Причем география очень широкая: Америка, Европа, Азия входят в сферу интересов интеллектуальных грабителей (см. табл. 1). И в большинстве случаев преступления совершают сами сотрудники финансовых учреждений, а нередко и топ-менеджмент.

Таблица 1

Наиболее крупные банковские мошенничества [1]

Позиция Пострадавший банк Страна Характер преступления Год раскрытия
преступления
Оценка ущерба,
млрд долл.
1 Bank of Credit and Commerce
International
Лондон, Люксембург клонение от уплаты налогов, взяточничество, поддержка международного терроризма, причастность к торговле оружием и ядерными технологиями, финансовое мошенничество 1991 10,0
2 Societe Generale Франция Спекуляции с акциями 2008 7,1
3 Bank Fuer Arbeit und Wirtschaft AG Австрия Валютные операции, выдача кредитов 2006 2,6
4 Banco Intercontinental Доминиканская Республика Финансовое мошенничество и сокрытие финансовой информации 2003 2,2
5 Barings Bank Великобритания, Сингапур Махинации с фьючерсными контрактами 1995 1,4
6-7 Daiwa Bank Япония, США Спекуляции с ценными бумагами 1995 1,1
6-7 Сельскохозяйственный банк Китая Китай Мошенничество с депозитами и кредитами 2006 1,1
8 Allfirst Financial США, Ирландия Операции с валютными фьючерсами 2002 0,7
9 Банк Китая Китай Похищение денежных средств 2006 0,5
10 Вьеткомбанк, Инкомбанк Вьетнам Кредиты подставным фирмам 1997 0,3

Главным источником кибератак в финансовом секторе остаются Соединенные Штаты (49 %). Это существенно выше показателя общемировых атак по интернету в целом (32 % за тот же период). Впрочем, этот результат может объясняться тем, что в учреждениях финансового сектора США установлено больше датчиков, чем в любом другом регионе. Вторым по интенсивности исходящих атак на финансовые компании стал Китай (20 %). Япония генерирует 3 % атак против финансовых учреждений, занимая третье место, как в первом, так и во втором случае (см. табл. 2).

Таблица 2

Кибератаки по странам

Позиция Страна Атаки на отрасль, % Общемировые атаки, %
1 США 49 32
2 Китай 20 6
3 Япония 3 3
4 Канада 3 4
5 Великобритания 2 6
6 Германия 2 5
7 Австралия 2 2
8 Франция 2 4
9 Южная Корея 2 2
10 Тайвань 2 3

Спам, связанный с финансовыми продуктами и услугами, занимает третье место в мире (15 % от всего спама в интернете) после медицинских услуг (32 %) и коммерческих продуктов (30 %).

В последнее время финансовые киберпреступления перерастают в неприятную тенденцию. Хакерство "из любви к искусству" сменяется хакерством ради наживы. И как ожидается, этот сдвиг мотивации будет только усиливаться: злоумышленники чаще будут переходить от угроз, нацеленных на уничтожение или искажение данных, к краже конфиденциальной, финансовой и персональной информации с целью материального обогащения. Инструменты, которые применяются для совершения подобных действий, часто называют преступным программным обеспечением.

Дальнейшее развитие получит использование взломщиками вредоносного кода, который, проникнув в компьютер пользователя, остается незамеченным. Скрыть его присутствие можно различными методами. По мнению экспертов корпорации Symantec, особенно активно будет развиваться один из наиболее ходовых в настоящее время приёмов внедрения вредоносного кода - rootkit. Эта программа (набор программ) не заражает машину сама, как вирусы или "черви", а пытается создать необнаруживаемую среду, в которой вредоносный код и угрозы для безопасности смогут выполнять свои функции.

Используя rootkit, киберпреступник сможет еще активнее взламывать системы, так как получит возможность выполнять в них практически любые действия, включая удаленный доступ, кражу и передачу конфиденциальной информации, установку дополнительных угроз для безопасности - рекламного и шпионского программного обеспечения.

