Один из соцопросов, проведенных в 2004 г., насмешил заказчиков комичными результатами. 30% представителей малого и среднего бизнеса назвали факторинг «формой неформальных взаимоотношений между мужчиной и женщиной». С тех пор факторинговые компании стараются повысить осведомленность о своей услуге: компания «Еврокоммерц» даже запустила продажу пакета услуг в картонных коробках, подражая розничным продавцам. Желание стать ближе к потребителю сейчас окупается сторицей: в условиях сокращения банками кредитных программ для многих предприятий факторинг стал настоящим спасением.

ТРУДНЫЙ ПРОДУКТ

В схеме классического факторинга задействованы три стороны: компания-продавец, компания-покупатель и факторинговая компания (фактор). Компания отгружает товар своим покупателям с условием отсрочки платежа. Документы об отгрузке передаются фактору, и он оплачивает клиенту до 90% платежа, приобретая права требования к покупателю. При поступлении платежа от последнего недостающая сумма возвращается поставщику с удержанием процента за обслуживание.

Если попробовать провести параллель между кредитом и факторингом, то во втором случае плюсом является финансирование по потребностям. Неравномерное распределение выделяемых сумм особенно удобно тем предприятиям, активность которых имеет ярко выраженную сезонность. Первый зампред правления Национальной факторинговой компании Роман Огоньков приводит в пример своего клиента — производителя известной марки кваса: разница между объемами закупки и отгрузки сырья в летнее и зимнее время колоссальная. Однако факторинг удобен не только продавцам кваса и мороженого. Группа компаний «Арконада», занимающаяся продажей бытовой, аудио- и видеотехники, имеет контракты сразу с несколькими факторами. «Кредит мы получаем на определенную сумму, что-то используем, что-то “висит”, а проценты идут, — объясняет начальник факторингового отдела “Арконады” Андрей Лысов. — А с факторингом мы производим отгрузку и выводим свои деньги из оборота. 90% суммы возвращается к нам».

Правда, именно узкая сфера применения делает факторинг менее универсальным инструментом бизнеса, чем традиционные кредиты. Например, получить у факторов средства на капвложения невозможно. «На факторинговые деньги нельзя, грубо говоря, строить новый цех, покупать новые производственные линии», — говорит Огоньков.

Именно поэтому специалисты считают, что факторинг не заменяет, а скорее дополняет кредитно-банковские услуги. Кроме того, по словам Лысова, если у компании есть кредитная история, то при факторинговом обслуживании в банке можно выторговать лучшие условия. Правда, компании без банковской лицензии тоже имеют свои преимущества, предлагая несколько продуктовых пакетов, предусматривающих предпоставочный факторинг или разные виды страхования рисков и работы с дебиторской задолженностью.

КАК БОЛЬШИЕ

В развитых странах факторинг создавался и развивался как сервис для малого бизнеса. Но усложнение схем финансирования вызвало интерес к услуге и со стороны крупных предприятий. «Исторически сложилось так, что основные клиенты факторов — оптовики (60% контрактов), — говорит Виктор Носов из Промсвязьбанка. — Однако за прошлый год значительно выросла доля задолженностей, уступленных обрабатывающими предприятиями». По оценкам рейтингового агентства «Эксперт», в 2007 г. уже 41,5% объема уступленных денежных требований пришлось на крупный бизнес, 41,4% — на средний и 17,1% — на малый. «В нашей стране малый или средней бизнес не является константой, — считает управляющий директор “Еврокоммерца” Илья Волков. — Вот на Западе сложно представить, что небольшая сеть ресторанчиков возьмет и вырастет в крупного игрока». Тем не менее факторинг вряд ли способен стать локомотивом, который вытянет мелкую компанию на новую ступень иерархии производителей.

