Финансовые передряги заставили компании вспомнить изрядно подзабытые после 1998 года схемы безденежных расчетов. Оплата векселями либо бартером иногда становится единственным способом сохранить производство.
 Первой крупной структурой, которая призналась, что кризис вынудил ее воспользоваться старой и проверенной в дефолтном 1998-м схемой оплаты поставок векселями, стал « АвтоВАЗ». Декабрьские долги компания на 70% оплачивала векселями, и только 30% покрывалось «живыми» деньгами. Причем подобную схему на предприятии планировали сохранить и в январе.
Причиной возврата к безденежным расчетам стали кассовые разрывы, которые образовались в результате падения спроса на продукцию завода. «АвтоВАЗ» уже просил государство помочь покрыть временный дефицит, однако денег ему до сих пор выделено не было. По неподтвержденной информации, только СОКу « АвтоВАЗ» задолжал около 1,4 млрд руб. Этот долг компания намерена погасить по утвержденной вексельной схеме: «живыми» деньгами только 30%.
Правда, далеко не все поставщики соглашаются принимать к оплате векселя: в условиях финансового кризиса многим необходимы деньги на выплату зарплат и закупку сырья. Например, сызранский завод « Пластик» (75% продукции идет «АвтоВАЗу») пока не готов перейти с автопроизводителем на квазиденежные отношения. «Почему не берут? Возможно, просто не верят «АвтоВАЗу»: конвейер остановлен, падает производство. В этих условиях у многих могут возникнуть сомнения в платежеспособности», - поясняет начальник отдела ценных бумаг Межпромбанка Дмитрий Хламов. Конечно, в случае отказа платить по своим обязательствам держатель векселя всегда может обратиться в суд, и тогда взыскание будет обращено на имущество должника, но это процесс весьма долгий, а большинству получателей вазовских векселей деньги нужны именно сейчас. В этом случае они могут его просто продать, говорит Дмитрий Хламов, но ситуация на финансовых рынках сейчас весьма сложная. «Многие переложили все свободные средства в валюту и в рублевые активы в настоящее время вообще не очень хотят заходить», - поясняет эксперт. Поэтому у некоторых поставщиков завода доверие к векселям «АвтоВАЗа», как к альтернативному «живым» деньгам инструменту, весьма невысоко. 
Серьезные проблемы с оборотными средствами заставляют многих задуматься о переходе на другие формы расчетов, как было сразу после дефолта 1998 года. В частности, компания «ГАЗ» не ответила на запрос «Ко» относительно возможности перевода расчетов с поставщиками на вексельные схемы, но при этом аналитик Номос-банка Ольга Ефремова указывает, что опасения относительно возможного «технического» дефолта по облигациям компании остаются «весьма высокими». Напомним, что общая потребность группы «ГАЗ» в финансовой помощи со стороны властей оценивается в $1,6 млрд, а губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев ранее сообщил, что «правительство предоставило группе «ГАЗ» государственные гарантии на 70 млрд руб. на привлечение оборотных средств и продолжение инвестиционных проектов».
 Некоторые предприятия уже вспомнили, что такое бартер. ТагАЗ, например, пошел на беспрецедентный шаг: машину теперь можно поменять на акции коммерческих банков и предприятий, входящих в тор-100. В качестве оплаты принимается и оборудование. Правда, такие условия действуют только для дилеров и поставщиков. «У некоторых наших клиентов, которые в свое время брали у нас хорошие партии машин, тоже проблемы с денежной ликвидностью. Именно поэтому, по их многочисленным просьбам, руководство завода все-таки разрешило осуществлять операции по бартеру», - говорит директор по маркетингу ТагАЗа Глеб Коротков.
Если ситуация в экономике будет ухудшаться, то бартерные и вексельные схемы могут оказаться крайне востребованными, признают участники рынка. Лишним подтверждением тому является решение БК «Регион» возобновить расчет индексов вексельного рынка. Способствуют этому в первую очередь кризис и, как следствие, проблемы с ликвидностью, которые мешают предприятиям рассчитываться с поставщиками за комплектующие. «Тут бы хоть на зарплату денег набрать, чтобы рабочие не взбунтовались», - посетовал попросивший не называть его менеджер одного из крупных автозаводов.
