20050208211926_3_2b.jpg-Александр Владимирович, к нам обращались вкладчики, например, "Банк24.ру". Банк не выдавал им деньги, однако долгое время государство никаких мер к нему не принимало. С чем это было связано?

- Этот банк действительно оказался в сложном финансовом положении. Если говорить более точно, то в состоянии фактической несостоятельности: он не смог отвечать по своим обязательствам, в том числе и перед вкладчиками. Если такое состояние длится более чем 14 дней, то в этом случае закон обязывает Банк России принять решение об отзыве у такого банка лицензии. И в обычной ситуации Центральный банк так бы и поступил.

28 октября был принят закон о дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы, в соответствии с которым на наше агентство возложена функция финансового оздоровления проблем?-ных банков. Банк России уполномочен не принимать мер воздействия в период, пока агентство изучает ситуацию в этом банке. Такое обследование, конечно, проходит в экспресс-режиме, поскольку решение нужно принимать очень быстро.

Работа с банком на стадии оценки его финансового положения ведется в конфиденциальном режиме. Банк России не объявляет, что передал нам этот банк для оценки. Мы тоже не афишируем свою деятельность, потому что нужно сначала определиться, какое решение будет принято. Свою оценку мы передаем в ЦБ, который на ее основании может сделать, а может и не сделать нам предложение о начале санации. В свою очередь, мы на это предложение вправе отреагировать как положительным, так и отрицательным решением.

-Какие могут быть сроки принятия такого решения?

- Закон не устанавливает сроков проведения обследования. Каждый банк уникален. Один небольшой -с известным набором проблем. Другой - средний. Третий - крупный. От размера иной раз зависит характер проблем, иной раз не зависит. Иногда и в малом банке можно просидеть долго. Но после того, как поступает предложение Банка России, нам отводится десятидневный срок. В отношении "Банк24.ру" пока такой срок еще не истек. Когда эта публикация увидит свет, решение будет принято.

-Что делать вкладчикам других банков в аналогичных случаях, и в какие сроки будут разрешаться такие проблемы?

-Если банк перестает отвечать по своим обязательствам, Банк России отзывает у него лицензию. Для нас наступает страховой случай, и мы производим выплату страхового возмещения в том размере, который установлен федеральным законодательством (не более 700 тыс. рублей на вкладчика). При поступлении предложения о санации банка мы начинаем поиск инвестора. Закон максимально ориентирован на использование рыночных механизмов. И если проблемный банк представляет для кого-то рыночный интерес, значит, инвестор находится сам. Мы, естественно, тоже быстро его ищем. Если инвестор появляется, мы заключаем трехстороннее соглашение, которое подписывают банк, оказавшийся в трудном финансовом положении, инвестор и агентство. Определяются все условия дальнейшей судьбы банка. Самое главное при этом - обеспечить бесперебойное функционирование банка как экономического субъекта, который предоставляет банковские услуги реальному сектору экономики и населению. Именно на это направлена наша деятельность. Естественно, если у банка возникла задолженность по ранее взятым обязательствам, то мы принимаем меры, чтобы эта задолженность была погашена в кратчайшие сроки. Проекты санации, которые нам уже удалось реализовать, свидетельствуют: при нахождении инвестора напряжение вокруг банка снимается примерно за неделю.

-Процедура санации успокаивает вкладчиков?

- Вкладчиков и других клиентов успокаивает уже сам факт начала процедур санации, то, что государство в лице АСВ выразило намерение оказать их банку финансовую поддержку. При этом и сам инвестор вносит свои средства в банк, начиная нести ответственность за его дальнейшую судьбу.

-Поступили ли в агентство 200 млрд рублей, которые в ноябре выделил премьер-министр Владимир Путин?

- Да, поступили 24 ноября, но пока мы из них ни копейки не израсходовали. Те проекты, которые у нас возникли до появления этих средств, финансировались за счет кредитов ЦБ.

-Эти средства сейчас где находятся?

- На нашем счете в ЦБ.

-Деньги могут быть в случае необходимости истрачены на выплаты вкладчикам лопнувших банков?

- Это средства целевого назначения, они выделены нам специально для осуществления процедур санации. Что касается выплат страхового возмещения, то они производятся за счет средств фонда страхования вкладов. Нам его хватает.

-Вдруг будет крупный страховой случай. Где брать деньги для этих выплат?

- По нашим расчетам, тот размер фонда, который мы сейчас имеем, вполне адекватен ситуации, сложившейся в банковской системе. Он должен ее вынести даже при банкротстве крупного банка.