За последние годы число уникальных фишинговых сообщений, определенных как фишинг против финансовых учреждений, увеличилось на треть. Мишенью фишинговых атак становились в среднем 20 финансовых учреждений в день.

Возможно, основной целью сетевых атак в ближайшее время станут не одноразовые взломы и информационные диверсии, а создание инфраструктуры, обеспечивающей работу и распространение преступного программного обеспечения.

Рост и разнообразие форм отмывания денег

Отмывание денег позволяет преступникам скрывать и узаконивать незаконные доходы, полученные от преступных действий. Отмывание денег препятствует усилиям регулирующих и правоохранительных служб идентифицировать источники незаконных доходов, прослеживать их связь с определенными преступными действиями и конфисковывать финансовые активы преступников. Кроме того, успешное отмывание незаконных фондов помогает поддерживать и финансировать будущую преступную деятельность, включая любые виды международной преступности. Хотя финансовые эксперты соглашаются, что масштаб незаконных доходов в мире велик и постоянно растет, имеется мало аналитических исследований оценок масштабов отмывания денег. Есть несколько локальных оценок, но нет почти никакого представления относительно величины отмывания денег в глобальном, региональном или национальном масштабах.

Согласно одной недавней оценке экспертов, во всем мире деятельность по отмыванию денег может быть грубо оценена в 1 трлн долл. в год, из них почти половина приходится на отмывание доходов от торговли наркотиками. Масштабы всемирного отмывания денег - от 2 % до 5% всемирного ВНП, т. е. приблизительно от 800 млрд долл. до 2 трлн долл.

Инфраструктура, используемая международными преступными группами, чтобы "отстирывать" незаконные доходы, является обширной и всемирной. Имеется много методов для "стирки" денег. Среди них использование тех законных видов бизнеса, которые имеют тенденцию работать с наличными деньгами (гостиницы, казино, рестораны, строительные компании, транспортные агентства и т. д.). В результате для правоохранительных агентств оказывается весьма трудным идентифицировать незаконные доходы. Преступники сознательно объединяют законные и незаконные поступления, чтобы отрицать свою причастность к преступной деятельности.

Чтобы узаконивать и перемещать преступные доходы, обычно используются международные банковские и финансовые системы. Огромные суммы денег "отстираны" на крупнейших всемирных финансовых рынках прежде всего в таких странах, как Гонконг, Япония, Германия, Великобритания и Соединенные Штаты, хотя обширное законодательство и меры контроля делают проведение незаконных финансовых сделок именно в этих странах более трудным и опасным. В отдельных случаях организаторы денежной "прачечной" могут даже "принимать на постоянную работу" служащих банка, чтобы те регулярно проводили от имени преступной организации сделки по отмыванию денег. Некоторые организованные преступные группы стремятся получить собственные банки, чтобы облегчить свою деятельность по отмыванию денег.

Многие факторы вносят свой вклад в уязвимость страны к отмыванию денег: недостаток адекватного законодательства или соответствующего правоприменения, законы о банковской тайне, слабые или коррумпированные финансовые учреждения, неадекватное или неэффективное регулирующее наблюдение за деятельностью финансового сектора и т. д.

В России и в других странах с переходной экономикой организованные преступные группы использовали программы приватизации промышленности, чтобы получить точку опоры в законной экономике. Слабые банковские инструкции, слабое правоприменение и общий недостаток контроля за отмыванием денег обеспечивают в этих странах благоприятную среду для незаконной финансовой деятельности.

Офшорные банковские центры типа Лихтенштейна, Багамских островов, Науру и Ливана обычно обеспечивают тайну банковских вкладов и облагают доходы низким налогом. Эти условия стимулируют преступников проводить незаконные финансовые действия именно в этих странах. Кроме того, новые офшорные центры (это особенно типично для южной части Tихого океана) имеют более слабое законодательство, направленное против отмывания денег, и меньше регулируются, чем традиционные офшорные финансовые центры.