Назад в 1998-й
«Схемы расчетов с использованием векселей получают широкое распространение, когда компании испытывают нехватку «живых» денег, чтобы рассчитаться с партнерами», - подтверждает начальник отдела операций на вексельном рынке Собинбанка Павел Громыко. «Основная проблема предприятий сегодня - это платежный дефицит, который ведет к стагнации и падению производства», - считает генеральный директор НКГ «2К Аудит - Деловые консультации» Тамара Касьянова. Если банки еще хоть в какой-то степени при поддержке государства сохраняют ликвидность, то производство буквально задыхается от нехватки оборотных средств. Отсутствие денег угрожает задержкой расчетов с поставщиками, вынуждая компании прибегать к неденежным формам взаиморасчетов - бартеру и векселям, признает эксперт. 
При этом сами банки также оказываются вовлеченными в процесс безденежных взаиморасчетов. Так, Банк России объявил, что со 2 февраля будет принимать в залог по кредитам векселя, выпущенные предприятиями малого бизнеса, и выданные предпринимателям кредиты. Вексельная сумма или сумма долга по кредиту должна быть не менее 2 млн руб., отмечают в банке. «ЦБ демонстрирует, что готов кредитовать под самые разные инструменты. Правда, процедура рассмотрения заявок на такие кредиты наверняка будет долгой», - считает зампред правления СБ-банка Андрей Егоров. Напомним, что ЦБ уже несколько месяцев принимает в залог векселя крупных и средних компаний, однако опрошенные «Ко» банкиры не смогли вспомнить случаев кредитования под них. Скорее всего, этот инструмент не слишком привлекателен, потому что получить финансирование под векселя крупных компаний и банков можно и в коммерческих банках, а в ЦБ заявки рассматривают долго (около недели) и дисконт может составлять весьма значительную сумму от обязательств - до 80%. «Векселя будут приниматься далеко не все, а уровень их дисконтирования будет, по-видимому, фактически запретительным», - рассуждает начальник управления казначейских операций Международного промышленного банка Вячеслав Томашевский. Таким образом, малые предприятия не смогут получить значительные средства с помощью этого инструмента. Поэтому использование векселей в качестве залога под кредиты Банка России не окажет существенного влияния на финансовое состояние российских компаний, сетует банкир. При этом он отметил, что его банк также принимает векселя, но только ликвидные и наиболее надежных компаний.
Проблемная бумага
Механизм расчета по вексельным схемам таит в себе большую опасность. «Подобные расчеты могут привести к возникновению цепной реакции неплатежей. Экономический кризис затронул всех, и когда предприятие платит своим поставщикам векселями, оно, по сути, навязывает им отказ от денег», - предупреждает начальник отдела операций на вексельном рынке Собинбанка Павел Громыко. Понятно, что в реальные деньги эти векселя, скорее всего, превратятся минимум через несколько месяцев. В таких условиях труднее всего придется небольшим поставщикам второго и третьего уровня, которые с высокой долей вероятности могут выйти на дефолт, указывает эксперт. То есть использование векселей в расчетах фактически возвращает рынок к бартерным операциям и затрагивает всю цепочку - от предприятия до дилеров. Кроме того, векселя могут обращаться лишь в ограниченном кругу предприятий, осведомленных о взаимной платежеспособности. «В противном случае финансово-эксплуатационные потребности покрываются за счет заемных и дополнительно привлеченных источников, что в нынешних условиях весьма проблематично. Следствием этого могут стать трудности в финансировании текущей деятельности предприятий», - напоминает Павел Громыко.
Но это далеко не все проблемы, с которыми сталкиваются предприятия. «Главный риск заключается в том, что могут появиться недобросовестные компании, которые станут выпускать векселя и не будут рассчитываться по ним», - предупреждает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. Другая опасность заключается в том, что добросовестный векселедатель может не найти средств к моменту погашения векселя, и тогда финансовые проблемы наступят уже у векселедержателя. То есть выпуск векселей может не помочь предприятиям справиться с кризисом, а лишь усугубит его. «Так как вексель является документарной ценной бумагой, возникает опасность его фальсификации либо прекращения срока действия обязательств в рамках выписанного векселя в связи с некорректным его заполнением», - напоминает ведущий аналитик ИК «Файненшл Бридж» Екатерина Лощакова. Помимо этого, неудобство использования вексельных схем связано со сложностями проверки финансового состояния и кредитоспособности векселедателя, в особенности если он представлен малой или средней компанией (такие фирмы, как правило, непрозрачны).
