Для Швеции, может быть, достаточно сотни банков. Для России, которая по размерам составляет 38 Швеций, и тысяча – мало. Хотя десять тысяч банков, как в США, для нас будет перебором. Число банков регулируется в первую очередь требованиями к минимальному размеру капитала. Проблема определения количества банков, достойных существования, имеет в настоящее время, по меньшей мере, три важных аспекта: во-первых, кризис, разрушающий капиталы банков; во-вторых, размеры России, требующие поддержания сети региональных банков; в-третьих, проблема банковской нелегальной деятельности. Вероятно, два первых аспекта этой проблемы не были учтены при принятии Федерального закона №28 от 28 февраля 2009 г., что может привести к разрушению национальной сети региональных банков.

Минимальный размер капитала

Банки – основа финансовой инфраструктуры экономики. Бесперебойное функционирование банковской системы столь важно для экономической безопасности нации, что государство вынуждено регулировать деятельность банков гораздо активнее, нежели деятельность многих других коммерческих предприятий. Государство в лице ЦБ выступает в роли риск-менеджера банковской системы, определяя соотношения различных статей банковских актив и пассивов с целью снижения риска дефолта банка. Приходится искать баланс между риском и доходностью. Например, чем больше доля капитала в пассивах, тем ниже, при прочих равных условиях, и доходность капитала, и риск дефолта банка.

Важно не только относительное, но и абсолютное значение капитала банка. Для обеспечения минимального набора банковских операций надо держать штат кредитных работников, операционистов и проч. Даже малый банк вынужден нести большие издержки, связанные с предоставлением отчетности ЦБ, Росфинмониторингу и налоговым органам. Соответственно, банку приходится держать бухгалтерию, которая с учетом банковской специфики обходится существенно дороже бухгалтерии сопоставимого по активам небанковского предприятия. Поэтому существует определенный уровень капитала, меньше которого классическая банковская деятельность (в первую очередь, привлечение депозитов и размещение кредитов) нерентабельна. Если же капитал оказывается меньше этого уровня, но деятельность не сворачивает, то разумно заподозрить его в нелегальной деятельности – «обнале», «отмыве», незаконной торговле валютой. При определении минимально допустимого уровня капитала важно так провести эту границу, чтобы не вылить с грязной водой и ребенка.

Федеральный закон Российской Федерации от 28 февраля 2009 г. № 28-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» установил с 1 января 2010 года минимальный размер собственного капитала на уровне 90 миллионов рублей.

Кризис

Сопровождающий рецессию кризис плохих долгов неизбежно ведет к снижению капитала банков, и может так оказаться, что за проведенной законодателем границей окажутся много вполне достойных банков, которые 1 января 2009 года отстояли весьма далеко от этой границы. Поэтому в условиях разворачивающегося кризиса плохих долгов Федеральный закон № 28-ФЗ может привести к лишению лицензий нескольких сотен банков.

Известна эмпирическая закономерность: в условиях рецессии требования к капиталу ослабевают, в условиях экономического роста - ужесточаются. Такая циклическая политика разумна – в условиях рецессии экономику надо стимулировать, а в условиях перегрева – охлаждать. Законодатель, ужесточая в разгар кризиса требования к капиталу, поступает с точностью наоборот.

Малые и средние банки более маневренны, лучше приспосабливаются к резким изменениям и в условиях кризиса могут быть более жизнеспособны, чем их большие собратья, при этом не получая финансовой помощи со стороны государства. Между тем, все они делают одно дело – обеспечивают функционирование финансовой инфраструктуры общества. В условиях рецессии целесообразно не разрушать эту инфраструктуру, а способствовать ее укреплению.

