Глобальный финансовый кризис, истоки которого следует искать в 2007 году, начал демонстрировать свой разрушительный эффект только в середине 2008 года. По всему миру падают фондовые рынки. Рушатся или выставляются на продажу крупные финансовые институты. Правительства даже самых развитых стран вынуждены придумывать и внедрять планы спасения своих финансовых систем. Проблема заключается в том, что в современном мире не существует границ между развитыми и развивающимися странами. Что бы ни происходило сегодня на нашей планете, это отражается на всех.

Вспомним хронологию основных событий, приведших к распространению финансовых проблем США на весь остальной мир.

2007 год

Март-апрель: New Century Financial Corporation приостанавливает выдачу новых кредитов, поскольку практика предоставления высокорискованных ипотечных кредитов людям с плохой кредитной историей становится проблемой. Международный Валютный Фонд в своем отчете по глобальной финансовой стабильности (Global Financial Stability Report, Market Developments and Issues) в апреле 2007 года предупреждает о рисках для глобальных финансовых рынков, возникающих из-за ослабления ипотечного рынка США.

Июнь: на Wall Street тревожные сигналы - два хедж-фонда нью-йоркского инвестиционного банка Bear Stearns на грани разорения из-за крупных вложений в ценные бумаги, обеспеченные ипотекой.

Июль-август: немецкие банки с неудачными вложениями в рынок недвижимости США, включая IKB Deutsche Industriebank, Sachsen LB (земельный банк Саксонии) и BayernLB (земельный банк Баварии), оказались втянутыми в кризис. Президент США Джордж Буш отказывается от вмешательства правительства с целью ослабить кризис ипотечного рынка и заявляет, что хочет, чтобы работал рынок. Позже он пообещал домовладельцам помощь в преодолении ипотечного кризиса. К июлю в США 93% должников были лишены права выкупа заложенных домов (180 000 владельцев).

Сентябрь: британский банк Northern Rock осажден обеспокоенными вкладчиками. Британское правительство и Банк Англии гарантируют депозиты. Банк национализируется. Федеральная Резервная Система США начинает серию понижений ставок с целью смягчить влияние резкого спада продаж домов и ипотечного кризиса.

Октябрь: резко падает прибыль американского финансового гиганта Citigroup. МВФ понижает прогноз роста на 2008 год в еврозоне с 2,5 до 2,1%, в том числе и из-за воздействия кризиса subprime ипотеки в США и ограничения кредитного рынка.

Декабрь: Буш обнародует план помощи 1,2 млн домовладельцев в оплате их кредитов.

2008 год

Январь: швейцарский банковский гигант UBS объявляет о списании более чем $18 млрд из-за проблем на американском рынке недвижимости. В США Bank of America поглощает Countrywide Financial, крупнейшего в стране ипотечного кредитора. ФРС США сокращает процентную ставку на три четверти процентного пункта - до 3,5% - вследствие «распродаж» на глобальных рынках. Еще одно сокращение в конце месяца доводит ее до 3%.

Февраль: Fannie Mae, крупнейший в США источник средств для ипотечных кредитов, объявляет об убытках в размере $3,55 млрд в четвертом квартале 2007 года, что в три раза превышает ожидаемую цифру.

Март: на пороге банкротства и под давлением ФРС Bear Stearns вынужден принять предложение о покупке от американского инвестиционного банка JP Morgan Chase. Сделка обеспечивается кредитом ФРС в размере $30 млрд. В Германии Deutsche Bank объявляет об убытках в размере i141 млн за первый квартал 2008 года, это его первый квартальный убыток за пять лет. ФРС США выступает инициатором скоординированной поддержки мировыми центральными банками доверия к глобальной экономике путем объявления о вливании на рынки ликвидности в размере $200 млрд. Carlyle Capital падает жертвой кредитного кризиса, будучи не в состоянии отвечать по своим обязательствам ($16,6 млрд). США предоставляют еще $200 млрд для поддержки Fannie Mae и Freddie Mac.

Апрель: МВФ прогнозирует убытки в размере $945 млрд от финансового кризиса. Министры «большой семерки» соглашаются на новые меры финансового регулирования в целях противодействия длительному финансовому кризису.

Июнь: ипотечный кризис в США углубляется. Руководители Bear Stearns обвиняются в мошенничестве с ипотекой.

Июль: разоряется калифорнийский ипотечный кредитор IndyMac. Неприятности Fannie Mae и Freddie Mac продолжают увеличиваться. Казначейство и ФРС США склоняются к тому, чтобы гарантировать обязательства Fannie Mae и Freddie Mac. Буш сопротивляется, предлагая американцам сделать «глубокий вдох» и «довериться ипотечному рынку». Конгресс США «дает зеленую улицу» многомиллиардной программе в отношении ипотечного кризиса. Крупнейший испанский девелопер Martinsa-Fadesa объявляет о неплатежеспособности.