Примечательно, что вексельные схемы получали наибольшее распространение именно во время финансовых кризисов: так было и в 1998 году, и во время сложностей на банковском рынке в 2004 - 2005 годах. Например, Союзобщемашбанк, который еще весной 2004 года входил в список 200 ведущих банков России, 19 января 2005 года лишился лицензии и вскоре был признан банкротом. По данным Агентства по страхованию вкладов (АСВ), осенью 2004-го из него были выведены активы через приобретение векселей фирм-однодневок, которые составили 70% активов банка.
Дружеское поглощение
До последнего времени основной проблемой вексельного рынка было широкое использование разного рода мошеннических схем: появлялись векселя-«призраки», дубликаты, да и просто, имея на руках исходные данные этого документа, некоторые нечистые на руку сотрудники кредитных организаций пытались проворачивать разного рода аферы. Даже сейчас многие эксперты говорят о том, что в России все еще существует целый теневой рынок торговли копиями реально существующих векселей, которые потом используют для реализации жульнических схем. «Торговля копиями векселей отнюдь не прекратилась с ужесточением норм со стороны регулятора, этот бизнес буквально поставлен на широкую ногу», - рассказал «Ко» на условиях анонимности топ-менеджер одной из московских адвокатских контор. Например, в конце января текущего года в Москве задержали мошенника, пытавшегося продать поддельный вексель Сбербанка стоимостью 125 млн руб. Впоследствии в его машине были обнаружены копии ценных бумаг на общую сумму 375 млн руб.
Широкое использование мошеннических схем в этом сегменте расчетов легко объяснить. Данную бумагу выпустить весьма несложно, как, собственно, и реализовать ее. Кроме того, с помощью нескольких перепродаж векселя можно так запутать документацию, что не каждый следователь разберется, в чьей собственности в данный момент находится эта ценная бумага и насколько корректным было приобретение данных прав.
Одна из самых известных схем мошенничества, работающая не с помощью подделки векселей, а путем прокрутки в отчетности компании-жертвы аферы данных реального векселя, - так называемый «дружественный» вексель. Эта махинация не очень сложна в исполнении, но выявить ее достаточно трудно. Схема применяется для незаметного вывода реального векселя из собственности компании нечистыми на руку топ-менеджерами. Зачастую после совершения махинации он вполне легально погашается или продается, и концы найти весьма сложно, тем более что один из следующих покупателей попадает в категорию «добросовестный приобретатель», а значит, востребовать ценную бумагу настоящим собственникам не представляется возможным. Торговля копиями векселей открывает для аферистов огромные перспективы. Описанная выше «дружественная» схема - лишь один из вариантов мошенничества. Есть гораздо более изощренные способы «применения» копий реально существующих векселей, которые еще называют векселями-«призраками». Их можно использовать для вывода любых активов из компании, а также при желании ее обанкротить.
«Алиса» возвращается
Еще одной классической формой внеденежных отношений в условиях кризиса является бартер. Однако пока он не пользуется большой популярностью у отечественных компаний. Бартерные операции на бирже для безденежного обмена начались 5 декабря прошлого года. Но объемы заключенных сделок далеки от сопоставления с объемами бартерных сделок в 90-е. Дело в том, что большинству фирм нужны сейчас «живые», пусть и суррогатные, но денежные средства для расчетов, а не товар. Хотя не исключено, что бартерные сделки не получили широкого развития из-за шероховатостей, которые несет в себе данная модель. «Использование бартерных схем неэффективно, так как создает их участникам дополнительные проблемы, связанные с поиском контрагентов, заинтересованных в приобретении полученного товара для обмена его на наличность или иные полезные наименования», - указывает ведущий аналитик ИК «Файненшл Бридж» Екатерина Лощакова. Помимо этого, возникают сложности с определением стоимости полученного в рамках обмена товара, номинированной в количестве другого товара, или установление адекватной суммы денежных средств, которую можно получить в обмен на полученную в рамках обмена продукцию. Не говоря уже о том, что далеко не все кредиторы возьмут в качестве платы бартерный товар. «Использование бартерных схем неперспективно. Потому что большинству сейчас нужны именно «живые» деньги, и получать в обмен на металлопрокат, например, постельное белье, совсем не хочется. К тому же много наших предприятий уже давно перешли на МСФО, и бартер там не предусмотрен никак», - добавляет ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. 
