Закачивание в банковскую систему денег и высокая процентная ставка по кредитам привели к тому, что в некоторых банках появились свободные деньги, которым хотелось бы найти хорошее применение. Не закапывать их в рискованные кредиты, которые будут ли возвращены — неизвестно, а вложить, действительно, с выгодой.

В то же время растет количество проблемных задолженностей и, соответственно, задолжавших заемщиков. Коллекторские агентства и «добровольные помощники», в основном из рядов правоохранительных структур, выбиваются из сил, чтобы выбить из должников хоть какие-то средства.

И тут в некоторых умных головах вдруг возник вопрос: а так ли все на самом деле плохо? Закон на стороне кредитора — долги надо возвращать. Необходимые средства заемщику взять неоткуда. Зато у него есть кое-какая собственность и эта собственность может быть интересна кредитору.

Прямая дорога по изъятию собственности за долги лежит через суд. Но только эта дорога очень длинная, слишком светлая и ведет к торжеству закона. Да к тому же пока ее пройдешь, глядишь, и кризис закончится, а с ним - неплатежи и право потребовать имущество за долги. Поэтому вокруг этой магистральной дороги начинают протаптывать всякие окольные тропы.

Главное, чтобы у заемщика была просроченная задолженность. А если ее реально не существует, так ее можно искусственно создать. Предвижу возмущение некоторых юридически подкованных граждан: да как же такое возможно? А вот как.

Сначала организованная группа, сформированная внутри банка или вне его, выявляет интересный актив. Затем выясняет, есть ли у владельца этого актива просроченная задолженность. Если есть, то группа может обратиться к представителям преступных сообществ, иногда работающих под видом коллекторских агентств, с целью оказания воздействия на заемщиков. Цель воздействия — принудить заемщика к подписанию соглашений об отступном либо к совершению иных сделок по передаче имущества на невыгодных условиях. Рейдеры применяют и такие приемы: «просят за вознаграждение» провести внеочередную налоговую проверку либо возбудить уголовное дело в отношении заемщика по надуманным основаниям по информации, которую незаконно раскроет банк. Таким образом, в этих схемах находится место для участия банковских организаций.

Если просроченной задолженности не имеется, то она создается искусственно. Например, внешне на вполне законных основаниях, ссылаясь на 115–ФЗ, банк отказывает клиенту-заемщику в проведении платежей и требует от него представления документов, которых у того априори не имеется. Банк также может резко повысить ставку по кредитам либо потребовать досрочно погасить кредит или предоставить дополнительное обеспечение в связи с переоценкой предмета залога. Есть еще ряд не менее «эффективных» способов создания у банка прав, необходимых для реализации схемы по завладению имуществом должника. А дальше все просто.

Вот пример. Допустим, ваша компания имеет давние хорошие отношения с банком. Вы хотите взять в этом банке кредит, но понимаете, что по формальным условиям финансовое положение вашей компании не позволяет этого сделать. Банк, входя в ваше положение, предлагает следующий вариант. Кредит будет выдан некоей компании Н, которая потом передаст его вам по какому-либо фиктивному договору, а вы, в свою очередь, закладываете банку свое недвижимое имущество как обеспечение по кредиту. Все довольны.

Ваша компания регулярно перечисляет платежи по кредиту некоей компании Н, которая платит их банку. Через некоторое время банк неожиданно уведомляет вас, что по выданному кредиту возникла просрочка платежа, в связи с этим он вынужден потребовать немедленного погашения кредита и расторгает кредитный договор в одностороннем порядке. Вашей компании, как залогодателя, это непосредственным образом касается. Вы обращаетесь с претензиями в некую компанию Н, где получаете ответ, что у них возникли существенные финансовые трудности.

Так как у вашей компании нет достаточных средств, чтобы погасить кредит, банк обращается в суд с иском об обращении взыскания на ваше заложенное имущество. Суд выносит решение о взыскании и устанавливает начальную цену реализации имущества. В рамках исполнительного производства залоговое имущество реализуется по заниженной цене, связанной с банком компании, а впоследствии продается реальному покупателю уже по рыночной цене. В результате вы теряете имущество и платежи, которые производили по кредиту некоей компании Н.

В принципе данная схема работает и в том случае, если кредит брала непосредственно ваша компания и добросовестно выплачивала проценты по нему. Просто в этом случае банк, обладая всей необходимой информацией о финансовом состоянии вашей компании, уведомляет вас о том, что оценка предоставленного вами залога снизилась и необходимо предоставить дополнительное обеспечение, заранее зная, что вы этого сделать не в состоянии. А дальше все как по нотам.

Таких достаточно законных способов отъема имущества уже придумано немало и все они подпадают под определение незаконного захвата чужого имущества, или рейдерства. Конечно же, они существовали и до кризиса, но сейчас получили широкое распространение, особенно на региональном уровне.

При этом сотрудников банка, участвующих в реализации подобных схем, практически невозможно привлечь ни к уголовной, ни к административной ответственности, так как на первый взгляд их действия выглядят вполне законно, а в условиях растущих неплатежей и оправданно. Кажется, что принцип «Война все спишет!» стал в условиях кризиса для некоторых банков и организованных вокруг них групп хорошим оправданием для того, чтобы, не особенно заботясь о поддержании репутации банка, активно поучаствовать в незаконном переделе собственности. Только хочется напомнить им еще один известный принцип капитана Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме!»