В первой части статьи рассматриваются классификация основных форм доступа неуполномоченных лиц к денежным средствам, находящимся на банковском счете; правоприменительная практика при определении понятия «неуполномоченное лицо» и значение данного термина для целей договора банковского счета, а также правовое значение нотариального удостоверения собственноручных образцов подписи в карточке с образцами подписей и оттиска печати.

О формах несанкционированного доступа третьих лиц к средствам, находящимся на банковском счете

В 90-е годы прошлого века страну буквально наводнили преступления, связанные с хищением денег с банковских счетов организаций по подложным платежным документам. С целью стимулирования кредитных организаций «к тщательной проверке поступивших от клиента документов»1 Президиум ВАС РФ в абз. 3 п. 2 Постановления от 19.04.1999 № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета» (далее - Постановление № 5) разъяснил: «Если иное не установлено законом или договором, банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченными лицами».

Видимо, поэтому до сих пор большинство ученых-правоведов, рассматривая п. 2 Постановления № 5, говорят лишь о проблеме списания денежных средств по подложному платежному документу2. Однако в настоящее время проявления несанкционированного доступа к счету стали более многообразны. Их можно разбить на две основные группы. Для первой группы характерно то, что несанкционированный доступ происходит непосредственно в момент предъявления поручения и без замены лиц, наделенных полномочиями на распоряжение денежными средствами. Ко второй группе относятся случаи несанкционированного обретения (сохранения) полномочий по распоряжению денежными средствами на счете. Такие формы доступа всегда сопряжены с предъявлением к замене карточки с образцами подписей и оттиска печати. Создается видимость наличия полномочий, поскольку в карточке, которой руководствуется банк, стоит подпись неуполномоченного лица.

К первой группе относятся следующие формы несанкционированного доступа.

1. Несанкционированное списание либо выдача денежных средств с банковского счета по подложному платежному документу (документу о выдаче наличных денег). Наиболее распространенная форма несанкционированного доступа, которая осуществляется путем непосредственной подделки платежного документа (документа о выдаче наличных денег).

2. Несанкционированное списание денежных средств с банковского счета по подложному документу, являющемуся основанием для составления и исполнения платежного документа. Ярким примером является предъявление в банк подложного исполнительного документа, который в силу ст. 8 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» является основанием для составления и исполнения подлинного инкассового поручения.

3. Несанкционированное списание либо выдача денежных средств с банковского счета, произошедшее в результате неправомерного получения либо использования аналога собственноручной подписи. В настоящее время распоряжение денежными средствами на счете осуществляется, как правило, с применением аналогов собственноручной подписи (далее - АСП). Несанкционированный доступ неуполномоченных лиц может произойти в результате неправомерного получения АСП (например, хищение закрытого ключа электронной цифровой подписи (далее - ЭЦП)) или в результате его неправомерного использования (например, хищение денег со счета работником клиента, который в силу должностных обязанностей располагал закрытым ключом ЭЦП). Автор не согласен с мнением некоторых специалистов, которые квалифицируют такие электронные платежные документы как подложные3. Указанные документы являются подлинными. В них проставляется АСП, который признается равнозначным собственноручной подписи в документе на бумажном носителе.

4. Несанкционированное списание либо выдача наличных денежных средств с банковского счета, произошедшее в результате недостатков в работе системы защиты банка. К таким случаям относятся проблемы хищения денег, например, в результате «хакерских атак».

Вторая группа включает в себя лишь две формы несанкционированного доступа.

1. Несанкционированное сохранение (продление) полномочий на распоряжение денежными средствами на банковском счете. Несанкционированное сохранение полномочий возможно в результате незаконного отказа банка в принятии либо в результате несвоевременного принятия банком документов от лица, надлежащим образом наделенного полномочиями.

