Тогда преимущественно речь шла о рынке акций и государственных ценных бумагах. Первые - фактически обесценились до нулевых отметок и стали на тот период «непроизвольным» объектом инвестирования. Государственные же бумаги как инструмент колоссального долга страны, на фоне дефицита бюджета и парализованной финансовой системы, представляли небольшой интерес для инвесторов и участников рынка. Поэтому большая часть валютных обязательств была переоформлена в бумаги с большим горизонтом «принудительного» инвестирования. А рынок внутреннего займа (ГКО) представлял собой руины. Облигации тогда еще не вошли в моду. Фактически их функции выполняли векселя, обращающиеся на финансовом рынке...

Прошли годы. Списались убытки прошлых лет, и все обратили свой взор на фондовый рынок. И было на что. Зарождался  новый многообещающий  инструмент - облигации. Доверие, как известно, завоевывается по крупицам... Сначала крупные эмитенты стали отказываться от вексельных программ и постепенно переходить на выпуск облигаций. Ситуация на облигационном рынке России развивалась по законам рынка международного. Перенасыщенный спрос на облигации высоконадежных эмитентов (крупных компаний, предприятий и банков) с низким уровнем доходности породил предложение от эмитентов «мусорных облигаций». Долгое время спрос и предложение искали точку взаимного пересечения. После того как она была найдена, обращение облигаций было поставлено на поток - только ленивый эмитент не занимал на внутреннем рынке. Однако многих погубила жадность - мусорные облигации экзотических эмитентов попали в списки инвестиционных меморандумов профессиональных участников рынка. Был такой вычурный термин - «рынок все вытянет». Вот и не вытянул. А особо экстремальных эмитентов потянул вниз - сначала на офертах, потом - на технических дефолтах, плавно переходящих в невыплаты. А что еще предполагалось ожидать от высоко-рискованных облигаций  эмитентов среднего или низкого кредитного качества? Как только свернулись программы «бридж финансирования», по-русски - «гарантированная возможность перезанять денег или перекредитоваться в разных банках», - система дала трещину. Недооценка рисков, или их полное игнорирование в угоду высокой доходности и комиссионных за размещение, значительно охладили пыл инвесторов.

К моменту начала кризиса рынок акций обесценился более чем на 60%. А ведь не стоит забывать о том, что в ценные бумаги инвестировали пенсионные накопления Негосударственные пенсионные фонды, которые вообще-то в своей работе пропагандируют принцип безубыточности.

Однако, есть одно но... На фоне всего этого процесса фондовый рынок и его участники приобрели одно очень важное качество. Точнее приобрели инструменты фондового рынка - ценные бумаги и долговые обязательства. Многие из них благодаря взвешенной позиции ЦБ России и активной позиции российских фондовых бирж стали инструментом ликвидного залога. Расширение ломбардного списка ЦБ России и котировальных списков на фондовых площадках позволило создать залоговые инструменты с разным уровнем ликвидности. Банки получили возможность за счет различных видов сделок не только приобретать или продавать ценные бумаги, но также совершать залоговые сделки и РЕПО. Характерно, что данный инструмент работал даже в тяжелых условиях, в которых находился банковский сектор в ноябре - декабре 2008 года.   

Сейчас, однако, прослеживается тенденция сокращения облигаций котировального списка первого уровня, высококлассных бумаг, на которые опирается ликвидность финансового рынка. Это происходит по естественным причинам: погашение выпусков, предъявление купонов к оферте и, собственно, выкуп собственных обязательств эмитентами.

Наряду с этим рынок заинтересован в расширении списка облигаций эмитентов высокого кредитного качества. Что подразумевает и наличие рейтинга. Совет директоров ММВБ принял решение утвердить новые правила включения долговых бумаг эмитентов в котировальный список. Теперь, наряду с кредитными рейтингами международных рейтинговых агентств, учитываются также рейтинги признанных российских агентств. Российские рейтинговые агентства смогут способствовать увеличению числа эмитентов, которым присвоены оценки кредитоспособности. На сегодня около 40% эмитентов из котировального списка не имеют рейтингов.

Возможно, взгляд на кредитное качество эмитентов под таким углом позволит расширить список инструментов и создать дополнительную информацию, необходимую инвесторам и участникам рынка для принятия спекулятивных решений, а также повысить ликвидность и прозрачность рынка в целом.