-Но фонд примерно равен объему вкладов в одном крупном банке, если не брать Сбербанк и ВТБ?

- Я вам могу точно сказать, как это выглядит и в абсолютном, и в относительном выражении. В абсолютном - 83 млрд рублей на начало декабря. Плюс через месяц мы получим взносы за IV квартал 2008 года - порядка 5,5 млрд рублей. Для оценки размера фонда в относительном выражении мы используем коэффициент достаточности. Он выглядит как отношение размера фонда к максимальному объему наших возможных обязательств по выплате страхового возмещения. Сейчас этот коэффициент составляет 5,6% при нормативе 5%. Мы считаем, что как в относительном, так и в абсолютном выражении фонд выглядит вполне прилично.

-Но все-таки, если будут серьезные проблемы у банка из первой десятки?

- Вы не забывайте, что мы сейчас в одном лице и страховщик депозитов, и санатор. Экономическая целесообразность -один из критериев того, имеет ли смысл приступать к санации. Если санация банка будет стоить дешевле, чем ликвидационные процедуры, включая расходы на выплату страхового возмещения, то мы принимаем решение о санации этого банка и используем как уже упомянутые 200 млрд рублей, пришедшие к нам из федерального бюджета, так и кредиты ЦБ. Две функции -страхование вкладов и финансовое оздоровление - взаимосвязаны и взаимно дополняют друг друга. И у нас здесь есть нормальная возможность для маневра.

- Вы не допускаете, что какая-нибудь "дочка" иностранного банка будет иметь проблемы, связанные с Западом, а не с российской составляющей бизнеса? Тогда как решать ситуацию?

- Я здесь не вижу проблем. Для нас это российский резидент, работающий с российскими и с иностранными клиентами. Если у него возникают проблемы, он подпадает под действие уже названного закона. Тем более я не вижу ничего плохого в ситуации, когда инвестором такого банка окажется чисто российский банк. Значит, он станет основным собственником проблемного банка. Раньше был банк с иностранным участием - станет банк с российским участием.

-Но ведь головной иностранный банк может вывести все деньги из "дочки"

- Тогда "дочка" банкротится и приходим опять же мы - АСВ, но уже в другой ипостаси, в качестве корпоративного ликвидатора. И выясняем, а были ли здесь совершены неправомерные сделки по выводу активов. Если они происходили, то лица, виновные в проведении этих сделок, привлекаются к уголовной ответственности, а мы добиваемся, чтобы выведенные средства были возвращены.

- 20 ноября отозваны лицензии у банков "Сибконтакт" и "Сочи", и агентство обещало назвать банки агенты по страховым случаям 27 ноября. Вкладчики спрашивают: почему не названы банки-агенты?

- Прочитайте еще раз наше обещание. Все свои обещания мы выполняем. У нас закон сконструирован таким образом, что мы ориентируемся на 14-дневный срок начала выплат с момента отзыва лицензии. За все время существования системы страхования вкладов у нас произошло 44 страховых случая и не было ни одного, чтобы мы начали выплату позже 14 дней.

При этом мы даем публикацию в СМИ, даем объявление в самом банке-банкроте, размещаем информацию на нашем сайте в сети интернет. У нас существует бесплатная горячая линия. Из любого уголка России можно позвонить и проконсультироваться. Более того, каждому вкладчику мы направляем письменное извещение, куда следует прийти, чтобы получить страховое возмещение. Те вкладчики, которые звонили вам, видимо, не догадались позвонить нам.

-У нас тоже есть горячая линия, куда вкладчики делают свои запросы, и многие из них просто волнуются и не понимают, куда им звонить. Люди плохо знают о системе страхования вкладов.

- Когда начинаются выплаты, к нам обращается вкладчик, причем процедура обращения достаточно проста, самое главное, чтобы он пришел, предъявил документ, удостоверяющий личность, и написал заявление. Нам дается трехдневный срок для рассмотрения его заявления. Практика показывает, что выплата страхового возмещения производится в момент обращения. В банке-агенте есть реестр обязательств банка перед вкладчиками. Операционистка сверяет заявление вкладчика с реестром и при отсутствии расхождений тут же выплачивает причитающуюся ему сумму. Случаи возникновения расхождений были единичными, и нам примерно за сутки эти расхождения удавалось снять. Вот и все.

-То есть, получается, один визит нужен всего?