К примеру, банк не признал в качестве документа, удостоверяющего право пользования счетом, нотариально засвидетельствованную карточку4. В другом примере несанкционированное продление полномочий произошло в результате того, что банк несвоевременно произвел замену на управляющего, которому были переданы полномочия единоличного исполнительного органа общества, в связи с непредставлением дополнительных документов5. В таких ситуациях при совершении операций по счету сотрудники кредитных организаций продолжают руководствоваться прежней карточкой. Между тем в старых карточках стоят подписи неуполномоченных лиц, поскольку их права должны были прекратиться при замене карточки. В результате этого их доступ к денежным средствам на банковском счете несанкционированно продлевается.

2. Несанкционированное приобретение полномочий на распоряжение денежными средствами на банковском счете. Такая форма несанкционированного доступа возможна по одной из нижеследующих причин.

Во-первых, в результате принятия банком подложных документов, удостоверяющих право распоряжения денежными средствами на счете. К этим случаям относится подделка доверенностей, протоколов об избрании единоличного исполнительного органа (руководителя) и других документов о наделении полномочиями.

Во-вторых, в результате принятия банком в качестве подтверждения полномочий документов, которые не имеют юридической силы. К примеру, полномочия, основанные на незаконных решениях органов управления юридических лиц либо на недействительных сделках (например, на недействительной доверенности).

О понятии «неуполномоченные лица»

Если буквально следовать логике Постановления № 5, то банки, принявшие в качестве подтверждения полномочий документы, не имеющие юридической силы, должны нести ответственность за исполнение распоряжений неуполномоченного лица. Однако в практике арбитражных судов такое единодушие отсутствует. Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 22.01.2008 № А12-4816/07 указано, что «действующими правовыми актами не предусмотрена обязанность банка давать правовую оценку и принимать соответствующее решение о законности избрания руководителя юридического лица».

Иногда суды освобождают банки от ответственности в связи с тем, что в момент исполнения поручений никто не знал и не мог знать об оспаривании в будущем решений о наделении полномочиями6.

По глубокому убеждению автора, установление полномочий должно включать в себя не только истребование, но и обязательную проверку законности документов о наделении полномочиями. Иное означало бы, что банки в качестве подтверждения полномочий смогли бы принимать любые документы. В том числе те документы, в которых несоответствие законодательству можно установить при визуальном осмотре.

Тем не менее, оснований для привлечения обслуживающего банка к ответственности не возникает, если даже незаконно избранный руководитель осуществляет нормальную хозяйственную деятельность. На это указано в Определении ВАС РФ от 30.07.2008 № 9851/08: «...существование в ЗАО "Семиком" внутрикорпоративного конфликта, в период которого полномочия Меньшова В.В. обжаловались в судебном порядке, не может служить основанием для возложения на банк ответственности за осуществление указанным лицом полномочий по осуществлению нормальной хозяйственной деятельности общества, связанной в том числе и с распоряжением денежными средствами истца».

Представляется, что характер деятельности руководителя в период корпоративного конфликта может быть определен по следующим критериям: продолжительность несанкционированного доступа; наличие (либо отсутствие) приходных операций по счету в период несанкционированного доступа; назначение расходных операций, совершенных в ходе несанкционированного доступа. И в самом деле, неуполномоченное лицо, имеющее намерение похитить денежные средства, как правило, совершает единовременный платеж либо серию взаимосвязанных платежей за короткий промежуток времени. Вряд ли такие платежи будут направлены на выплату заработной платы, уплату налогов, коммунальных платежей и других расходов, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности.

Также маловероятно наличие каких-либо приходных операций. Хотя можно предположить, что некоторые поступления на счет могут произойти по ошибке либо в результате исполнения контрагентами обязательств, возникших до получения неуполномоченным лицом доступа к счету. Поэтому по указанным признакам с высокой степенью вероятности можно презюмировать наличие либо отсутствие нормальной хозяйственной деятельности общества в период корпоративного конфликта.

Отдельного внимания заслуживает еще один дискуссионный вопрос, порожденный абз. 3 п. 2 Постановления № 5, а именно: неопределенность понятия «неуполномоченное лицо».

