Глазьев Сергей Юрьевич родился 1 января 1961 года в городе Запорожье. В 1983 году окончил Московский государственный университет по специальности "экономист-кибернетик", затем аспирантуру Центрального экономико-математического института АН СССР. В 1986 году защитил кандидатскую, а в 1990-м - докторскую диссертацию. С 2000 года - член-корреспондент РАН, с 2008-го - академик РАН. С 2007 года - директор Института новой экономики Государственного университета управления, руководитель Национального института развития; с ноября 2008 года - заместитель генерального секретаря ЕврАзЭС.

Реализуемые в настоящее время антикризисные меры ограничены в основном банковским сектором и финансовым рынком. Между тем кризис порожден сочетанием факторов, не сводимых к этим сферам. Основными из них являются саморазрушение финансовой пирамиды долговых обязательств США; виртуализация финансовых операций (деривативы), повлекшая недооценку финансовых рисков и отрыв финансового рынка от реального сектора экономики; обесценение значительной части капитала в условиях исчерпания возможностей экономического роста на основе доминирующего технологического уклада и связанного с этим структурного кризиса экономики ведущих стран.

Меры, принимаемые денежными властями США и других мировых эмиссионных центров, не затрагивают основных источников кризиса. Более того, упор на необеспеченную денежную эмиссию усугубляет сложившиеся дисбалансы и подчас напоминает тушение пожара керосином. Остановить разрастание кризиса глобальной валютно-финансовой системы могло бы одновременное списание обязательств по деривативам (как забалансовых и не подлежащих судебному преследованию долгов типа пари) и устранение дефицита бюджета и платежного баланса США. Поскольку ни то, ни другое не планируется, кризис будет углубляться.

Очевидными следствиями кризиса будут обесценение значительной части финансового капитала; девальвация доллара и утрата им положения единственной мировой резервной валюты; региональная фрагментация мировой валютно-финансовой системы. Кризис закончится с перетоком капитала, оставшегося после коллапса долларовой финансовой пирамиды и других финансовых пузырей, в производства нового технологического уклада. Это произойдет после структурной перестройки мировой экономики на основе нового технологического уклада, которая продлится еще от трех до пяти лет и будет сопровождаться изменением управленческих практик, а также состава ведущих компаний и стран.

В ходе предыдущего структурного кризиса мировой экономики в середине 70-х - начале 80-х годов в результате анализа его причин была установлена связь периодически происходящих великих депрессий и длинных волн экономической конъюнктуры, открытых Н. Д. Кондратьевым, с глубокими сдвигами в технологической структуре экономики. Тогда Г. Меншем в книге "Технологический пат" была выведена формула антикризисной политики: нововведения преодолевают депрессию. Это не просто красивая фраза - она подтверждена анализом статистики инновационной активности за последние 150 лет. Меншем, а затем и другими исследователями было убедительно показано, что выход из депрессий, обусловленных структурными кризисами мировой экономики, всегда сопровождался резким повышением инновационной активности.

Теория длинных волн в экономике доказывает, что выход и из нынешнего экономического кризиса будет сопряжен с резким подъемом инновационной активности и становлением нового технологического уклада. Из этого следует, что самой эффективной антикризисной мерой было бы кардинальное увеличение финансирования НИОКР и всемерное стимулирование инновационной активности. Поэтому я также считаю, что именно нововведения и внедрение инноваций способны преодолеть депрессию.

При правильной политике Россия в результате кризиса могла бы существенно улучшить свое положение в мировой экономике, добившись опережающего становления нового технологического уклада и подъема экономики на длинной волне его роста.

Для этого меры по преодолению финансового кризиса должны быть направлены на формирование отечественной инвестиционной системы и согласованы с политикой долгосрочного развития, установленной Концепцией социально-экономического развития России до 2020 года. В последней правильно определены ключевые факторы нового технологического уклада (нано-, био- и информационные технологии), а также поставлены задачи опережающего формирования его ядра и несущих отраслей. По некоторым из них (авиакосмическая, атомная, электротехническая и другие высокотехнологические отрасли промышленности) сохранен немалый производственный потенциал. Имеется хороший научно-технологический задел в электронном приборостроении, молекулярной биологии и генной инженерии, нанофотонике и лазерных технологиях, изготовлении наноматериалов. Россия сохраняет ведущие позиции в математике и программировании.