- Один визит. 14 дней прошло - вкладчики могут прийти в банк и получить возмещение. Другой вопрос, что они не приходят все в этот день. Это естественно, и незачем всем стремиться получить в первый день. Вкладчики выбирают удобное для себя время. Для нас это выражается в том, что иногда вкладчики не приходят неделями, месяцами. В этом случае мы повторно посылаем письменное уведомление. Как правило, после этого появляется вторая волна вкладчиков - тех, кто на первое уведомление по каким-либо причинам не отреагировал. Основная причина: вкладчик выбирает, когда ему удобнее.

-Какова процедура выбора банков-агентов? Вот отозвана лицензия, через сколько дней он должен быть назначен?

- Мы исходим из того срока, который уже назван, - 14 дней. За этот срок мы должны получить из банка, у которого отозвана лицензия, реестр обязательств перед вкладчиками, и за этот же срок мы должны отобрать банк-агент. Все укладывается в уже названный срок.

-А как вы выбираете банки-агенты?

- У нас существует аккредитация. Есть институт аккредитованных банков, с которыми мы заключаем соглашения еще до наступления какого-либо страхового случая. Мы дали соответствующее объявление всем банкам: пожалуйста, кто желает участвовать в выплате возмещения, обращайтесь к нам. Но при этом мы сформулировали к этим банкам определенные требования: это хорошая деловая репутация, устойчивое финансовое положение. Если речь идет о федеральном банке, он должен иметь разветвленную филиальную сеть в регионах. Если идет речь о региональном банке, он должен иметь сеть своих отделений в районах области. За время существования системы страхования вкладов при агентстве аккредитовался 31 банк. Их филиальная сеть охватывает практически всю территорию Российской Федерации. Это нам позволяет без промедления проводить выплаты страхового размещения. -Например, почему в одном случае агентом является Номос-банк, а в другом ВТБ24? Я думаю, что у них пересекаются сети?

-Когда происходит страховой случай, мы направляем свои предложения не в один, но и не во все банки. Мы заведомо знаем, что у некоторых из них нет филиалов в том регионе, где произошел страховой случай. Мы обращаемся к тем, кто располагает филиальной сетью по месту положения банка-банкрота.

Проводится конкурс, и выигрывает тот, кто предложил наилучшие условия, в том числе по оплате своих услуг. Один банк одну цену установил, другой ? чуть поменьше, а третий говорит, что готов работать без комиссионных. Кто рискнул сделать такое предложение, тот, как правило, выигрывает.

-В чем же заинтересован банк? Получить временно средства агентства?

-Опять же банки, которые хотят заработать себе репутацию, выигрывают конкурсы еще и потому, что предлагают обойтись без предварительного депонирования средств агентства. Они готовы начать выплачивать страховое возмещение за счет своих ресурсов. Что выигрывает этот банк? К нему приходят вкладчики обанкротившегося банка, которые вроде бы начинают терять доверие и к конкретному банку, и к банковской системе в целом. И банк-агент, если он правильно построил свою работу с этими вкладчиками, не только восстанавливает доверие в целом, но и убеждает вкладчика открыть вклад у себя.

У нас весной этого года был рекорд одного из банков, который так построил работу с вкладчиками, что 50% из них, пришедших за страховым возмещением, оформили вклад в банке-агенте. А вот недавно этот рекорд был побит на Сахалине. Там банк ВТБ-24 производил выплаты, и ему удалось оставить у себя 60% вкладов. С экономической точки зрения очень важно, что средства вкладчиков остаются в банковской системе. Они не под подушку, не под матрас уходят. Банк их может использовать и для потребительских кредитов, и в виде кредитов для конкретных промышленных предприятий. Вот такой эффект. И банки пытаются действительно максимально использовать свой статус банка-агента.

-То есть случаи, когда все-таки требуется заранее перечислить средства банку-агенту, есть?

- Бывают случаи, когда в конкурсе участвует небольшое количество банков. Например, когда банк-банкрот имеет мало вкладов или его расположение не очень удобно. Проводить выплаты в таком банке - экономически не очень интересно. В этом случае банки могут попросить, чтобы мы сразу при подписании договора перечислили им средства. И эти средства действительно находятся в их распоряжении до того, как к ним обратится вкладчик. А вкладчики, я еще раз повторю, тянутся очень долго - месяцами, годами. Процедура ликвидации иной раз идет полтора-два года, и все это время вкладчик имеет право обратиться за страховым возмещением. Какой-то процент вкладчиков так до нас и не доходит. Обычно речь идет о небольших суммах. Например, за суммами в тысячу рублей обращаются крайне редко.