7 сентября: правительство США берет под контроль Fannie Mae и Freddie Mac, вливание составляет $200 млрд.

15 сентября: инвестиционный банк Lehman Brothers объявляет о банкротстве в размере $600 млрд. Merrill Lynch поглощается Bank of America.

17 сентября: США оказывает помощь страховому гиганту AIG в размере $85 млрд.

19 сентября: Белый дом выносит на рассмотрение Конгресса план спасения всех финансовых компаний с плохими ипотечными бумагами, чтобы усилить кредитные потоки, который потребует $700 млрд.

22 сентября: последние два оставшихся инвестиционных банка, Morgan Stanley и Goldman Sachs, преобразуются в банковские холдинговые компании.

26 сентября: ФРС США берет под контроль Washington Mutual, чтобы предотвратить крупнейшее в истории США банкротство банка.

29 сентября: Палата представителей США отклоняет гигантский план спасения стоимостью $700 млрд. Объявлено о правительственной поддержке ключевых банков Британии, Германии и Бенилюкса, а также о приобретении государством банка в Исландии. Британское правительство вмешивается, чтобы спасти основного ипотечного кредитора Bradford & Bingley. Нидерланды, Бельгия и Люксембург собираются приобрести значительную часть бельгийско-голландской банковской и страховой компании Fortis. Министерство финансов Германии объявляет, что правительство и крупнейшие банки провели вливание миллиардов евро в ипотечного кредитора Hypo Real Estate. Правительство Исландии и Glitnir Bank объявляют о приобретении государством 75% акций Glitnir.

30 сентября: Wachovia Bank на грани банкротства, начинает переговоры о поглощении с Citigroup.

1 октября: Сенат США принимает план спасения.

3 октября: Wells Fargo Bank и четвертый по величине банк США Wachovia Corp. объявляют о слиянии. Крупнейшее в истории США вмешательство правительства в деятельность рынка капитала проходит Палату представителей и становится законом после подписания президентом Бушем.

31 октября: крупнейшие кредитно-карточные компании совместно с федерацией National Foundation for Credit Counseling призвали регуляторов разрешить им «простить» огромные суммы кредитно-карточного долга клиентов, предполагая новый виток кризиса именно в этой области.

13 ноября: федеральные банковские регуляторы отклонили запрос со стороны банков и защитников прав потребителей на реализацию программы, которая позволила бы кредиторам простить значительную долю задолженностей по кредитным картам.

Консолидация банковского бизнеса США

По мнению экспертов, недавние сделки по поглощению оставляют США наедине с тремя супербанками, меняя таким образом американскую банковскую структуру в разгар беспрецедентного финансового переворота. Для клиентов этих трех институтов - Bank of America, Citigroup и JP Morgan Chase - подобная консолидация может вылиться в более высокие комиссии по всем операциям, начиная с ведения расчетных счетов до предоставления чеков без покрытия и овердрафтов, а также привести к снижению процентных ставок по депозитам. В ближайшей перспективе под вопросом остается также и доступность кредитов.

Как считает Нэнси Аткинсон, старший аналитик Aite Group (компании, занимающейся исследованиями финансовых услуг), чем крупнее банк, тем теоретически у него больше возможностей для установления своих цен, а также для проведения своей политики. Ожидается, что в скором времени бесплатные расчетные счета могут вообще исчезнуть, а ставки по овердрафтам - подняться. Ставки же по сберегательным счетам могут упасть.

В то же время эксперты убеждены, что оставшиеся 8500 региональных банков по всей стране будут продолжать играть свою роль в банковской системе США.

В сентябре Bank of America провел значительное поглощение, приобретя инвестиционный банк Merrill Lynch за $50 млрд.

Ранее, в марте, Citigroup, Bank of America и JP Morgan Chase разделили между собой инвестиционный банк Bear Stearns и сейчас владеют примерно третью банковского рынка США.

После банкротства Washington Mutual принадлежащие банку депозитные активы на сумму $136 млрд были проданы всего за $1,9 млрд банку JP Morgan Chase. При этом JP Morgan Chase не взял на себя прочие обязательства разорившегося конкурента.

Так называемая большая тройка так и осталась бы тройкой, если бы не крах банка Wachovia (головной офис находится в городе Шарлотт, штат Северная Каролина), ставший очередной катастрофой все разрастающегося глобального финансового кризиса. Citigroup согласился купить банковские операции Wachovia за $2,16 млрд. Сделка поддерживалась федеральными регуляторами. Эта следка существенно расширила бы сферу розничного бизнеса нью-йоркской Citigroup, предоставляя 4300 отделений в США и $600 млрд депозитов.

