Окончание. Начало: Как нас собираются «лечить» от кризиса?

 Рассмотрев проблемы, присущие российской экономике, теперь обратимся к тем приоритетам, которые  наметило Правительство в борьбе с кризисом (выделены курсивом).

1. Публичные обязательства государства перед населением будут выполняться в полном объеме. Гражданам и семьям, наиболее пострадавшим в период мирового экономического кризиса, будет оказана поддержка. Это предполагает усиление социальной защиты населения, повышение объемов и качества оказания социальных и медицинских услуг, улучшение ситуации с лекарственным обеспечением, особенно жизненно важными препаратами. Особое внимание будет уделено сохранению трудового потенциала. Будут расширены масштабы деятельности государства в сфере занятости, противодействия росту безработицы, развития программ переобучения и переподготовки работников, находящихся под риском увольнения.

Вроде бы все хорошо, правильно и необходимо, прямо как в решениях очередного съезда КПСС в советские времена. Безусловно, есть граждане (престарелые, инвалиды, сироты), нуждающиеся в лекарствах, субсидиях и т.п. Только сколько очередей придется им выстоять, чтобы получить заветную поддержку?

Что же касается мер по снижению социальной напряженности в связи с ухудшающейся ситуацией на рынке труда, то можно сказать только одно – большинство их так и останутся словами на бумаге. Если в бескризисные времена власти не сумели «победить» такое лежащее на поверхности явление, как возрастная дискриминация в объявлениях о найме на работу – я подчеркиваю, даже не реальную дискриминацию, а только формальную – в объявлениях о найме, то что уж говорить о нынешних временах.

Впрочем, слишком заботливая опека государства порождает иждивенческие настроения и то интеллектуальное бесплодие, о котором упоминал фон Мизес. Можно много и долго заниматься самокопанием, рассуждениями о социальной справедливости, вместо того, чтобы что-то сделать, что-то предпринять. Стоит ли всех простых граждан рассматривать как беспомощных дитятей, которые просто не выживут без отеческого попечения государства?

Программой, в частности, предполагается оказать материальную поддержку на предпринимательскую инициативу 55,8 тыс. человек. Казалось бы, это хорошо. Только вот возникает вопрос: если люди и в период бума не сумели создать бизнес, то смогут ли они, не обладая соответствующей ментальностью и интеллектом, создать его от безысходности в период депрессии, когда и «матерым» бизнесменам приходится туго? К тому же следует учесть, что в период кризиса «за ворота выбрасывают» не самых лучших и способных работников, а тех, кем действительно можно пожертвовать, скажем, тем же «офисным планктоном». Будут ли они дорожить дарованной государством материальной поддержкой? Еще Сервантес говорил: «Дешево обходится – мало ценится». Вряд ли будет твердо стоять на ногах человек, который больше надеется на кого-то, нежели на себя самого.

2. Промышленный и технологический потенциал будущего роста должен быть сохранен и усилен. Правительство не будет вкладывать деньги налогоплательщиков в сохранение неэффективных производств. В то же время, предприятия, повысившие в последние годы свою эффективность, инвестировавшие в развитие производства и создание новой продукции, повысившие производительность труда, вправе рассчитывать на содействие государства в решении наиболее острых проблем, вызванных кризисом.

Практически любые виды вмешательства государства в рыночный процесс с точки зрения тех граждан, интересы которых это вмешательство затрагивает, можно рассматривать либо как конфискацию, либо как подарок – не в юридическом, конечно, а в житейском смысле, ибо, как правило, один субъект или группа субъектов обогащается за счет других субъектов или групп субъектов. По этой причине коррупционность данного положения программы видна невооруженным глазом.

Кто будет решать вопрос об эффективности или неэффективности того или иного производства, в которое Правительство собирается вкладывать деньги налогоплательщиков и определять тех, кто вправе рассчитывать на содействие государства? Ясно, что не потребители, мнение которых должно быть решающим в условиях рыночной экономики, а чиновники-бюрократы, которые прекрасно понимают, что для всех иных заинтересованных лиц их решения означают либо ощутимые убытки, либо – порой – значительные прибыли. По этой-то причине они – не все, разумеется, – желают войти в долю с теми, кому выгодны их решения. Нельзя предложить никакого объективного или нейтрального критерия, чтобы сделать решение о предоставлении финансовой помощи беспристрастным и свободным от фаворитизма.