На юго-востоке и юго-западе Азии, а также на Ближнем Востоке неофициальные банковские системы, известные как hawala, hundi, или hui kuan, предлагают альтернативные возможности для отмывания финансовых фондов вне формальной банковской системы. Эти традиционные небанковские системы все более и более используются преступниками, торговцами наркотиками и террористическими организациями, использующими их во всем мире, чтобы отмывать незаконные средства и перемещать их на далекие расстояния, потому что они не оставляют фактически никакого бумажного следа для правоохранительных или регулирующих органов.

Международная организация Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF) указывает, что альтернативные системы денежного перевода играют существенную роль в отмывании денег во всем мире. FATF также отмечает рост незаконных средств, "выстиранных" через небанковские финансовые учреждения вроде организаций по обмену валюты, при помощи денежных переводов или через казино. Эти организации имеют тенденцию быть менее регулируемыми, чем банковские, и они часто используются для переводов денег в законную экономику.

По мнению того же FATF, колумбийский черный рынок по обмену песо - одна из основных систем по отмыванию денег, используемая наркоторговцами. Они продают зелье за американские доллары, которые потом сплавляют со скидкой брокерам, а те, в свою очередь, кредитуют дельцов эквивалентным количеством песо в колумбийских банках. Доллары в Соединенных Штатах затем перепродаются колумбийским бизнесменам по обменному курсу, лучшему, чем официальный курс в их стране, и они используют эти фонды, чтобы финансировать закупку и экспорт оплачиваемых долларами товаров из США. Таким образом, доллары, изначально полученные как доходы от продажи наркотиков, отмываются при помощи процесса, который эффективно обходит и американскую, и колумбийскую системы валютного контроля. Прибыль наркоторговцев, полученная в Соединенных Штатах, "репатриируется" в форме товаров. По оценкам американских правоохранительных органов, при помощи обмена песо на "черном" рынке ежегодно может отмываться до 5 млрд долл. от наркоторговли.

Колумбийские, мексиканские и доминиканские наркокартели подозреваются также в использовании для "отстирки" доходов отправителей денежных переводов. Эти люди переводят деньги в обмен на комиссионное вознаграждение обычно до 10 % от стоимости перевода. В США при отправлении денежных переводов теперь требуют сообщать о подозрительной деятельности, включая информацию обо всех валютных сделках, превышающих 10 тыс. долл.

Казино и другие подобные игорные учреждения популярны для отмывания денег из-за большого ежедневные объема наличных сделок, что помогает скрывать незаконную деятельность. Поэтому организованные преступные группы и наркоторговцы открывают новые казино и другие игорные учреждения или приобретают существующие.

Брокеры и дилеры на рынке ценных бумаг также могут быть причастны к "стирке" денег. В ближайшие три года в США планируется принять инструкции, которые будут требовать от брокеров и дилеров ценных бумаг сообщать о подозрительной деятельности их клиентов. Это, впрочем, они могут делать и сейчас, но добровольно.

Международный валютный фонд (МВФ) отметил множество неблагоприятных макроэкономических эффектов, вызванных отмыванием денег, вроде высокой неопределенности ситуации на иностранных валютных рынках и ставки процента, что искажает рыночные ожидания. Хотя текущая деятельность по отмыванию денег в Соединенных Штатах не подрывает экономическую стабильность, это препятствует усилиям правительства страны по сбору налогов и требует больших государственных расходов на регулирование банковского сектора, финансовых рынков и деловой среды.

В развивающихся странах накопление и движение больших незаконных фондов может дестабилизировать экономику. Инвестиции преступных групп в законные деловые предприятия отпугивают честных инвесторов и причиняют неудобства компаниям, принадлежащим законным бизнесменам. Широко распространенная "стирка" денег может подорвать платежеспособность и доверие банков и других финансовых учреждений, разрушить доверие общества к финансовой системе. Это может также отпугивать потенциальных инвесторов и создавать опасность действующим. Малая национальная экономика также уязвима к дестабилизации от сложных мошенничеств, которые связаны с большим количествам свободных наличных денег. Наконец, развивающаяся экономика особенно уязвима к попыткам работников денежных "прачечных" развратить учреждения и лиц с большим количеством наличных денег, что потенциально подрывает политическую стабильность. Так, широко распространенное отмывание денег и мошеннические схемы инвестиционных пирамид, организованные в середине 1990-х годах итальянскими и албанскими преступными группами, привели к существенной политической нестабильности в Албании, последствия которой ощущаются до сих пор.

