hole.jpgЕсли так продолжится, то устоявшиеся в последние 4-5 лет взаимоотношения с деньгами придется пересмотреть. Тем паче, «большие мальчики» их уже пересмотрели. Прозвучавшие в первой половине года заявления ЦБ о том, что ныне их главная цель – не набившая оскомину «устойчивость системы», а отказ от давления на рубль – это, судя по всему, взаправду.

Заявленный «новый курс» ЦБ с оговорками, но выполняет. Что позволяет некоторым экспертам весьма оптимистично оценивать перспективы рубля. Например, ведущий аналитик Альфа-банка Наталья Орлова на той неделе заявила: «если ЦБ не будет покупать приходящую валюту, у нас будет очень сильное укрепление рубля вне зависимости от краткосрочного оттока капитала». Она полагает, что рубль в среднесрочной перспективе (два-три года) может в результате ухода ЦБ с валютного рынка выйти на уровень18-20 рублей за доллар.

Может даже, чем черт не шутит, ЦБ начнет не скупать, а продавать валюту. Во всяком случае, в минувшем августе впервые в новейшей истории международные валютные резервы России сократились - на $14,3 млрд (примерно на 3%). Каковые и были направлены на укрепление отечественной валюты. Простой расчет показывает, что при таких темпах нашей резервной мошны хватит аж на три года. Образ твердого рубля в последнее время превратился прямо в некий фаллический культ отечественных финансовых чиновников и политиков. Оно и понятно, нам же его еще резервной валютой предстоит сделать и вообще. Пока, впрочем, от этой твердости пользы мало. Что им делать? Гвозди заколачивать? Тем более, что побочный эффект – раскрутка инфляции.

Борьбу с инфляцией ЦБ, как мы помним, тоже объявил своей приоритетной задачей. Борется. Даже с переменным успехом. Например, в августе инфляция в России составила лишь 0,4%. Это больше, чем планировалось (0,2%), но гораздо меньше, чем в предыдущие месяцы этого года. Пессимисты, правда, напоминают, что тут союзником борцов-чиновников стала традиционная сезонная конъюнктура (снижение цен на плодоовощную продукцию и т.п.) и властям по итогам года вряд ли удастся удержать инфляцию в пределах заявленных 12%. Но ЦБ не унывает. В минувшую пятницу его первый зампред Андрей Улюкаев заявил журналистам, что в сентябре рассчитывает на нулевую инфляцию.

Люди, однако, не пресс-конференции в ЦБ не ходят. И потому, видимо, беспокоятся. По недавним данным ВЦИОМ, например, почти три четверти россиян (73%) оценивают уровень инфляции как высокий и только 2% - как незначительный.

Ну, люди-то ладно, им, известное дело, изрядно финграмотности не хватает. Другое дело, что банковские аналитики тоже не склонны к оптимизму. По последним данным ЦМЭИ БДО «Юникон» доходность банковских депозитов остается отрицательной. Причем весьма ощутимо. Депозиты в рублях за год обесценились на 5,87%, в евро – на 5,07%, в долларах – на 11,34%. Так что грезы 2006 года, когда впервые за 15 лет депозиты обогнали уровень инфляции, остались в прошлом. Хранить деньги в банках невыгодно. В вряд ли это не осознает масса клиентов. Что ставит под большой вопрос идею закрыть «дырку» в фондировании за счет замены западных капиталов отечественными сбережениями. Год назад такие идеи шли под фанфары. Сейчас – нет.

Мода на ОМС тоже может оказаться сомнительной. «Вечная ценность» человечества, последнее время демонстрировавшая аж 30-процентный ежегодный рост, недавно тоже пошатнулась. Ну, или как минимум споткнулась на подъеме.

На днях на Лондонской бирже в цене упала вся «великолепная четверка» - и золото, и серебро, и платина, и палладий. Это как минимум ставит под вопрос бодрые прогнозы о том, что совсем-совсем скоро золото пройдет морально-исторический рубеж в $1000 за унцию.

На фондовый рынок вообще без слез не взглянешь. Традиционно осторожные биржевые аналитики уже не стесняются таких выражений как «обвал», «вакханалия» и «паника трейдеров» . В минувшем августе лишь один из российских ПИФов смог выдать положительную рублевую доходность. Прочие же затягивают потуже пояса и печатают рекламные брошюрки со слоганами «В этом году наши пайщики потеряли только 7%!». Одну такую недавно видел в известной управляющей компании. При всей честности, она не внушила желания инвестировать.

На бирже также возлагали некоторые – весьма слабые – надежды на благотворное влияние сентября, однако они не оправдались. Напротив, за первую неделю индексы обеих российских площадок – РТС и ММВБ – упали до значений двухлетней давности. В «пролете» все – и сырьевики, и финансисты, и инновационные бизнесы. Что усугубляется оттоком западного капитала из России (лозунг «Цхинвал, мы с тобой!» им не понравился, что ли?) и падением цен на «наше все». Которое нынче стоит лишь $105 за баррель супротив бывших $130.

Тут патриоты могут возмущенно заметить, что Россия падает «не хужей других» и что на фондовых рынках Европы и Америки тоже творится черти что. Справедливо. Но способно утешить исключительно тех, кто вместо денег готов удовлетворится сакральным «А америкосам-то еще хуже!». Тем паче, что пока еще неясно, кому хуже. Да, западные биржи «падают» и там тоже «лидерами» падения стали финансовые институты (например, Merrill Lynch , Barclays, Royal Bank of Scotland, Banco Santander, BNP Paribas и проч.). Но «наши», увы, тоже не отстают. ВТБ, вслед за Citigroup, в эти дни продемонстрировал уникальный кульбит: его акции упали настолько, что фондовая капитализация сего учреждения оказалась даже ниже размера собственного капитала. Весь вопрос в том, что для России подобная ситуация означает абсолютное разочарование россиян в попытках инвестировать в народные IPO и тому подобные мероприятия. И риск возврата к недоброй памяти идеологии: «С государством в азартные игры играть нельзя».

Попробуем резюмировать.

  • Деньги на руках обесцениваются, несмотря на временную доступность арбузов и дынь.
  • Деньги в депозитах обесцениваются с чуть меньшей, но не менее удручающей скоростью.
  • Деньги в золоте – под вопросом.
  • Деньги на бирже – это меньше шансов, чем в казино.
  • Деньги в акциях «больших мальчиков» - это просто потерянные деньги.

Логичный вопрос: куда устремятся деньги россиян? И что в ближайшем будущем им сможет предложить отечественный финансовый рынок. Ну, за исключением фразы, которой дедушка короля из «Обыкновенного чуда» утешал полузадушенную бабушку: «Потерпи, может, обойдется».