karusel.jpg Сергей Николаевич, IBS работает на рынке банковской автоматизации уже много лет, Какие основные тенденции на этом рынке вы можете отметить?

Начну с того, что сам термин «банковская автоматизация» все менее актуален. Он уже не отражает сути происходящего. Сегодня клиенты, а вслед за ними и IT-консультанты, и вендоры все чаще используют термин «технологическая реализация модели бизнеса». И это не просто дань моде или новое название для старых процессов. Это принципиально новый подход к реализации IT-функции в банковском бизнесе. Банки обращаются к ITкомпаниям для решения конкретных задач, например, повышения эффективности работы клиентского блока. Они хотят получить готовую, проверенную модель бизнес-процессов и ее технологическую реализацию. И речь во многих случаях уже идет не о поддерживающих функциях, а о том, что система во многом задает бизнес-процессы.

Как информационные технологии могут помочь банкам в решении его задач? Какие услуги наиболее востребованы на рынке? Какие продукты банки стремятся внедрить в первую очередь?

Высок спрос на решения, так или иначе связанные с эффективной работой с клиентами. Актуальна тема CRM.

На втором месте я бы отметил системы хранения данных. Банки воспринимают хранилища данных как средство интеграции, консолидации данных. Тенденция сегодняшнего дня такова, что все банки по мере возможностей приходят к централизованной архитектуре. Процессы слияний и поглощений, расширение филиальных сетей актуализируют задачу систематизации клиентских баз.

Или возьмем проблему невозврата кредитов. Безусловно, рост процента невозвратов при общем росте бизнеса не так важен. А вот когда бизнес прекращает двукратный рост проблема становится более актуальной. Здесь приходит понимание того, что пора вкладывать средства в ее решение, внедрять специализированные коллектинговые системы, развивать call-центры и т. д. Так что, думаю, российские интеграторы обеспечены работой в банковской отрасли на долгие годы.

Есть мнение, что использование западного опыта и технологий в наших условиях невозможно из-за значительных отличий российского законодательства, которые западные IT-системы не учитывают. Насколько, на ваш взгляд, адаптируемы зарубежные системы к российским реалиям? Как вы решаете эту проблему?

В своей работе мы изначально делали акцент на профессиональных западных решениях. На их стороне - высокая производительность, масштабируемость, bestpractices.

Однако вскоре стало понятно: российский банковский бизнес не укладывается в привычные для западных производителей ПО рамки. Очень велики различия практически во всем - начиная от бизнес-процессов и заканчивая планами счетов и принципами бухучета. В связи с этим мы начали искать западных партнеров, готовых работать на паритетных началах - наша постановка задачи, их решения в качестве платформы, совместная локализация.

Хорошо понимая, что ни одно из решений не учитывает специфики российского банковского законодательства, мы сразу оговаривали необходимость взаимной доработки системы в качестве обязательного условия партнерства.

К сожалению, опыт сотрудничества с одним из наших партнеров показал, что такая модель не всегда может быть работоспособной. Оказалось, что далеко не все зарубежные производители понимают всю глубину технологических расхождений между готовой системой и требованиями к ней со стороны российских банков и не готовы строить сотрудничество таким образом, чтобы эти расхождения преодолеть. Ограниченная применимость зарубежных best-practices и специфика российского банковского законодательства предполагают принципиально новый уровень взаимной открытости партнеров для совместной работы над адаптацией решений. Оптимальный способ сотрудничества в этой ситуации - создание совместного центра разработки. К сожалению, наши партнеры не учли масштаб необходимых преобразований и к такой модели работы оказались не готовы.

Изменится ли теперь продуктовая стратегия IBS? Собираетесь ли вы продолжить развивать свой портфель на основе решений западных поставщиков или будете разрабатывать собственные продукты?

Мы по-прежнему убеждены, что российским банкам нужны промышленные решения, позволяющие путем настроек и доработок реализовывать как существующие западные наработки, так и всю российскую специфику. Еще более важен выбор архитектуры, обеспечивающей гибкость в использовании приложений. Поэтому мы в своих предложениях опираемся на архитектуру, в которой для каждого бизнес-направления используется оптимальное профессиональное решение.

В идеале использование такого решения позволяет банку «разгрузить» АБС: у нее остаются только функции проводок и формирования отчетности ЦБ, остальное реализуется специализированными приложениями. При этом все системы банка тесно взаимодействуют друг с другом на основе единой интеграционной платформы. C точки зрения IT, это означает переход к построению сервисно-ориентированной архитектуры (SOA). Основное преимущество этой архитектуры в том, что на ее основе можно создать более гибкую инфраструктуру и более эффективно решать бизнес-задачи средствами IТ.

В рамках такого подхода нами разрабатываются наиболее востребованные рынком решения: специализированное хранилище данных, на основе которого можно реализовать отчетность, риски, управление данными, а также функциональные приложения - единый фронт-офис, ритейл, факторинг и так далее. В качестве основы для этих решений мы берем промышленные платформы, например, активно работаем с линейкой Oracle и другими вендорами. Преимущество этих платформ в том, что они чрезвычайно гибкие. Их можно модифицировать под конкретные требования клиента усилиями аналитиков и консультантов, а не переписывать систему. Первые осязаемые результаты мы будем готовы презентовать рынку осенью.

Хотя тема SOA активно обсуждается на рынке, на данном этапе реальных проектов перехода на SOA в финансовом секторе нет или почти нет. С чем это связано?

Действительно, интеграторы и банкиры много говорят о SOA, но при этом решаются на внедрение пока немногие. Дело в том, что полноценное внедрение SOA это долгая, очень недешевая и крайне трудоемкая работа, требующая серьезной перестройки IT и стратегического видения. Простой пример - создание единой интеграционной платформы. Это большой комплексный проект, который готовит почву дальнейшего развития SOA, но не дает мгновенную отдачу в виде повышения эффективности бизнеса.

Осязаемые преимущества появятся много позже, да и то при условии последовательной работы. Именно поэтому менеджеры сомневаются, соизмеримы ли затраты и результат. Кроме того, попытки рассматривать SOA только как технологическую платформу заранее обречены на разочарование. Сама по себе технологическая платформа - это инструмент, не более того. Мы реализуем в нашей работе SOA как сочетание технологической платформы с функциональными решениями. Только при таком подходе эта методология дает эффект. Пример правильного «SOAподхода» - внедрение единого для всех банковских операций фронтофиса в противовес монолитной АБС.

Хочу еще раз подчеркнуть, что для того чтобы делать SOA, нужно стратегическое видение. К чести сказать, оно есть у многих CIO банков. Очевидно, что все большее количество игроков рынка сегодня так или иначе идут к этой идее.

АКЦЕНТ

Банки сегодня хотят получить готовую проверенную модель бизнес-процессов и ее технологическую реализацию.