Увеличение международного внимания к отмыванию денег заставило многие страны принять специальное законодательство против этого зла и другие профилактические меры. Кроме того, вводятся международные стандарты, которые увеличивают прозрачность банковских операций, уменьшают банковскую тайну и другие факторы маскировки собственности на финансовые активы.

Начиная с 1994 года 55 стран приняли законодательство или инструкции, требующие, чтобы банки давали отчеты о крупных валютных сделках, а число стран, требующих, чтобы банки поддерживали однотипную финансовую отчетность, выросло до 85. Кроме того, все большее количество стран начинает устанавливать контроль и за небанковскими финансовыми учреждениями. В настоящее время 49 стран требуют, чтобы эти учреждения выполняли те же самые стандарты идентификации клиентов, что и действующие в этих странах банки.

В июне 2000 года FATF публично назвал 15 стран - Багамские и Каймановы острова, острова Кука, Доминиканскую Республику, Израиль, Ливан, Лихтенштейн, Маршалловы острова, Науру, Ниуэ, Панаму, Филиппины, Россию, Cент-Киттс и Невис, Cант-Винсент и Гренадины - государствами, чьи системы регулирования и методы борьбы против отмывания денег являются несовершенными. В июле 2000 года правительство США выпустило обращение к финансовым учреждениям страны, где отмечалось несовершенство контроля за "стиркой" денег в этих странах. Другие члены "большой семерки" также выпустили подобные обращения.

Основополагающими нормами и правилами, которыми формируется современный комплекс организационных и правовых мер предупреждения и пресечения легализации доходов от криминальной экономической деятельности являются:

- определение понятия легализации (отмывания) доходов как деятельности по приданию правомерного вида доходам, полученным преступным путем, с учетом этого определения при формулировании состава соответствующего преступления;

- признание преступлением любых действий по легализации (отмыванию) финансовых средств, полученных преступным путем, с установлением соответствующей ответственности и конфискацией таких средств;

- установление требований по регистрации некоторых видов финансовых операций и идентификации лиц, их совершающих, а также требований к хранению этих материалов;

- использование широкого понятия финансовой операции, охватывающего операции с деньгами, ценными бумагами, имуществом, имущественными правами, а также удостоверение и регистрацию таких операций;

- применение широкого понятия организации, осуществляющей финансовые операции, в качестве которой должны признаваться не только кредитные организации, но и все другие хозяйствующие субъекты, а равно учреждения связи, игорные заведения и др.;

- ограничение коммерческой и банковской тайны в целях получения информации, необходимой для выявления и пресечения действий по легализации (отмыванию) доходов от преступной деятельности;

- установление ограничений на финансовые операции с наличными деньгами и перемещение наличных денег через таможенную границу;

- введение категории финансовых операций, подлежащих особому контролю (подозрительных операций);

- установление обязанности работников организаций, осуществляющих финансовые операции, сообщать уполномоченному органу о незаконных операциях и операциях, требующих особого контроля;

- иммунитет работников организаций, осуществляющих финансовые операции, от ответственности за разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, при сообщении таких сведений уполномоченному органу в предусмотренных законом случаях;

- установление ответственности работников организаций, осуществляющих финансовые операции:

1) за отказ от предоставления уполномоченным органам сведений о незаконных операциях или операциях, требующих особого контроля;

2) за разглашение информации о предоставлении таких сведений;

3) за невыполнение требований о регистрации финансовых операций и лиц, их совершающих, а также за уничтожение таких документов;

4) за нарушение правил работы с наличными деньгами и др.

Окончание следует.


[1] В рейтинг не включены операции по отмыванию денег.