Меры, принимаемые в настоящее время, ориентированы на решение краткосрочных задач стабилизации финансового рынка, они недостаточно эффективны и притом коррупциогенны. Они исходят из поверхностного представления о приоритетности спасения банковской системы как достаточного условия преодоления кризиса. Этим оправдывается беспрецедентная практика раздачи Центральным банком необеспеченных кредитов под честное слово банкиров. Однако российские банки не привыкли, не умеют и не желают брать на себя избыточные риски кредитования реального сектора. Чтобы научить их кредитовать производственные предприятия и тем самым взять на себя функции оценки их платежеспособности и в известной мере разделить риски и планирование инвестиционных проектов, нужно привязать рефинансирование коммерческих банков к спросу на деньги со стороны производственных предприятий. Таким образом, кредитный рынок из рынка продавца превратится в рынок покупателя - и коммерческие банки вместо злоупотребления монопольным положением в виде завышения процентных ставок будут конкурировать друг с другом за предоставление кредитов платежеспособным предприятиям.

Для этого целесообразно использовать опыт послевоенной Западной Европы (эмиссия под векселя производственных предприятий посредством рефинансирования коммерческих банков) или современного Китая (эмиссия под планы модернизации производственных предприятий через государственные банки). Можно также задействовать опыт финансового планирования в Индии (эмиссия под приоритетные направления развития) или управления кредитными потоками в Японии (эмиссия под государственные приоритеты).

Наш собственный и мировой опыт позволяет сконструировать оптимальные механизмы денежного предложения, замкнутые на кредитование реального сектора экономики и приоритетные направления ее развития. Для этого необходимо ввести правовые нормы, регулирующие поведение банков должным образом (нормативы предоставления кредитов по направлениям, включая максимальный уровень ставки процента, условия доступа к кредитному окну Центрального банка, перечень принимаемых им в залог векселей производственных предприятий, условия получения государственных гарантий и др.). Важным условием эффективности любой системы целевого управления кредитной эмиссией является ее привязка к четкой стратегии и индикативному плану развития экономики, в нашем случае - к концепции долгосрочного развития России, отраслевым стратегиям и программам реализации этой концепции.

Если принимаемые сегодня антикризисные меры не будут дополнены конкретными механизмами обеспечения долгосрочного кредитования предприятий реального сектора, то предотвратить перерастание финансового кризиса в экономическую депрессию не удастся. Необходимо сконцентрировать внимание на расширении внутреннего рынка, структурной перестройке экономики на основе нового технологического уклада, создании самодостаточной, опирающейся на внутренние источники денежного предложения инвестиционной системы.

Следует прежде всего изменить технологию денежного предложения, сделать его более гибким и ориентированным на потребности экономики в кредите. Для этого нужно использовать технологию рефинансирования коммерческих банков под векселя платежеспособных предприятий реального сектора. Механизмы денежного предложения надо формировать с учетом приоритетов структурной политики; для стимулирования притока ресурсов в приоритетные сферы использовать нормативы, госгарантии и иные регулирующие меры.

Главное - соединить антикризисные меры со стратегией долгосрочного социально-экономического развития, на реализацию которой у государства никогда не хватало денег. Будет непростительной халатностью допустить разбазаривание эмитируемых сегодня для борьбы с кризисом триллионов рублей.

Чтобы достичь указанного выше тройного эффекта антикризисной программы, необходимо предусмотреть механизмы целевого направления кредитных ресурсов, выделяемых государством, на финансирование модернизации экономики на основе нового технологического уклада. При этом будет спасена и банковская система. Только главным критерием выживаемости будет не приближенность того или иного банка к денежной власти, а его умение работать с предприятиями реального сектора, правильно оценивать и выбирать направления инвестиций в развитие производственной сферы.