-Удивительно, что люди не хотят побыстрее получить деньги и все-таки их положить на другой вклад?

- Крупные вклады, как правило, забирают в течение первых двух-трех месяцев.

-Два месяца люди тоже недополучают проценты?

- Это их выбор, понимаете. Еще раз повторю, что по истечении 14 дней вкладчик имеет право прийти и получить свои деньги.

-Может быть, они получают через два месяца, потому что они не знают этих правил, а реагируют только на повторное письмо АСВ?

- Я знаю, что вы этой теме уделяете большое внимание. Совсем недавно прочитал один свежий материал из американского опыта. Там один из руководителей американской Федеральной корпорации по страхованию депозитов (FDIC - структура, аналогичная АСВ), будучи назначен руководителем бридж-банка, созданного рядом с банком-банкротом, спу?стя месяц докладывал первые результаты своей работы. Он сказал, что извлек несколько уроков. Главный ? население плохо знает правила страхования депозитов. Я напомню, что эта фраза произнесена в год, когда системе страхования депозитов США исполнилось 75 лет. Мы в январе следующего года будем отмечать свое пятилетие. Мы удовлетворены тем уровнем знаний населения о системе страхования вкладов, который сейчас достигнут. Это при общем уровне низкой финансовой грамотности населения. Благодаря работе ЦБ, АСВ, самих банков - участников системы страхования вкладов (а на все эти банки законом возложена обязанность информировать население о системе страхования вкладов), уровень знания населения я могу оценить как достаточно высокий.

Вот последнее исследование, причем проведенное не по нашей инициативе. Уважаемый Валерий Федоров из ВЦИОМ пишет: 80% знает о системе страхования. Это блестящий результат, блестящий. Если вы хотите, чтобы знало 100%, я вам сразу скажу, этого никогда не будет. Во-первых, у нас большое количество людей, которым пока, к сожалению, нечего даже размещать в виде вкладов. Во-вторых, даже вкладчики не все обращают внимание на это Это их выбор - обращать внимание на информацию о системе страхования вкладов или не обращать. Вот я недавно беседовал с одной журналисткой. Она мне говорит: "А почему бы вам, чтобы вкладчиков лучше проинформировать, не вывешивать в банке какой-нибудь знак" Я ее спрашиваю: ?Вы сами вкладчица" Она говорит: "Да". "А почему вы не смотрите на дверь в банке, когда вы ее открываете"На ней висит вот такой знак: "Вклады застрахованы". А почему вы, когда подходите к окошечку операционистки, не смотрите на этот знак? На каждом окошечке такой знак висит. Более того, есть уголок вкладчика во многих банках?.

У нас в том году был конкурс на лучшую работу по информированию вкладчиков о системе страхования вкладов. Кроме того, многие банки, воспользовавшись нашей рекомендацией, включают информацию о системе страхования вкладов в текст договора. Но не все вкладчики читают текст договора, и вы не заставите их всех читать. Вот я, например, не читаю как вкладчик текст договора. Регулярно пролонгирую его и никогда не читаю, потому что у меня и так слишком много информации в голове и я доверяю работникам банка.

С первого года действия системы нами был разработан буклет "Справочник вкладчика". Мы его издавали несколько раз миллионным тиражом, направляя бесплатно в банки. Брошюру в связи с повышением суммы страхового возмещения до 700 тыс. рублей мы сейчас обновляем. Для тех же, кто хочет углубленно изучать, - пожалуйста: "Постатейный комментарий к закону о страховании вкладов физических лиц". Во все библиотеки рассылаем. Кстати, библиотеки наши не избалованы бесплатной рассылкой, от многих из них пришли благодарственные письма. Даже благодарят за эту небольшую брошюру. Давно уже никто бесплатно библиотекам книги не дает.

-Сколько разослали?

- 5 тыс. экземпляров, из них 2 тыс. по библиотекам. Я думаю, результаты этой работы мы сейчас ощущаем. Если б не было системы страхования вкладов, если б население о ней не знало, думаю, ущерб для банковской системы в сентябре-октябре этого года был бы нанесен более значительный.

-А вам не кажется, проблема еще более серьезная в том, что не верят люди в систему?