Согласно п. 1 ст. 847 ГК РФ предусмотрен особый порядок удостоверения прав лиц, осуществляющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета. В настоящее время этот порядок предполагает оформление карточки с образцами подписей и оттиска печати. С момента удостоверения карточки лицо получает доступ к распоряжению денежными средствами на счете. В некоторых случаях указанное лицо считается для банка надлежащим, даже если не имеет полномочий в общепринятом смысле.

1. В силу п. 7.14 Инструкции ЦБ РФ от 14.07.2006 № 28-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)» (далее - Инструкция № 28-И) карточка действует до прекращения договора банковского счета, закрытия счета по вкладу (депозиту) либо до ее замены новой карточкой. Поэтому если при прекращении полномочий не происходит замены карточки, то лицо, указанное в карточке, продолжает оставаться для банка уполномоченным. К примеру, прекращение полномочий в связи с истечением срока действия доверенности7, истечением срока действия полномочий руководителя и т.д.

2. При принятии банком на основании п. 7.12 Инструкции № 28-И нотариально удостоверенной карточки. В таких случаях нотариус устанавливает личность и полномочия лица. Поэтому банк не вправе перепроверять законность избрания лица, указанного в карточке. Для кредитной организации указанное лицо является надлежащим, даже если нотариус не исполнил либо ненадлежащим образом исполнил обязанность по проверке полномочий лица, чья подпись удостоверена. Также банк не может отказать в ее принятии, поскольку это влечет несанкционированное продление полномочий лица, чья подпись удостоверена в предшествующей карточке8. Далее данная проблема будет рассмотрена нами более подробно.

Как видно из приведенных примеров, значение термина «неуполномоченное лицо» для целей договора банковского счета не всегда совпадает с его общепринятым значением. Такого подхода придерживается судебная практика федеральных арбитражных судов различных округов. В то же время взглянем на эту ситуацию с более «жесткой» точки зрения, представленной в п. 2 Постановления № 5.

Если исходить из общепринятого смысла понятия «неуполномоченное лицо», то во всех вышеупомянутых случаях банки должны будут нести ответственность. Даже несмотря на надлежащее соблюдение процедур, установленных договором, банковскими правилами и законодательством. Здесь единственной надеждой для банков остается уменьшение ответственности на основании п. 2 ст. 404 ГК РФ. Однако эта норма уместна не во всех ситуациях. К примеру, ее можно применить, если клиент несвоевременно заменил карточку в связи с прекращением полномочий лица, указанного в ней (п. 7.14 Инструкции № 28-И). В случае предъявления карточки с нотариально удостоверенным образцом подписи неуполномоченного лица вина клиента (кредитора) отсутствует. Оснований для уменьшения ответственности банка нет.

Приведенный подход, как представляется, не соответствует «духу» п. 2 Постановления № 5. Как отмечалось выше, целью разъяснения было стимулирование банков к более тщательной проверке документов, поступающих от клиента. Однако в рассматриваемых ситуациях банки лишены права перепроверять полномочия лица, чья подпись заверена нотариально. А в случае несвоевременной замены карточки у банков просто нет ни оснований, ни предмета для проверки. Поэтому при рассмотрении судами вопроса о привлечении банка к ответственности необходимо устанавливать, были ли удостоверены полномочия лица в порядке, предусмотренном ст. 847 ГК РФ, то есть в порядке, установленном для целей договора банковского счета.

О правовом значении нотариального удостоверения карточки с образцами подписей и оттиска печати

Правовое значение нотариального удостоверения собственноручных образцов подписи в карточке с образцами подписей и оттиска печати: лишь акт признания подлинности образца подписи или акт признания полномочий лица на распоряжение денежными средствами на счете? Требуется ли повторная проверка сотрудниками банка полномочий лиц, указанных в нотариально заверенной карточке? Должен ли банк нести ответственность за ненадлежащее исполнение нотариусом обязанностей по проверке полномочий лица, указанного в карточке?

Данные вопросы дискуссионны. Предлагаем проанализировать законодательство и дать ответы на поставленные вопросы.