Citigroup эта сделка «влетела бы в копеечку»: компания объявила о сокращении размера квартальных дивидендов наполовину, до 16 центов. Предполагалось, что для укрепления позиций по капиталу Citigroup также увеличит акционерный капитал путем продажи обыкновенных акций на сумму $10 млрд.

В дополнение к своей задолженности в размере $53 млрд Citigroup получил бы $42 млрд потерь из кредитного портфеля Wachovia, который составляет $312 млрд. Оставшиеся потери согласилась покрыть Федеральная корпорация по страхованию депозитов.

Но тут вмешался банк Wells Fargo, предложивший $15,1 млрд. Если сделка состоится (а ее еще должны одобрить акционеры Wells Fargo), банк станет одним из крупнейших в США.

После этого Citigroup столкнулся с кризисом доверия. 19 ноября его акции обвалились на 23% до 13-летнего минимума из-за опасений рынка, что рост убытков по кредитным картам, ипотечные и проблемные долги могут превзойти усилия банка по привлечению вкладов и сокращению издержек.

Изменение существующей мировой финансовой архитектуры

Как известно, существующая ныне система финансовых отношений в мире была согласована в 1944 году в местечке под названием Бреттон-Вудс (Нью-Гемпшир). Понимая, что более интенсивная международная торговля позволит предотвратить войны в будущем, а также во избежание повторения Великой депрессии министры 44 союзных держав подписали так называемое Бреттон-Вудское соглашение, которое положило начало созданию Международного Валютного Фонда и Всемирного Банка.

Однако система, созданная 64 года назад, продемонстрировала свою несостоятельность при взаимодействии с весьма комплексными технологиями XXI века, что привело к текущему мировому кризису. Ни МВФ, ни Всемирный Банк, ни любой другой институт не имеют полномочий контролировать глобальную финансовую систему таким образом, чтобы предотвратить чрезмерную рискованность операций, которая привела к кризису ипотеки subprime и, как следствие, к ограничению кредитования.

Более позднее образование, «большая восьмерка» (G8) - группа индустриально развитых стран, выглядит безнадежно устаревшей без участия развивающихся гигантов - Бразилии, Индии и Китая. А политика гарантирования сбережений, развернутая в Германии, Греции и Ирландии, показала, что даже в Европе скоординированная экономическая политика - это миф.

По мнению экспертов, перед главами центральных банков сейчас стоит вопрос: настало ли время учреждения нового глобального экономического регулятора во избежание повторения катастрофы 2008 года?

Во главе списка неотложных дел любого нового или реформируемого старого института неизбежно будет стоять вопрос создания новых правил для управления уровнем риска, который банкам и финансовым институтам будет позволительно принять на себя.

В большинстве развитых стран уже созданы регулирующие органы, призванные держать финансовые институты под контролем, например Управление по финансовым услугам (Financial Services Authority) в Великобритании или Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission) в США. Но даже если бы эти органы выполняли свои функции должным образом, все равно в каждой стране существует свое представление о приемлемом риске.

Возьмем, к примеру, Соглашение Базель II - добровольное международное соглашение, впервые опубликованное в 2004 году, которое могло бы предотвратить ограничение кредитования, если бы основные мировые экономики осознали, что идея действительно хорошая.

Базель II, придуманный Базельским комитетом по банковскому надзору и установленный 10 ведущими экономически развитыми странами, был разработан с тем, чтобы банки не подвергали себя неприятностям, ссужая слишком много денег в соотношении с размером собственного капитала. Как полагают некоторые экономисты, если бы эта концепция была тут же внедрена, Базель II мог бы предотвратить банкротство Northern Rock, который предоставил кредитов на сумму, в семь раз превышающую размер привлеченных депозитов, а также спасти Lehman Brothers в США. Но в дело вмешались национальные интересы. Основные экономически развитые страны испугались, что они примут Соглашение начиная с 2008 года, тогда как 95 стран смогут присоединиться к нему не раньше 2015 года.

Можно только строить предположения о том, смог бы глобальный регулятор вмешаться в другой сдвиг в экономической политике - отмену в 1999 году тогдашним президентом США Биллом Клинтоном закона Гласса-Стигалла, который в 1933 году отделил розничные банки от инвестиционных. Этот закон был принят во время Великой депрессии с целью предотвращения использования банками средств вкладчиков для спекуляций. Его отмена, по мнению некоторых экспертов, и привела к нынешнему финансовому кризису, который в случае сохранения этого закона ограничился бы инвестиционными банками.

