот сценарий, думаю,  потребует несколько большего времени.

Сценарий «Еще один этаж вавилонской башни»

Смею предположить, что наиболее вероятным сценарием является третий. Скорее всего, мировая элита объединится и направит все усилия на запуск еще одного цикла роста, который может быть короче вследствие его еще большой искусственности, чем предыдущие циклы. Такой цикл может разбить на несколько частей глубинные преобразования, довершить переход к новой технологической и лейбористкой экономической модели, ослабить конкуренцию со стороны развивающихся стран и европейской экономики, увеличить разрыв в эффективности вооружений.

«Еще один этаж вавилонской башни» возможен и желаем многими, так как страх нового и неизвестного - это наиболее естественный страх. Этот сценарий выгоден и развивающимся странам, прежде всего, Китаю и России. Наша страна была застигнута врасплох текущим кризисом и не готова к серьезной перетасовке в мировой политике, нам нечего противопоставить возможному давлению со стороны развитых стран: нет высокоразвитой инфраструктуры, нет высокого уровня жизни людей, высокоэффективного государственного управления.

Этот сценарий, скорее всего, может развиваться на фоне ослабления единой Европы, так как ее распад сейчас или активизация предыдущего сценария крайне сложна с точки зрения реализации таких изменений. Германия, думаю, выберет путь медленного ослабления, руководствуясь известным тезисом всех руководителей умирающих империй - «на наш век хватит».

Заключение

Греки считали, что заключение не должно повторять сказанного ранее. Религия стиральных машин и пылесосов, владеющая умами народов, стоящих на распутье, может оказаться полностью несостоятельной. И тогда может случиться прорыв, который создаст идеологический базис и для новой экономической модели и для справедливого сожительства народов и государств. Слишком идеалистично? К сожалению, другой выход, скорее всего, будет похож на возврат к раздробленности и позднему феодализму, но сопротивление системы в этом случае будет еще большим.  Поэтому, придется выбирать из двух зол меньшее (точнее из трех).