Известно, что на сегодняшний день законодательство предусматривает две модели удостоверения карточки с образцами подписи. Первая - нотариальное удостоверение собственноручных подписей, вторая - их удостоверение в присутствии уполномоченного сотрудника кредитной организации.

В пункте 7.12 Инструкции № 28-И предусмотрено, что подлинность собственноручных подписей лиц, наделенных правом первой или второй подписи, может быть засвидетельствована нотариально. Никаких требований к порядку принятия данной карточки сотрудником банка не установлено.

В то же время п. 7.13 Инструкции № 28-И подробно описана процедура по оформлению карточки с образцами подписи без нотариального свидетельствования подлинности подписей в присутствии уполномоченного лица кредитной организации. В частности, предусмотрено требование к установлению полномочий указанных в карточке лиц на основе изучения учредительных документов клиента, а также документов о наделении лица соответствующими полномочиями (п. 7.13.2 Инструкции № 28-И).

В этой связи закономерно возникают следующие вопросы. В чем правовое значение нотариального удостоверения карточки: удостоверение лишь образца подписи или, кроме этого, удостоверение права на распоряжение средствами на счете? Должны ли банки при принятии карточки, заверенной нотариусом, устанавливать полномочия лиц, указанных в ней?

По мнению некоторых специалистов, удостоверение карточки, в том числе нотариальное, имеет лишь одну функцию - подтверждение достоверности (подлинности) образцов собственноручных подписей (так называемая «идентифицирующая» функция). Вопреки этой точке зрения автор полагает, что нотариально заверенная карточка является не просто актом признания подлинности подписей, но и актом удостоверения прав на распоряжение денежными средствами на счете.

В пользу первой точки зрения говорит буквальное толкование ст. 80 Основ законодательства РФ о нотариате9 (далее - Основы). Согласно указанной норме нотариус, свидетельствуя подлинность подписи, не удостоверяет фактов, изложенных в документе, а лишь подтверждает, что подпись сделана определенным лицом.

Какие факты, изложенные в документе, не подлежат удостоверению? Что означает фраза «подпись сделана определенным лицом»?

Возможно, речь идет о необходимости установления лишь личности гражданина, расписывающегося в документе. Установление его полномочий не требуется. Постановление ФАС Центрального округа от 15.02.2006 № А35-4411/05-С25 это подтверждает: «довод... о том, что нотариусы при свидетельствовании подлинности подписи уполномоченного лица на заявлении о государственной регистрации юридического лица обязаны проверить, надлежащее ли лицо обратилось за совершением нотариального действия, несостоятелен». Приведенное мнение означает, что нотариус игнорирует статус лиц, чьи подписи он удостоверяет. Заверяется только подлинность образца подписи. Никакие иные факты, в том числе должность лица, не подлежат удостоверению.

Другой вариант толкования предполагает, что под «определенным лицом» подразумеваются не только физические лица, но и должностные лица. В таких случаях необходимо не только установить личность, но и проверить полномочия. Значит, должность относится к фактам, подлежащим удостоверению. Под фактами, не подлежащими удостоверению, понимаются иные сведения, изложенные в документе (например, место нахождения и телефон организации, номер банковского счета и другие сведения, указанные в различных полях карточки).

Правомерность такого подхода подтверждается п. 38 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации10. Согласно указанной рекомендации при свидетельствовании, в соответствии со ст. 80 Основ, подлинности подписей должностных лиц организаций нотариус устанавливает личность должностных лиц и их полномочия на право подписи. В подтверждение полномочий нотариусу представляются, в частности:

- приказ о назначении или протокол об избрании (назначении) должностного лица;

- устав (положение) или иной учредительный документ организации, утвержденный в установленном порядке;

- свидетельство о регистрации юридического лица;

- в необходимых случаях доверенность или иной документ о наделении должностного лица соответствующими полномочиями.