- Вот это проблема действительно более серьезная, только я ее опять же ставил бы пошире. У нас большая часть населения не верит государству, не верит банковской системе. И какая-то часть населения, несмотря на нашу информационную работу, может не верить системе страхования вкладов и считать, что это пустые обещания.

Тем более что некоторые горе-аналитики, называющие себя к тому же банковскими или экономическими аналитиками, вдруг пишут: да, есть, конечно, система страхования вкладов, но когда банк обанкротится, вам придется ждать год-полтора. Откуда они это берут? Неверие государству объясняется тем, что они просто ангажированы.

-Кем?

- Сами собой. Идеями либеральной модели рыночной экономики они ангажированы. Убеждены, что государство не может быть эффективным, что всякое вмешательство государства обязательно приносит вред и чем меньше государства в экономике, тем лучше. Эта либеральная модель рыночной экономики в лучшем случае себя изжила. Не может такого быть, чтобы модель, созданная более 200 лет назад, осталась идеально подходящей к нынешним условиям. А этот кризис, который мы наблюдаем во всем мире, просто с очевидностью доказал несостоятельность этой модели. И речь идет не о том, что нужно от рыночной экономики к какой-то другой переходить. Речь о том, что рыночная экономика, как любое другое явление, не может сводиться к какой-то единственной модели и тезис ?чем меньше государства, тем лучше- прямо опровергнут последними месяцами активного влияния всех государств, начиная с США, Европы и заканчивая Россией. Дай Бог, чтобы каждое такое вмешательство было эффективным. Но это другой вопрос, кстати, не менее важный.

-Для меня очевидно, что АСВ- это эффективный государственный инструмент, но если брать госкомпании, госбанки, то тут, на мой взгляд, создается почва для злоупотреблений, в том числе коррупции. Люди просто жалуются: 5-10% заносите " мы вам кредит выдадим"

Дело не в государственной форме, здесь явление многослойное. Начиная с рыночной дисциплины, уважения к праву, уважения к государству? Те госструктуры, которые это допускают, сами не уважают государство. Естественно, должна быть установлена эффективная система государственного контроля и обратная связь. Если такие сигналы поступают, нужно разбираться. Может быть, это опять оголтелая критика? А если это достоверная информация, значит, должны возбуждаться и расследоваться уголовные дела.

Кстати, если уж мы затронули тему либеральной экономики. В тех же США, которые были вроде бы проводником этой идеи, на самом деле давно от нее отказались. Например, там существует более сорока как коммерческих, так и некоммерческих госкорпораций ? они именуются правительственными корпорациями. Та же FDIC - правительственная корпорация. Они эту форму давно взяли на вооружение, а у нас вдруг в 2007 году поднялся вой наших доморощенных нью-либералов, мол, беда - госкорпорации создаются. Я не собираюсь доказывать правильность создания госкорпорации в каждом конкретном случае. Действительно, нужно смотреть, насколько это оправданно, но ведь пытаются саму идею назвать незаконной, неправомерной и вообще ужасной. Кто-то написал, что населению будет нечего есть из-за госкорпораций. Но пока мы видим, что если населению и будет нечего есть, то благодаря стихии рынка. Если б он лучше регулировался, лучше управлялся, лучше контролировался, последствий, которые мы наблюдаем, могло бы не быть. - Александр Владимирович, по поводу безотзывных вкладов вы не изменили свою точку зрения? * - Я для этого не вижу никаких оснований. Давайте сначала мы о предмете дискуссии поговорим. Больше всего у меня вызывает недоумение то, что разработчики до сих пор не сформулировали правильно предмет дискуссии, ведя разговор о том, что следует ввести новый самостоятельный вид вкладов под названием ?безотзывный?. Вся цивилизованная банковская практика знает два вида вкладов: вклад до востребования и срочный вклад.

Безотзывный - это что-то другое? Неправда. Это срочный вклад. Давайте определимся и поймем, что речь не идет о введении какого-то нового самостоятельного вида вклада.

Так о чем же идет речь? Открываем Гражданский кодекс, читаем статью о вкладе и обнаруживаем, что там есть норма, которая регулирует порядок расторжения договора вклада, то есть отзыв вкладчиком своих средств. И эта норма говорит о том, что по любому виду вкладов вкладчик может в любое время прийти и свои средства снять. Вот что является предметом дискуссии: может вкладчик прийти в любое время или не может?