Тем не менее некоторые энтузиасты считают, что в нынешней ситуации будущее именно за бартерными сделками. Так, один из первых российских миллионеров 1990-х годов Герман Стерлигов в конце февраля примет участие в открытии представительств Антикризисного расчетно-товарного центра (АРТЦ) в Китае. Это шаг к созданию системы глобального бартера, считает бизнесмен. Стерлигов вспомнил опыт 90-х годов, тогда он создал товарную биржу «Алиса» - первую в России. По его мнению, предпринимателям, которые не могут реализовать свою продукцию в условиях кризиса и отсутствия кредитов, остается только обмениваться товарами - стандартная бартерная схема. АРТЦ с отделениями по всему миру выступает посредником для заключения сделок, предоставляя клиентам необходимую инфраструктуру для обмена. При этом компьютерные технологии обработки данных позволяют осуществлять многоступенчатые операции, где между конечными звеньями цепи может быть неограниченное число участников из разных стран мира.
Судя по всему, Герман Стерлигов не утратил с начала 90-х делового чутья: как оказалось, уже сейчас некоторые компании переходят на бартер. В начале февраля стало известно, что специально созданная в рамках корпорации «Строймонтаж» компания «Мир недвижимости» начала предлагать поставщикам стройматериалов расплачиваться по бартеру квартирами в строящихся домах. И это далеко не единичный пример. Акционеры Северо-Западной лесопромышленной компании (СЗЛК) недавно предложили банкам-кредиторам расплатиться продукцией - бумагой для офисной техники, ежедневниками, папками, конвертами. Если предприятия СЗЛК будут работать на полную мощность, то погасить задолженность перед банками офисной бумагой можно будет за четыре года, подсчитал заместитель генерального директора СЗЛК Юрий Мурашко.
Шире рынок
«В случае длительной рецессии в мировой экономике цены на нефть, газ и металлы будут снижаться и дальше, что вызовет, с одной стороны, дефицит государственного бюджета и падение курса рубля, а с другой - уменьшение объемов импорта, в том числе станков и оборудования, прекращение инвестиций в основной капитал, значительное сокращение производства в сырьедобывающих и перерабатывающих отраслях», - рисует весьма удручающую картину последствий финансового кризиса начальник управления казначейских операций Международного промышленного банка Вячеслав Томашевский. Сокращение производства распространится на все сектора, в первую очередь на строительство и ритейл. Глобально это вызовет взлет безработицы, резкое снижение доходов населения и рост протестных настроений, считает эксперт. Сохранение низких цен на сырье в течение длительного времени (более года) означает полную гибель многих сегментов экономики и фактически массовую национализацию основных отраслей.
«В таких жестких условиях векселя наиболее надежных векселедателей, имеющие небольшие сроки до погашения, более или менее сохранят свою ликвидность и образуют отдельный сектор рынка, имеющий достоверные котировки и уровни доходности», - говорит Вячеслав Томашевский. Все остальные векселя векселедателей более низкого качества будут использоваться только в немногих конкретных сделках между контрагентами, имеющими друг о друге полную информацию и сохраняющими достаточный уровень доверия. Таким образом, объем сегмента рынка качественных векселей сократится, и наряду с ним будет существовать большой сектор неликвидных векселей, не имеющих ясной рыночной цены и использующихся исключительно во взаиморасчетах между контрагентами. Можно констатировать, что с усугублением кризиса эти бумаги будут играть все более важную роль во взаиморасчетах предприятий.