Именно по этой причине большинство специалистов-правоведов разделяют мнение о необходимости проверки полномочий должностных лиц при нотариальном удостоверении подлинности их подписей11. Сразу оговорим то, что вышеприведенный документ носит лишь рекомендательный характер. Его цель - оказание практической помощи нотариусам по совершению отдельных видов нотариальных действий. Тем не менее нельзя исключать, что широкое применение указанных рекомендаций в практике повлечет придание им силы обычаев делового оборота (ст. 5 ГК РФ).

Еще один косвенный довод основан на убеждении автора в том, что карточка наряду с доверенностью является особой разновидностью односторонних сделок12. Дело в том, что ее оформление является действием, направленным на возникновение у лиц, указанных в ней, права доступа к распоряжению денежными средствами на банковском счете. Значит, при удостоверении карточки подлежит применению ст. 42 Основ. В силу данной нормы при удостоверении сделок выясняется дееспособность граждан и проверяется правоспособность юридических лиц, участвующих в сделках. В случае совершения сделки представителем проверяются и его полномочия.

Все это говорит о том, что при удостоверении подлинности собственноручных подписей нотариус должен устанавливать полномочия указанных в карточке лиц.

В этой связи возникает вопрос о необходимости и целесообразности повторной проверки банком тех же полномочий. Поэтому снова вернемся к системному анализу п. 7.12-7.13 Инструкции № 28-И. Из их содержания видно, что сотрудники банка устанавливают полномочия лиц, указанных в карточке, лишь в случае оформления карточки без нотариального свидетельствования подлинности их подписей. Аналогичным образом можно толковать положения п. 9-10 ранее действовавшего Указания ЦБ РФ от 21.06.2003 № 1297-У «О порядке оформления карточки с образцами подписей и оттиска печати». Вероятно, что неоднократное применение подобной юридической техники в нормативных актах Банка России не является случайностью.

В соответствии со ст. 312 ГК РФ, если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск непредъявления такого требования. В силу п. 1 ст. 847 ГК РФ права лиц, осуществляющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверяются клиентом путем представления банку документов, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и договором банковского счета.

Ни в одной из вышеприведенных норм не указано, какими именно документами должно удостоверяться право на распоряжение денежными средствами на счете. Закон отсылает к банковским правилам. Инструкция № 28-И прямо предусматривает, что при открытии расчетного счета в банк представляются документы, подтверждающие полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица (подп. «е» п. 4.1 Инструкции № 28-И). Здесь все вроде бы ясно - проверка полномочий при заключении договора банковского счета обязательна. Но как быть в случае замены лиц, имеющих право подписи в расчетных документах, по уже открытому счету?

Согласно абз. 2 п. 7.14 Инструкции № 28-И в случае замены или дополнения хотя бы одной подписи и (или) замены (утери) печати, изменения фамилии, имени, отчества указанного в карточке лица, а также в случаях изменения реквизитов, позволяющих идентифицировать клиента (изменение наименования, организационно-правовой формы юридического лица), либо в случае досрочного прекращения полномочий органов управления клиента в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также в случае приостановления полномочий органов управления клиента в соответствии с законодательством Российской Федерации, клиентом представляется новая карточка.

Ни слова о документах, подтверждающих полномочия; требуется только карточка. Следовательно, установление полномочий обязательно при свидетельствовании подписи сотрудником банка; при нотариальном удостоверении - достаточно предъявления карточки. Нотариально засвидетельствованная карточка уже является документом, удостоверяющим исполнение обязательства надлежащему лицу.

Правомерность такого взгляда на проблему отражена в многочисленных примерах арбитражной практики. Так, например, в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 01.03.2006 по делу № Ф03-А73/05-1/4747 суд указал, что «представленная банку нотариально заверенная карточка с образцами подписей и оттиска печати общества принята банком с соблюдением требований банковских правил, установленных Инструкцией Госбанка СССР от 30.10.1986 № 28 и Указанием ЦБ РФ от 21.06.2003 № 1297-У. Указанными правилами, а также договором расчетного счета не предусмотрено право банка требовать какие-либо иные документы при предоставлении карточки, удостоверенной нотариально, и проверять избрание лица, указанного в банковской карточке».