3. Основой посткризисного восстановления и последующего поступательного развития должен стать внутренний спрос. Ослабление зависимости экономического роста от внешних факторов, максимально эффективное задействование внутренних ресурсов будут ключевыми задачами Правительства в ближайшие годы. В условиях кризиса важную роль будет играть внутренний спрос со стороны государства (госинвестиции и госзакупки), но по мере стабилизации ситуации частный спрос ( спрос на жилье, потребительские товары, услуги отечественного производства) будет играть все большую роль, и Правительство предпримет все необходимые меры к его наращиванию.

Свежо предание, а верится с трудом. Помните, историю о том, как один деятель хотел чиновников пересадить из иномарок на отечественные «Волги»? И что из этого вышло? А почему это сейчас вдруг все выйдет по-другому? С нашими безобразными дорогами у нас должны были бы быть самые лучшие и надежные автомобили – не автомобили, а танки! Увы, одна срамота, от которой все нос воротят и покупают исключительно из-за беспросветной нищеты. Видимо, доведению наших автомобилей до конкурентных кондиций мешает другая российская напасть, которая обыкновенно упоминается вместе с дорогами.

Напомним также, что многие вещи, особенно в сфере высоких технологий, у нас просто не производятся; по этой причине российский спрос во многом будет стимулировать иностранное производство.

А возьмите неудовлетворенный внутренний спрос на жилье? Он что – исчез? Почему он оказался не в состоянии поддержать российскую экономику? Или опять недоразвитые банки виноваты? Из-за них ипотека и захлебнулась?

4. Кризис - не повод отказаться от долгосрочных приоритетов модернизации страны. Такая работа будет активизирована и ускорена. Главная модернизационная задача Правительства - смена сложившейся модели экономического роста. Вместо "нефтяного" роста мы должны перейти к инновационному. Будут поддержаны важнейшие инновационные процессы, включая повышение энергоэффективности экономики. Инвестиции в человеческий капитал - образование и здравоохранение - будут ключевым приоритетом бюджетных расходов. Инфраструктурные объекты, необходимые для повышения эффективности экономики, должны быть реализованы, при этом будет значительно повышена эффективность расходования как бюджетных, так и частных средств.

С «модернизационной задачей» тоже не все однозначно. Интересно было бы знать, почему в стенах бывших советских предприятий вместо современных производств появляются развлекательные и торговые центры? Или это как раз и есть повышение эффективности расходования как бюджетных, так и частных средств?

Только ведь для того, чтобы развлекаться и покупать импортный (главным образом, китайский) ширпотреб, народу надо где-то зарабатывать. Я не против торговли и развлечений, но промышленный-то потенциал зачем уничтожать? Переоснастить, перепрофилировать, усовершенствовать, модернизировать – это понятно, но не игрища же в бывших производственных помещениях устраивать. Потешаться можно, когда все другие – более насущные – проблемы решены.

То же самое можно сказать и в отношении образования и здравоохранения.

Сколько можно продолжать безоглядно «клепать» юристов и экономистов, которых уже и так «наплодили» сверх всякой меры, в то время как страна испытывает потребность совсем в других специалистах?

Между прочим, порядок распределения выпускников по заявкам предприятий, существовавший в советские времена, был не так уж и плох. По крайней мере, он был гуманнее нынешнего положения вещей, при котором многие выпускники вузов испытывают большие сложности с трудоустройством. Необходимость «положить на алтарь отечества» три года в виде обязательной отработки по направлению после окончания бюджетного отделения вуза – не слишком большая цена за бесплатное высшее образование и начальный трудовой опыт. К тому же те выпускники, которые не желали воспользоваться предложенным направлением, при известном старании всегда могли получить свободный диплом или организовать заявку от того предприятия, с которым уже достигнута договоренность о трудоустройстве.

5. Бизнес должен быть освобожден от давления чиновников. Правительство продолжит снижать административные барьеры для бизнеса, являющиеся одной из причин коррупции. Будет также предложен новый комплекс мер, позволяющий малому бизнесу успешно развиваться в условиях кризиса.

На мой взгляд, это больше популистская декларация, ибо пока существует налоговая система в ее нынешнем виде, пока существуют институты лицензирования, сертификации и т.п., – а куда без них? – возможность оказания давления на бизнес неустранима. Даже если и появляются отдельные послабления, главным образом, для малого бизнеса – действительно, чего мышиной возней заниматься, – то по другим направлениям происходит такое «завинчивание гаек», что мало не покажется.