Сейчас уже поздно сожалеть об упущенных возможностях Базеля II или опять вводить в действие закон Гласса-Стигалла. Но многие экономисты ждут от предполагаемого нового глобального регулятора внедрения, так сказать, мирового финансового «сторожевого пса»: бухгалтерского учета с переоценкой активов по текущим рыночным ценам. Эта концепция представляет собой систему, при которой банки должны показывать стоимость своих активов, таких как ценные бумаги, на ежедневной основе, что приведет к прозрачности их балансов. Активы должны переоцениваться по цене, по которой они могут быть проданы на открытом рынке в этот день, и, если их стоимость падает, банки должны увеличить капитал, чтобы покрыть дефицит, даже если в их планы не входит продажа этих активов в ближайшие пять или десять лет. Многие банки утверждают, что такая система несправедлива, поскольку эти самые активы восстанавливают свою стоимость в долгосрочной перспективе, а их переоценка по падающим рыночным ценам как раз и привела к текущему кризису доверия.

Так почему же эта тема так актуальна сегодня?

Дело в следующем. В США давление банков на Комиссию по ценным бумагам и биржам было оказано такое, что правила бухучета с переоценкой по текущим рыночным ценам здесь скоро могут быть ослаблены. Тогда американским компаниям будет предоставлено преимущество перед британскими, где Управление по финансовым услугам не намерено следовать примеру своих американских коллег. А как говорится, «когда в товарищах согласья нет...»

Как же может выглядеть новая архитектура глобального финансового регулирования с точки зрения западных экономистов?

В сущности, любая организация, наделенная полномочиями контролировать глобальную экономику, должна включать представителей всех основных стран, то есть представлять собой «ООН экономического регулирования». Президент Всемирного Банка Роберт Зеллик в одном из интервью указал на слабости текущей системы, когда заявил, что международные организации, не включающие такие страны, как Китай, Индия, Бразилия, Саудовская Аравия, Южная Африка и Россия, устарели.

Многие эксперты сватают на роль глобального регулятора Банк Международных Расчетов. Они утверждают, что этот международный институт подходит на данную роль по всем статьям, нужно только предоставить ему необходимые полномочия.

Все ждали принятия каких-то решений на саммите «двадцатки» 15 ноября. И решения были приняты, но какие-то двойственные. Как известно, слабость действующих регуляторов проявилась в том, что целые секторы глобальных финансовых рынков, аккумулирующие огромные средства, оказались не просто вне зоны регулирования, но и вне зоны какого-либо анализа и статистики. Эти секторы оценивались как высокорискованные, и считалось, что они соответствуют «рыночному духу». В последние годы США успешно блокировали все попытки взять хоть под какой-то контроль ситуацию, мотивируя это тем, что рынок сам все урегулирует.

В принятой на саммите «двадцатки» декларации говорится, что подписавшие ее стороны обязуются «укреплять свои режимы регулирования, тщательный контроль и управление рисками, а также обеспечивать, чтобы все финансовые рынки, продукты и участники рынка подпадали под действие норм регулирования или контроля с учетом их специфики».

Настораживает оговорка по поводу специфики. Кроме того, говорится о том, что правила для находящихся в данный момент вне зоны регулирования хедж-фондов должны быть разработаны ими же самими: «Организации частного сектора, которые уже разработали передовую практику для частных инвестиционных фондов и(или) хедж-фондов, должны выдвигать предложения в отношении выработки единого набора принципов передовой практики».

Также к срочным мероприятиям было отнесено создание специальных национальных надзорных коллегий для транснациональных финансовых корпораций, которые действуют на международном рынке и фактически вышли из-под регулирования в стране своего происхождения (таких, например, как Citigroup и UBS).

Что касается глобального регулятора, то в декларации по итогам саммита говорится о комплексном реформировании существующих институтов - Международного Валютного Фонда и Всемирного Банка. Кроме того, предлагается расширить Форум Финансовой Стабильности - созданную в 1999 году организацию, объединяющую регулирующие органы 12 стран (членов «большой семерки», Австралии, Гонконга, Нидерландов, Сингапура и Швейцарии), за счет стран с развивающейся экономикой, главным образом стран БРИК.

То есть основные принципы ясны, но вот какими будут технологии воплощения этих принципов - пока непонятно.

Новый виток финансового кризиса

Тем временем экономисты и банкиры предсказывают новый виток финансового кризиса из-за задолженности по кредитным картам. По данным ФРС США, в настоящее время задолженность по кредитным картам в США составляет $950 млрд. Эксперт в области банковского права Клаус Брекер считает, что ситуация в сфере карточного кредитования напоминает заколдованный круг: ввиду роста объема неплатежей увеличивается размер процента по овердрафту, что в конечном итоге снова оборачивается ростом неплатежей. В первом полугодии нынешнего года эмитенты кредитных карт провели списания на сумму около $21 млрд. А если безработица будет расти, то и цифра эта будет только увеличиваться.

Ударит это все по тем же трем гигантам американского банковского рынка -

Citigroup, Bank of America и JP Morgan Chase, которые выдали наибольшее количество кредитных карт.


1 - Статья подготовлена с использованием материалов зарубежной прессы.