Еще более радикальны утверждения ФАС Северо-Западного округа в его Постановлении от 07.07.2005 по делу № А44-7257/04-С11: «Клиент представляет в банк, в частности, один экземпляр нотариально заверенной банковской карточки, в которой нотариус удостоверил подлинность подписей, которые сделаны в его присутствии, установил личность представителей, проверил их полномочия. Таким образом, банк не вправе проверять законность избрания лица, указанного в банковской карточке». Такой подход достаточно широко распространен в практике арбитражных судов13.

Бремя возможной ответственности, по-видимому, смещается на нотариуса, совершившего действие, противоречащее законодательству (ст. 17 Основ). Еще раз особо отметим риск привлечения банка к ответственности за отказ в принятии к исполнению банковской карточки, заверенной нотариусом (это влечет несанкционированное продление полномочий)14. Для целей договора банковского счета исполнение распоряжения лица, указанного в такой карточке, признается исполнением надлежащему (уполномоченному) лицу. Поэтому сотрудники кредитных организаций не обязаны повторно проверять полномочия лиц, указанных в нотариально удостоверенной карточке. Это не имеет какой-либо правовой целесообразности, поскольку нотариус эту обязанность должен был исполнить. Нотариальное оформление карточки с образцами подписи и оттиска печати является совершаемым в публичном порядке актом признания подлинности (достоверности) подписей лиц, указанных в карточке, а также их права на распоряжение денежными средствами на банковском счете.

Продолжение следует.


1 - Новоселова Л.А. Кредитные организации в России: правовой аспект / Отв. ред. Е.А. Павлодский. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 226.

2 - Витрянский В.В. Договорное право: В 2 томах. Т. 2: Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари. М.: Статут, 2006. С. 352-358; Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. М.: Статут, 1999. С. 222-225; Гамза В.А. Аферы в кредитно-финансовой сфере. Меры предупреждения и борьбы. М.: Вершина, 2007. С. 24-29.

3 - Гамза В.А. Указ. соч. С. 28-29.

4 - Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2006 № А56-8635/05.

5 - Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.02.2007 № Ф08-125/07.

6 - Постановления ФАС Московского округа от 26.07.2001 № КГ-А40/3227-01; ФАС Поволжского округа от 31.10.2006 № А12-1605/06-С52.

7 - Постановление ФАС Московского округа от 04.12.2001 № КГ-А40/6977-01.

8 - Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2006 № А56-8635/05.

9 - Утверждены Верховным Советом РФ от 11.02.1993 № 4462-1.

10 - Утверждены Приказом Министерства юстиции РФ от 15.03.2000 № 91.

11 - Зайцева Т.И. Нотариальная практика: ответы на вопросы. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 218; Гонгало Б.М., Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. и др. Настольная книга нотариуса: Учебно-методическое пособие. Т. 2 / 2-е изд., испр. и доп. М.: БЕК, 2003. С. 211-212.

12 - Автор не согласен с мнением А.М. Эрделевского о том, что «карточка представляет собой специальную форму доверенности на распоряжение счетом» (Эрделевский А.М. Договор банковского счета: судебная практика // Финансовая газета. Региональный выпуск. 1999. № 33). Во-первых, на основании карточки не возникает отношений представительства, предусмотренных ст. 182, 185 ГК РФ. Во-вторых, карточка в отличие от доверенности не ограничена сроком действия, установленным ст. 186 ГК РФ.

13 - Постановления ФАС Дальневосточного округа от 21.11.2007 по делу № Ф03-А73/07-1/5117; ФАС Северо-Западного округа от 29.05.2006 по делу № А56-43575/2004, от 26.02.2006 по делу № А56-8635/05, от 30.11.2004 по делу № А56-15105/03, от 26.08.2002 по делу № А56-5776/02; ФАС Уральского округа от 16.04.2008 по делу № Ф09-2416/08-С5.

14 - Постановления ФАС Северо-Западного округа от 26.08.2002 № А56-5776/02, от 26.02.2006 № А56-8635/05.