За примером далеко ходить не надо. Банковским работникам нет необходимости объяснять, какой «напряг» для субъектов предпринимательской деятельности создает пресловутый закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», который ЦБ РФ (про другие надзорные органы говорить не будем) блюдет прямо-таки с остервенением – вспомним, сколько банков «полегло» за прегрешения против этого закона. И если мы рассмотрим те изменения, которые вносились в названный закон с момента появления его в первозданном виде, то нетрудно будет установить, что с течением времени он становился все жестче и жестче, возлагая на организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом всё новые и новые обязанности, например, по отношению к иностранным публичным должностным лицам, их супругам и близким родственникам. Можно подумать, недоразвитым финансовым институтам делать больше нечего, кроме как «пасти» операции иностранных публичных должностных лиц и их родни до седьмого колена!

Или, может быть, введение института «комиссаров» в коммерческих банках является одним из проявлений освобождения от давления чиновников?

А пресловутый запрет на короткие продажи на фондовом рынке – это разве не проявление давления на бизнес?

Не кажется ли читателю, что слово и дело у наших властей расходятся друг с другом? Если кто-то попытается оправдать все это благими намерениями, то ими, как известно, вымощена дорога в ад.

6. Экономика должна опираться на мощную национальную финансовую систему. Правительство предпримет все необходимые усилия для нормализации функционирования финансового сектора, включая банковскую и страховую системы, фондовый рынок, для поступления в экономику необходимых объемов инвестиционных ресурсов. При этом особое внимание будет уделено скорости принятия и реализации решений.

Многое из того, что было сказано ранее, можно отнести и к финансовой системе России. Кто будет определять, какой из банков, испытывающих трудности, представляет особенную важность с точки зрения общей устойчивости банковской системы? Кто будет решать, каким банкам следует в первую очередь расширить ресурсную базу и повысить ликвидность? А как себя будут чувствовать банки, не попавшие в категорию избранных, и их клиенты – предприятия реального сектора? Какой простор для коррупции, для недобросовестной конкуренции! Автор прекрасно помнит, как после кризиса 1998 года Сбербанк, демпингуя процентными ставками, уводил клиентов из нашего банка. А чего ж не демпинговать, если родное государство дешевыми ресурсами снабжает?

А то обстоятельство, что направленные в 2008 году средства на рефинансирование банковской системы (называется сумма более 2 триллионов рублей) не возымели должного действия – безработица как росла, так и растет, просрочка у банков как росла, так и растет, спад производства не остановлен, да и света в конце тоннеля не видать – свидетельствует только о том, что либо данные меры были приняты с опозданием, либо осуществлены неэффективно.

7. Правительство и Центральный Банк будут реализовывать ответственную макроэкономическую политику, направленную как на поддержание макроэкономической стабильности, так и на создание необходимых условий, стимулов для роста сбережений населения, повышения инвестиционной привлекательности экономики, на формирование качественно иной модели экономического развития. Это предполагает взвешенную бюджетную политику, поддержание равновесного обменного курса рубля. Денежная политика будет направлена на борьбу с кризисом ликвидности в финансовой сфере при одновременном снижении инфляции. Принимаемые меры должны привести к повышению доверия к национальной валюте, увеличению уровня монетизации экономики, снижение инфляции, обеспечивая тем самым необходимые условия для восстановления устойчивого экономического роста.

Как поддерживается макроэкономическая стабильность, мы уже видели. Авторы программы нам популярно объяснили, к чему привели игры в девальвацию – «к росту цен, прежде всего за счет быстрого удорожания импортных и части отечественных товаров, производимых с использованием импортного сырья».

Намерение Правительства удержать рост цен в 2009 году примерно в тех пределах, которые были зафиксированы в прошлом году, с последующим возможным замедлением инфляции до 10% в 2010 году и 7,5 % в 2011 году, невольно вызывает в памяти образ Станиславского с его классическим «Не верю!» Уж сколько было таких обещаний! А воз и ныне там.

                                                                 *  *  *

Подводя итоги, можно констатировать, что истинные (внутренние) причины кризисной ситуации России не вскрыты, отмечены лишь отдельные недостатки в структуре российской экономики, которые, оказывается, вовсе и не препятствовали десяти годам «непрерывного экономического роста и повышения благосостояния людей». Естественно поэтому, что те меры, которые предложены для борьбы с последствиями кризиса, не смогут предотвратить наступление следующего кризиса. Правда, о нем говорить пока рано.