Михаил СуховМихаил Сухов,
директор департамента лицензирования деятельности
и финансового оздоровления кредитных организаций
Центрального банка РФ, член совета директоров ЦБ РФ.

Государство реализует комплексную программу мер, направленных на поддержку банковской системы и реального сектора экономики. Цель ее вовсе не в том, чтобы сохранить былую модель экономики в новой ситуации, а в том, чтобы как раз произвести реструктуризацию, подстройку экономики под новые макроэкономические условия. И я убежден, что реструктуризация экономики на одних лишь мерах финансовой поддержки предприятий со стороны государства зайдет в тупик без такого рыночного механизма, как положительная процентная ставка кредитования.

Прежняя модель экономики могла позволить себе быть недостаточно эффективной, так как недостаток эффективности перекрывался или маскировался большим поступлением денег от продажи нефти. На этом фоне шел бурный рост, и проблемы неэффективности были незаметны. Сейчас мы не можем себе позволить неэффективного использования финансовых ресурсов, так как восполнять те потери, которые приносит неэффективная модель экономики, сейчас нечем, нет таких источников притока ликвидности, как раньше.

Отрицательные ставки по банковским кредитам не будут способствовать перестройке экономики, а, наоборот, будут служить консервации прошлой, неэффективной модели.


Отрицательные ставки по банковским кредитам не будут способствовать перестройке экономики, а, наоборот, будут служить консервации прошлой, неэффективной модели. Реализация предложений «уронить» процентные ставки чревата новым витком оттока вкладов, поскольку удешевление кредитов без усиления стоимости заемных средств разорит банки.

Тезис о необходимости положительной процентной ставки не отменяет задач поддержки реального сектора и не противоречит им. Здесь должен быть баланс: должны существовать и механизмы прямой поддержки реального сектора, чтобы сгладить проблемы кризисного переходного периода, и положительная процентная ставка - то есть такая ставка кредитования, которая стимулирует именно эффективные предприятия и проекты. Тогда мы сможем, с одной стороны, удержать ситуацию, с другой - обеспечить вектор реструктуризации экономики в сторону более эффективной модели.

Некоторые банки иногда спрашивают: вот мы взяли кредит на межбанке аж под 35% - как нам его разместить, если при такой цене ресурса цена кредитования будет еще более высокой? Ответ: никак. Пусть деньги берут и размещают те банки, которые могут привлечь ресурсы по нормальной цене и разместить их по нормальной цене. Здесь вопрос уже не только об эффективности предприятий, которые должны «отбивать» положительную ставку кредита по отношению к инфляции, но и об эффективности самого банка.

Эффективный банк сегодня должен быть способен привлекать ресурсы примерно на уровне инфляции и размещать их со своей маржой, предоставляя кредиты с приемлемой для рынка процентной ставкой. Сейчас у нас есть шанс реализовать политику эффективного финансового посредничества, потому что эффективность финансовых институтов видна как таковая и не искажается притоком нефтедолларов.

Аналогичный подход надо применять к вопросу об увеличении минимального уставного капитала банков. Говорят о том, что небольшие банки, капитал которых не дотягивает до 90 млн рублей и которые должны нарастить его к 1 января 2010 года либо уйти с рынка, работали по десять и более лет и на своем уровне были полезны и эффективны. Но тогда зададимся вопросом: как банк мог работать свыше 10 лет и не накопить 90 млн рублей капитала? Это же с какой рентабельностью надо было работать, чтобы за долгие годы не нарастить капитал до такого, в общем-то, незначительного для банка уровня?

Есть много иллюзий, что эти банки играют существенную роль в предоставлении банковских услуг на региональном уровне. Да, для 10-20 клиентов, которые обслуживались в этом банке, это может быть так. Но по всем расчетам доля таких банков достигает всего нескольких процентов, да и то в трех-четырех регионах. В остальных она практически незаметна.

Для банковского дела масштаб имеет значение. Не все виды финансового посредничества являются банковским делом. Финансовые структуры могут заниматься розничным бизнесом и предоставлять услуги на фондовом рынке - на здоровье. Но аккумуляция мгновенной ликвидности и предоставление ее на срок - а именно это есть банковский бизнес - требует определенного масштаба и определенного уровня капитализации. Это азы, даже странно, что в банковской среде приходится приводить такие очевидные аргументы. Банки, которые действительно эффективны, не только для себя, но и для экономики, достаточно спокойно должны решать проблему с уровнем капитала. Тем более если у них за плечами большой опыт и долгие годы работы на рынке.
Некоторые банки иногда спрашивают: вот мы взяли кредит на межбанке аж под 35% - как нам его разместить, если при такой цене ресурса цена кредитования будет еще более высокой? Ответ: никак. Пусть деньги берут и размещают те банки, которые могут привлечь ресурсы по нормальной цене и разместить их по нормальной цене.


Как бы мы ни относились к этому с позиций общечеловеческой справедливости, но крупный многофилиальный банковский бизнес имеет наилучшие возможности - при соответствующем подходе, конечно, - чтобы привлекать и размещать ресурсы с максимальной эффективностью. Разумеется, только лишь масштаб организации сам по себе в банковском деле не обеспечивает эффективности, но предпосылки для нее обеспечивает.

Часто говорят о значении банковской системы для экономики. Это значение велико. Соответственно, говоря о реструктуризации экономики, о построении эффективных моделей хозяйствования как в отдельных компаниях, так и для экономики в целом, мы должны говорить и об эффективности самих банков. Причем должны работать именно рыночные механизмы, чтобы устойчивые и надежные банки могли эффективно аккумулировать ресурсы в достаточных для кредитования объемах, эффективно рассчитывать соотношение цены и риска и размещать эти ресурсы по эффективной ставке, которая, в свою очередь, будет стимулировать развитие эффективных компаний, а не сохранение всех предприятий любой ценой. Любую цену сейчас мы платить уже не сможем.