- Насколько неожиданным для вас было столь сильное падения рынков акций в сентябре-октябре? Ожидаете ли вы новые «черные дни»?

rodzyanko1.jpg- Неожиданными были резкость падений, их глубина и настойчивость. Почему этот процесс продолжается, почему нужна ликвидность сейчас? Потому что все требуют исполнения обязательств, а очень многие покупки профинансированы под залог тех же акций. В таких ситуациях начинаются маржин-коллы – банки требуют либо увеличить заложенные пакеты или доплатить, либо же, в крайнем случае, выставляют портфели на продажу. Это мы сейчас и видим. Идет процесс выдувания, или сжимания плеча. Таким образом, рынок будет сам себя кормить, пока плечо не будет выбито окончательно.

- Насколько оправдано в это время закрывать биржи?

- Мне кажется, что российские власти слишком часто пускают в ход этот прием. Но слишком часто использовать такой способ лечения опасно. В России в первый раз об остановке торгов объявили месяц назад. С тех пор рынок постоянно находится на «ручном управлении»: то закрывается, то открывается. Однако я считаю, что рынок должен самостоятельно переварить объективные и эмоциональные факторы и найти свой уровень. Российское правительство имеет сейчас достаточно средств и может стабилизировать ситуацию. Между тем, у западных инвесторов есть определенные критерии: если рынок непредсказуемо открывается и закрывается, это может не соответствовать минимальным требованиями ликвидности и привести к закрытию лимитов на Россию. Такой результат не желателен.

- Текущие события не помешают Credit Suisse окончить год с положительным результатом?

- Я не готов комментировать годовые финансовые результаты. С момента начала кризиса наши списания составили около $10 млрд, что достаточно существенно, но, по сравнению со многими конкурентами, наши позиции намного сильнее.

- Какое направление вашего бизнеса приносит наибольшую прибыль?

- Если смотреть на данные второго квартала, то чистая прибыль всего банка составила 1,2 млрд швейцарских франков. Около 900 млн из них принесло управление частным капиталом.

- Credit Suisse понес большие потери в России во время кризиса 1998-го. Вам помогает сейчас этот опыт?

- Да, этот опыт многому нас научил. В последние годы мы избегали спекуляций, не развивали бизнес на сильно рискованных рынках. Мы старались вести себя правильно по отношению к тем, кто заложил у нас свои акции.

- Что значит «вести себя правильно»?

- Разумно. И поддерживали постоянный контакт с клиентами.

- Уже можно предположить, какие стратегии будут оправдывать себя в ближайшее время?

- Сейчас идет процесс «бархатной национализации». Неограниченный источник денег есть только у тех, кто их печатает. Поэтому по всему миру происходит рекапитализации, везде –  в Китае, США, России, Европе и т.д.

- Кризис изменил отношение ваших состоятельных клиентов к риску?

- Сегодня клиенты хотят, чтобы их деньги были в сохранности. Их теперь чаще устраивает доходность, близкая к банковским депозитам. Многие начали обращать внимание на имидж банка, где они держат деньги, стараясь оценить вероятность «заморозки» собственных средств. Таким образом, стали проявляться риски, которые могут поставить под угрозу стабильность банковской системы. Именно поэтому правительства принимают столь активные меры по сохранности депозитов частных лиц.

- Достаточны ли эти меры?

- Думаю, что да.