В интервью газете «Ведомости» от 22 апреля 2009 года заместитель председателя правительства РФ, министр финансов Алексей Кудрин сказал: «В 1998 году выжили как раз маленькие банки: как их было более 1 000, так и осталось более 1 000. У мелких банков на балансах нет больших рисков: они получают деньги клиентов и тут же кредитуют. Больше всего рисков грузили на себя самые крупные банки: они брали большие ресурсы у вкладчиков и вкладывали их в не очень эффективные долгосрочные активы — здания, земельные участки, девелоперские проекты, ценные бумаги. Казалось бы, у них на балансах хорошие активы — бумаги «Газпрома» и Сбербанка, например, — но из-за падения стоимости этих бумаг на балансах банков возникли разрывы. А средние и маленькие банки не покупали такие активы, потому что у них просто-напросто не было ресурсов, а чаще всего пользовались менее волатильными госбумагами. Поэтому, как ни странно, получается, что больше всего пострадали крупные банки, которым больше всего и помогают».

Политика стимулирования консолидации банковского сектора в условиях кризиса далеко не однозначна. Во-первых, поддержание на плаву крупных банков требует огромных вливаний средств со стороны государства, а малые и средние банки, не допущенные к беззалоговым аукционам, ухитряются обходиться без этой помощи.

Государство вынуждено спасать за свой счет такие большие банки, как «Союз», «Кит-Финанс», группу ВЕФК.

По существу, большие банки шантажируют государство – если не поможете, то наше банкротство станет вам дороже. Неразумно создавать столь большие банки, что их уже нельзя обанкротить.

Регионы

Вопрос о разумном количестве банков для столь большой страны, как Россия, должен учитывать региональную специфику нашей страны. Федеральные банки с их громоздкой структурой управления вряд ли могут гибко учитывать интересы клиентов, особенно предприятий малого и среднего бизнеса, на периферии за тысячи километров от головного офиса. Современные информационные технологии пока не могут обеспечить должного уровня контроля за банковской сетью, необходим «личный» контроль на местах. Но по такой стране, как Россия, не наездишься. Специфика России с огромными расстояниями между городами, особенно за Уралом, затрудняет развитие федеральных сетей и оставляет нишу для региональных банков. Количество кредитных организаций, зарегистрированных в Москве и Московской области, чрезмерно велико – 553 на 1 апреля 2009 года. За пределами Москвы и Московской области зарегистрирована 541 кредитная организация. По состоянию на 1 января 2009 года у 135 банков капитал был менее 90 миллионов рублей. Сколько банков окажутся за этой чертой 1 января 2010 года? Не исключено, что 200-300, причем большинство из них – в регионах.

Понятно, что минимальные издержки банка существенно зависят от региона – расходы на банковский персонал в Москве в разы выше, чем в провинции. Поэтому целесообразно варьировать минимальный размер капитала в зависимости от региона присутствия банка. Скажем, если для банка, зарегистрированного и действующего в Москве, возможно, уровень 90 миллионов рублей и является рациональным, то, скажем, в Смоленской области можно смело делить этот уровень на три. С точки зрения региональной специфики ближе всего для нас не опыт достаточно компактных европейских государств, а опыт США с территорией, сопоставимой по размерам с территорией России. В США существует целая система региональных банков, невероятно более богатая, нежели наша. Региональную банковскую систему необходимо культивировать, а не пускать под нож. Поскольку существует явный дисбаланс между чрезмерной концентрацией банков в Москве и явным недостатком их в регионах, то целесообразно для исправления ситуации стимулировать региональные банки, создавая им преимущества перед столичными, например, в части требований к минимальному размеру капитала.

Отмыв

Если лилипуты лучше обычных людей пролазят в форточки, то не принять ли закон о минимальном росте в целях борьбы с преступностью?

В то же время нет доказательств того, что маленькие банки «моют» активнее больших. Например, банк «Нефтяной», фигурант одного из самых известных дел с отмывом, входил в первую сотню российских банков по капиталу.

Собственные средства банка Фемили, руководство которого было арестовано по обвинению в отмыве, на 1 марта составляли 218,6 млн руб., существенно превышая норматив 90 млн руб. Выводы

В условиях кризиса надо существенно адаптировать политику ЦБ к его реалиям, а не придерживаться омертвевших догм, следование которым может привести многие жизнеспособные и законопослушные банки на край пропасти.

Юридические новации не должны погубить региональные банки – важнейшую составляющую региональной финансовой инфраструктуры.