Нам говорят: давайте установим ограничение или запрет на досрочное расторжение договоров, апеллируя к тому, что вкладчик сам же и подписывает, но опять забывая психологию вкладчика. Сейчас у них есть право по любому из этих двух видов вклада в любое время забрать средства. Нам предлагают ввести запрет: было у человека право - и вдруг его этого права лишили. Как будет это воспринято вкладчиком? Теперь связка с системой страхования вкладов. Очень прошу, не надо дискредитировать систему страхования вкладов непродуманными решениями, ведь вкладчик уже защищен на 700 тыс. рублей. Зачем привязывать безотзывный вклад к 700 тысячам? Отзывный он или безотзывный, он в любом случае защищен. Даже если есть какое-то разумное зерно у разработчиков этой идеи, привязка к системе страхования вкладов ее нивелирует.

Теперь срок вступления в силу. Если сегодня принимается закон, надо себе отдавать отчет, что он будет распространяться только на вновь заключенные договоры, а на прежние - не будет. Если вы сейчас хотите это использовать как средство предотвращения паники или средство, препятствующее изъятию вкладов, это не сработает. Опять инициатива становится бессмысленной.

И еще к вопросу о панике. Исходя из того, как мы представляем себе психологию вкладчика, человек, который имеет право в любое время изъять вклад, может поддаться панике, а может не поддаться. Если поддастся, прибежит в банк к окошечку и скажет: дайте мне обратно мои деньги. Он имеет шанс эти деньги получить обратно. А тот, кто имеет безотзывный вклад, думаете, будет спокойно сидеть дома? Он прибежит еще раньше, но будет знать, что ему в этом окошечке ничего не дадут. Может быть, я слишком плохо думаю о вкладчиках, но я боюсь, что они просто начнут бить эти окошечки и окна тоже. Вот вам и средство предотвращения паники... Ну и, наконец, сейчас, в тех условиях, когда еще есть определенное напряжение, стоит ли вообще эту дискуссию возобновлять? На мой взгляд, точно не стоит. А если еще учесть, что в ноябре-декабре, по нашим оценкам (может быть, мы излишние оптимисты), ситуация уже начала стабилизироваться, и ее удалось переломить? В сентябре был отток 1,5%, в октябре - около 6%, в ноябре, мы думаем, отток будет на уровне около 0% или это будет "минус ноль". Так я шучу в связи с тем, что несколько раз видел электронные табло, где был ноль со знаком минус. Я сначала удивлялся, откуда там минус появился, но, видимо, так устроен механизм работы табло. Так вот, думаю, что в ноябре будет -0%, а в декабре - пусть небольшой, но приток. Так что не надо дискуссий о безотзывных вкладах.

- Безотзывные вклады же работают в других странах...

- Работают, но я вернусь к тезису, который уже озвучил. Где-то исторически так сложилось, что предусмотрели невозможность досрочного расторжения срочных вкладов, а вот у нас не предусмотрели.

-Почему ЦБ сейчас не регулирует ставки по вкладам?

- При повышении суммы страхового возмещения до 700 тыс. рублей Банку России действительно было предоставлено право, правда, временно, на год, ограничивать размер ставок по вкладам, если они обнаруживают, что какой-нибудь банк их завышает. И пока он его ни разу не применил.

Почему? Возможно, не видит оснований. У Банка России есть целый набор инструментов воздействия на банки. А это крайняя мера, прямое, причем достаточно жесткое вмешательство государства в рыночные отношения. То, что ЦБ этим правом не злоупотребляет, хорошо.

- Как вы лично относитесь к тому, что некоторые банки предлагают 17-20% годовых?

- Во-первых, я бы подчеркнул, что сейчас действительно деньги подорожали. Денег стало не хватать в банковской системе, в реальной экономике. На них возник спрос, и рыночные законы диктуют повышение цены денег. В деятельности банков это отразилось в том, что они привлекают вклады под большую ставку. Значит, население имеет возможность получать за свои сбережения, которые оно размещает в банках, больше, чем было ранее. А банк, привлекая деньги, естественно, должен размещать их под большую ставку, иначе он ничего не заработает и просто станет банкротом. При ставке рефинансирования в 13% ставка по вкладам в 17-20% выглядит действительно завышенной, но для того, чтобы уяснить, адекватную ли цену установил банк, ЦБ может проверить: а какие доходы у банка, действительно ли он зарабатывает столько, чтобы иметь возможность платить вкладчикам по такой ставке? Если он получает высокую доходность от размещения своих средств, то, значит, он ведет более рискованную деятельность. Степень риска ЦБ имеет возможность оценить и отреагировать. Если не реагировал резко, возможно, не было оснований. Возможно, держит паузу. Что тоже может быть оправдано при напряжении, которое возникло.

