Послезавтра, 6 июня, все прогрессивное человечество будет отмечать сразу несколько праздников. Во-первых, исполняется 210 лет со дня рождения А.С. Пушкина. Во-вторых,  17 лет назад мэром Москвы был назначен Юрий Лужков. В-третьих, ровно год назад началась эпопея с платежными терминалами. Которая, кажется, наконец близка к успешному завершению.

Вернее, началась она гораздо раньше - теперь уже и не вспомнить, когда возник рынок платежных терминалов. А вот попытка законодательного урегулирования взаимоотношений между плательщиками, получателями и агентами может оказаться удачной только сейчас.

 Компромиссный вариант, выработанный согласительной комиссией, уже одобрен Советом Федерации - со второго, правда, раза.

Для банков последняя версия законопроекта хороша отсутствием в ней требования об оснащении банкоматов и платежных терминалов контрольно-кассовой техникой. Правда, не всех, а только являющихся основными средствами кредитной организации и принадлежащих ей на праве собственности. Чем объясняется такая подозрительность законодателей по отношению к арендованной или приобретаемой по договорам лизинга технике - трудно сказать.

Впрочем, платежным агентам (как банковским, так и «ничьим - своим собственным») в этом отношении и вовсе не повезло: применяемые ими платежные терминалы и банкоматы должны быть оборудованы контрольно-кассовой техникой в любом случае. Так что производители ККТ и в компромиссном варианте законов внакладе не останутся.

Осталось в прежней редакции нетривиальное определение банкоматов и терминалов. Но этот факт вряд ли серьезно огорчит банковских работников (разве что методологов, которым придется в очередной раз корректировать внутрибанковские нормативные документы).

Серьезные изменения будут внесены в законодательство о противодействии легализации преступных доходов. Идентификация клиентов - физических лиц и выгодоприобретателей не будет осуществляться при приеме платежей на сумму, не превышающую 15 000 руб. - кроме случаев, когда у банка возникают подозрения, что данная операция совершается в целях ОД (отмывания доходов) или ФТ (финансирования терроризма). Понятно, что при приеме платежей через банкомат или терминал такие подозрения могут возникнуть в лучшем случае постфактум, когда поезд (и клиент) уже ушел.

Что же касается установления верхнего предела суммы платежа без идентификации, то для банков и платежных агентов это повлечет, скорее всего, просто механическое ограничение 15-ю тысячами суммы взноса или перевода в банкоматах и терминалах, а для клиентов - массовое использование жульнического приема, хорошо известного банковским антилегализаторам под кодовым названием «дробленка».

Поменяются также требования к сбору и передаче банками информации о плательщиках при осуществлении безналичных расчетах. Они также не будут распространяться на платежи менее 15 тыс. руб., на расчеты по счетам, открытым в одной кредитной организации, а также на расчеты, осуществляемые с использованием банковских карт.

Банкам, разумеется, будет проще установить ограничение на сумму платежа, чем  вставлять мозги всем банкоматам, как это планировалось законодателями вначале. Однако радость не будет полной до тех пор, пока Банк России не внесет изменения в Положение № 262-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». На этот важнейший шаг у регулятора будет не больше полугода - изменения в законодательство о ПОД/ФТ вступят в силу по истечении 180 дней после дня официального опубликования Федерального закона.

Если, конечно, президент подпишет законопроекты в ближайшие дни.