Окончание. Начало: Литовские банки. Испытано на себе. Часть 1

Теперь я в Москве. Поэтому - история успеха. Как это было.

Первое, о чем еще в Первопрестольной  мне рассказали друзья - это трудный путь «из грязи в князи», который надо преодолеть в странах Евросоюза, чтобы заполучить «счет в швейцарском банке».

Это тебе и справка с места работы «по форме посольства» (бывает и такая?!), и проверка всей родословной потенциального клиента до 5 колена с обязательным документальным подтверждением своего родства с каждым родственником. 

Я и сам знал, что для открытия  счета, например, во французском  банке необходимо пройти «обряд посвящения», который начинается с обязательного получения  рекомендации клиента этого банка (без этого письма нет смысла приходить в отделение - на вас посмотрят, как на  во льдах Арктики),  и заканчивается 21-дневным ожиданием проверки компетентных служб банка, которые и решат, могу я открыть счет, или  нет. А о таких мелочах, как подтвердить цель своего приезда в гостеприимную Европу и источник денежных средств на российской банковской карточке, («откуда мы знаем, может быть, вы эти деньги украли, или не заплатили с них налоги?») я и не говорю.

Учитывая все эти «страшилки»  и будучи предусмотрительным во всем, что касается иностранных банков  (привычка, выработанная годами работы в иноземных финансовых учреждениях), я попросил своих деловых партнеров узнать, как, в какие сроки и с каким набором документов я мог бы открыть счет в такой близкой (со стороны «Бальзама 777») и далекой (со стороны шенгенской визы) Литве.

Ответ, полученный спустя 2 дня, меня откровенно порадовал и насторожил одновременно. Вот дословный ответ, полученный от  литовца, жена у которого работает в одном из крупных банков Литвы: «Romanas, okryt schet mojno za odin den'. Iz documentov  nujno tolko vash ID document i dengi J».

Как видите, письмо обладает лаконичностью (по моему опыту переписки с литовскими ответственными работниками в разных сферах, краткость  - сестра всего Литовского народа)  и прелестным смешением литовского (Romanas  - это мой псевдоним в Литве, имя Roman в литовском языке не предусмотрено L), английского (document) и транскрепционального русского  языков (знакомому всем россиянам по SMS-искусству). При этом такое  малое количество документов для проведения столь значимой банковской операции делает послание загадочным и секретным.

Как будто автор письма сообщает мне по большому секрету, что, мол, все должны принести кучу бумаг и распоряжений, подтверждающих статус землянина русского, ну а всем, кого судьба наградила именем Romanas, можно принести свой ID и деньги в банк, и больше ни о чем не думать.

Очень хотелось поверить этому письму, тем более что на дворе стояла зима и вся Москва готовилась встретить Новый 2009 год. Но старый друг - иногда его зовут  почему-то женским именем «интуиция» - ласково так шепнул на ушко: «Даже если ты и обладатель призового имени Romanas, не верь литовцам, дары приносящим».

Поэтому делаю «ход конем» и  прошу хорошего знакомого, которому нет смысла врать («нам, поэтам жизни, все эти обманы лишь сокращают годы» - вот слова настоящего успешного московского менеджера по продажам), чтобы он, будучи на Новый год в Вильнюсе ( «говорят, у них вся жизнь без спешки, а не только пельмешки, как у нас»  -наш человек!), зашел во все возможные банки, которые он сможет найти в культурной столице Европы-2009. Не обращая внимания на вопрос « А где там банки, ты скажи, а то еду первый раз»,  и риторическое « А что, литовцы работают 2 января?! А когда ж они отдыхают?», даю установку на проспект Гедеминаса, как сосредоточение банковской культуры (на этой замечательной улице не только коммерческие банки, но и государственный банк Литвы расположен).

Провожая друга-соратника, как на войну, беру твердое обещание получить ответ не позднее 3 января 2009 года и иду праздновать Новый год по-русски.

3 января, аккурат в 13 часов (в Литве  - полдень),  получаю письмо о выполнении задания. Из донесения следует, что соваться  в  шведские и датские банки, обильно представленные на всем пространстве литовской земли, не стоит. Мало того, что там в принципе отказываются разговаривать по-русски (положа руку на сердце, понять их можно - ну кто знал, что придет слегка нетрезвый молодой человек и на чистом русском попросит - потребует! (я-то знаю!) - открыть счет в том западном банке?), так они еще потребовали заполнить анкеты (3 шт.) предъявить разрешение на работу в Литовской республике, копию визы и т.д. Дослушивать мой агент не стал, так как не располагал ни указанными выше документами, ни (что важней во сто крат!) желанием что то заполнять, удостоверять, визировать  и т.д.

Выйдя из дверей недружелюбного финансового учреждения и пройдя по морозному (со слов агента) Вильнюсу 10 метров, наткнулся на следующий по списку банк, которым нет числа.

Пройдя без очереди к свободному операционисту, шпион задал прямой вопрос «Я - русский, счет  хочу  открыть, паспорта хватит?»

Мужчина средних лет без особых примет (описание агента) ответил как-то медленно, но четко:

 - Да! (лаконичность у литовцев явно  превалирует перед любознательностью).

Побеседовав еще минуту (на тему «как тут у вас очередь организована»), мой русский друг организованно простоял 3 минуты в очереди. Присел напротив знакомого уже нам молодого человека и спросил, что же надо для открытия счета в такой прекрасной стране.

Узнав всю информацию и выйдя из учреждения, мой агент успокоился. Тут же Вильнюс показался самым райским местом на Земле. С мобильного написав мне письмо, с чувством выполненного долга мой друг поехал тратить честно заработанные кризисные евро  (предварительно переведенные в литы) в «Акрополь».

Получив такое ободряющее письмо, я стал выяснять по знакомым банкирам, как же так: одни банки боятся русских, как черт ладана, а другие - мало того, что говорят по-русски, так еще и не видят никаких противоречий в том, чтобы открыть счет в Европе за 5 минут при минимуме документов.

Никто из моих знакомых финансовых гениев, трое из которых работали и с литовскими банками, не смогли дать четкий ответ на этот вопрос. Это, вроде бы, не регулируется европейскими законами, и все остается на усмотрение местных органов финансового  законодательства.

Что делать? Надо ехать (как уже знает многоуважаемый читатель, я открыл счет в Литве  - см. первую часть). А истинную причину выборочной лояльности я узнал уже в Литве.

Сей секрет поведал один очень забавный нотариус, который, услышав мой ответ на  вопрос, в какой банке у меня счет, слегка поморщился и сказал:

 -   Не такой это хороший банк.

 -   Почему? - хитро спросил я.

 -   Он работает на деньги русских.

 -  И..? - невольно вырвалось у меня

Но нотариус - он на то и нотариус, что знает, когда остановиться. Он умолк и стал загадочно курить.     

Как выяснилось в разговоре уже с другим жителем Вильнюса, предприимчивым англичанином, в Литве есть устойчивое мнение, что несколько банков с русским капиталом имеют подмоченную репутацию.

Что и говорить, не очень приятно слышать такое, хотя, положа руку на кошелек, мне лично все равно, в каком конкретно банке (ну, может быть, кроме экзотического Медицинского) лежат мои честно заработанные деньги. Главное что в Европе, главное, что в Литве.

Поэтому, будучи в Москве, бегу (заметьте, в полном соответствии с российским валютным законодательством!) в налоговую инспекцию по месту жительства уведомлять мою страну и все компетентные органы о том, что у меня есть теперь европейская заначка!    

Продолжение следует.