- Есть банки, особенно в регионах, которые очень сильно зависят от высокодоходных вкладов. У них вложения рискованные, например, в недвижимость. Они думали, это будет расти вечно. Очевидно, что эти банки сейчас затыкают дыры, которые у них возникают. Очевидно, что в долгосрочной перспективе они неплатежеспособны?

- Вы слишком категоричны. Почему это очевидно? Нужно очень хорошо проверить и проанализировать банк, чтобы сделать такой вывод. Мы не спешим с таким выводом. Не могу исключать, что в некоторых банках наблюдается такая ситуация, о которой вы говорите. Но она, во-первых, не так очевидна, а во-вторых, значит, должен отреагировать ЦБ. Если вдруг он несвоевременно отреагирует, давайте мы у него тогда спросим, если всем это покажется очевидным. Я бы пока от такой категоричной оценки

воздержался. - Александр Владимирович, к вопросу об уровне знаний населения о системе страхования вкладов. Единицы понимают, что проценты тоже включаются в страховую сумму.

Вот, пожалуйста (показывает макет нового буклета). И в предыдущем варианте тоже про проценты сказано. Это вопрос к вкладчикам, насколько они хотят внимательно читать.

- Я общаюсь с людьми и вижу, знают они или нет.

- Он может не знать, потому что ему читать не хочется. Кстати, вы еще узнавайте, клиентом какого банка он является. Я здесь вынужден открыть одну тайну. Есть один банк, который не занимается работой по информированию граждан о системе страхования вкладов. Этот банк имеет самую большую долю вкладчиков в России. Это Сберегательный банк. Возможно, вы имели дело с его вкладчиками. Они действительно либо мало знают о системе страхования вкладов, либо не знают ничего. - Очевидно, что Сбербанку этим невыгодно заниматься.

- Это вы сказали. Без комментариев.

Относительно процентов. К сожалению, как и по любому другому вопросу, есть люди, которые не знают ответов. Итак, все причитающиеся проценты по вкладу, начисленные по день, предшествующий дню отзыва лицензии, причисляются к основной сумме вклада и включаются в расчет страхового возмещения. Если банк по каким-либо причинам забыл причислить к вкладу проценты, мы причисляем сами и выплачиваем. Но именно пропорционально времени, в течение которого деньги пролежали во вкладе. Если вы полгода назад разместили вклад под 10%, а через полгода наступил страховой случай, то, соответственно, вам будет начислено 5%.

- Это знают единицы.

- Давайте будем продолжать им об этом рассказывать.

- Мы об этом постоянно рассказываем.

- И мы об этом постоянно рассказываем. Вот буклет, который мы сейчас издаем. Вы без труда найдете здесь ответ на этот вопрос. Здесь прямо на рисунке написано "плюс проценты". Рисунок дан, чтобы внимание человека было привлечено к этому вопросу, если он ранее в справочнике не мог обнаружить. Сделали более доступно, с учетом психологии вкладчика. Люди, которые делают заявления о том, что плохо мы работаем с вкладчиками, они, на мой взгляд, сами несколько преувеличивают свои знания о вкладчике как таковом и о его психологии в частности. А мы психологию вкладчика чувствуем кожей и нутром.

Это без преувеличения. Причем при всем разнообразии этого вкладчика есть некий образ массового вкладчика, на которого мы ориентируемся. Ваш покорный слуга запустил в оборот этот термин "массовый вкладчик", но для нас и для меня в том числе это не что-то абстрактное и безликое.

Я помню лица вкладчиков банка "Чара", которых мне приходилось принимать в 1996 году. Я помню лица вкладчиков банка "Национальный кредит" в 1997 году. Я помню лица вкладчиков "СБС Агро" в 1999 году. И в 2004 году я помню голые задницы, извините за выражение, вкладчиков Содбизнесбанка, на которых было написано "Козлов" (они бывают жестокими и не всегда справедливыми). Я помню выражение лиц вкладчиков, которые при наступлении первого страхового случая в 2005-м первыми получили страховое возмещение, "радостно-изумленное. Они действительно не верили, что придут и им тут же отдадут деньги. И мы стараемся эту информационную работу строить с учетом психологии вкладчика.

- Вот лучше было бы, если на фирменном знаке АСВ написать "Вклады гарантированы государством"?

- Нет, не лучше. Потому что тогда вкладывался бы совсем другой смысл. Почему Сбербанк не дает информацию о системе страхования? Потому что он как бы по умолчанию хочет сказать, что действует прежняя норма о том, что вклады населения в Сбербанке гарантированы на 100%. А мы говорим, что вклады застрахованы. Как застрахованы? Читайте, пожалуйста, справочник вкладчика, читайте закон о страховании вкладов, читайте договор, который вы сами подписываете.

- Но гарантия и страховка, по-моему, в данном случае синонимы.

- Не совсем. Эта фраза адекватна, действительно вклады застрахованы. Как только вы говорите, что вклады гарантированы, у вкладчика может появиться образ, что они гарантированы на 100%, а мы не можем так заявить, потому что это неправда.

- Отсюда возникает еще одно заблуждение, что, если фонд страхования закончится, человек ничего не получит по вкладам.

- Если возникает вопрос, должно возникнуть желание найти на него ответ. Если у человека возникло заблуждение и он не хочет его развеять, это человеческая психология, и мы ее не переделаем. Но кто-то не хочет развеивать свое собственное заблуждение, а другой ищет ответ, и мы готовы дать ответ на этот вопрос.

- Допустим, у нас рухнуло пять банков на сумму страховых возмещений в 200 млрд рублей. Что будет происходить, если фонд страхования вкладов равен 83 млрдрублей?

- Во-первых, это катаклизм, это системный банковский кризис. И как будет в условиях системного банковского кризиса вести себя система, есть ответ в законе остраховании вкладов. Там есть специальная статья, посвященная обеспечению ее финансовой устойчивости. Мы обращаемся в правительство. Правительство обращается к законодателям. Законодатели вносят поправку в федеральный бюджет, и нам выделяются дополнительные средства. Такой механизм прописан в законе "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ".

- Я читал закон. Там написано, что АСВ может обратиться в правительство. Там не написано, что правительство обязано выделить недостающую сумму.

- И это правильно. Люди, во-первых, должны знать, что они принимают собственное решение о размещении средств в банке, что они вышли со своими средствами на рынок. Но как только они вышли на рынок, они подпадают под все риски, связанные с их экономическим решением. Они разместили средства в банке и должны понимать, что банк, взяв обязательство перед ними в рыночных условиях, в условиях свободной конкуренции, может оказаться несостоятельным, может в полной мере не ответить по своим обязательствам. В этом случае есть система страхования вкладов, которая выплатит до 700 тысяч рублей. Если вдруг наступает катаклизм, то вкладчик, так же, как вы, внимательно прочитавший закон, будет знать: да, наше правительство и наши законодатели могут принять решение о полном погашении обязательств перед вкладчиками, хотя действительно не обязаны. Это рыночные отношения. Наши не раз упомянутые либеральные экономисты вообще говорят, что государство не должно вмешиваться. А оно решило вмешаться для сохранения социальной стабильности. Но в условиях системного кризиса любое государство будет взвешивать плюсы и минусы того или иного решения. Оно при этом будет исходить из того, что распоряжается средствами налогоплательщиков, то есть всего населения. Но не все население разместило вклады в банках. Поэтому, действительно, государство может сказать: на такую часть мы действительно гасим обязательства банков перед населением, а вот на такую - не гасим. Но я еще раз повторюсь: это самая крайняя ситуация, это коллапс. Я не вижу никаких оснований для постановки вопроса в таком ключе даже при том напряжении, которое мы сейчас наблюдаем на банковском рынке.

- Так все-таки есть же обязательства на 700 тысяч рублей?

- Есть.

- Значит, есть и вариант, при котором эти обязательства не будут выполнены?

- Они могут быть, например, реструктурированы. В этом случае государство примет особый закон о реструктуризации этих обязательств перед вкладчиками. Но, как я уже говорил, у государства есть другие возможности. Необязательно принимать решение об увеличении фонда страхования за счет бюджета. Государство может принять решение о санации банков и выделить для этого средства, что, собственно, уже и сделано. И тогда не будет страховых случаев. Оно может еще какое-то придумать решение, которое снимет напряжение.

- Но Путин сказал, что государство, безусловно, выполнит свои обещания по вкладам?

- Если он сказал, значит так и будет.

...хотя это в законе не прописано...

- Но он же сказал

- Но он у нас премьер-министр, у нас же президент еще есть?

- Есть. Вот они оба скажут законодателям: ребята, будьте добры принять закон о полном погашении -и ребята дружно примут.