В России рынок факторинга растет опережающими темпами даже по сравнению с банковским сектором. Объяснить это эффектом низкой базы уже нельзя, так как объемы рынка давно миновали «детскую» стадию. В «Эксперте» подсчитали, что в 2007 г. сумма уступленных прав требований составила 516,4 млрд руб. Для сравнения: банковские кредиты корпоративному сектору на 1 января 2008 г. достигли 9,3 трлн руб. Крупнейший игрок, компания «Еврокоммерц», в 2007 г. довела объем уступленных требований до 121 млрд руб. (23,4% рынка), что сопоставимо с долей Сбербанка в банковской системе. Конечно, чистая прибыль лидера оказалась поменьше, чем у крупнейшей кредитной организации — всего 512 млн руб. Но если совокупные активы банков увеличились за 2007 г. на 44,1%, то рынок факторинга рос почти вдвое быстрее — на 85%.

В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА

Тем не менее уже в 2007 г. рынок начал замедляться. Эксперты связывают это в первую очередь с кризисом: как любым другим экономическим субъектам, факторам деньги стали обходиться дороже, и они ужесточили требования к клиентам, увеличив тем самым процент отказов. «У нас несколько ступеней авторизации потенциального клиента, — объясняет Роман Огоньков. — Намного эффективнее выбирать партнеров, имеющих серьезные перспективы роста, а не решать краткосрочную проблему с временной нехваткой денег».

Это неудивительно: перспективы клиента напрямую связаны с увеличением бизнеса самого фактора. «Факторинг больше зависит от товарных, а не от финансовых рынков. Поэтому рост объемов продаж клиентов и приток новых партнеров обеспечивают увеличение оборотов», — объясняет начальник управления факторинговых операций МДМ-банка Владимир Емельянов. Несколько этапов интервью с клиентами позволяют выяснить планы развития компании, варианты использования полученных средств и цели, которые представители бизнеса преследуют, приходя к фактору.

С другой стороны, жесткий отсев не избавил факторов от работы на износ в условиях кризиса. Специалисты уверены, что, если бы они увеличили предложение, клиенты воспользовались бы им даже по завышенным ставкам. Сами факторы объясняют это преимуществами продукта. «Спрос растет не из-за сложностей в получении банковского кредита, а вследствие осознания клиентом неоспоримых преимуществ, получаемых при внедрении факторинга», — говорит директор департамента факторинговых операций Промсвязьбанка Виктор Носов.

Правда, клиенты отмечают, что им тоже пора вести более тщательный отбор партнеров. С осени 2007 г. некоторые поставщики стали сталкиваться с задержками исполнения факторами своих обязательств. Андрей Лысов из «Арконады» даже порадовался наличию нескольких контрактов: «Хорошо, что нас обслуживает несколько факторов. Если бы возникли трудности с выплатами, мы бы просто забрали своих дебиторов у одних и отдали другим».

БЕЗ ПРАВИЛ

Нормы Гражданского кодекса регламентируют, что сделки под уступку денежного требования могут совершаться только при наличии банковской лицензии. Однако законы «О банках и банковской деятельности» и «О лицензировании отдельных видов деятельности» позволяют осуществлять такие операции и без лицензии ЦБ.

По мнению банкиров, отсутствие четкой и единой законодательной базы препятствует развитию перспективного сектора. «На развитых рынках детально регулируются все виды факторинга: чистый, смешанный, открытый, закрытый, с уведомлением, без уведомления. У нас в законодательстве эта сфера качественно не проработана», — отмечает вице-президент Ассоциации региональных банков Олег Иванов.

Именно поэтому российский рынок факторинга почти свободен от иностранного капитала: соответствующие услуги предлагают только Банк Сосьете Женераль Восток и «Юникредит». «Непрозрачна законодательная база, а покупать банковскую лицензию только для осуществления факторинга иностранцам невыгодно», — сетует Роман Огоньков. Тем не менее Нильс Отто Нильсен из международной факторинговой ассоциации IFG уверен в большом будущем российского факторинга: «Пока по размеру этого рынка Россия — на одном уровне с Португалией. Но потенциал развития огромен». Илья Волков из «Еврокоммерца» полагает, что потенциал рынка факторинга сейчас освоен лишь на 10%. Дальнейшему росту препятствует только высокий стартовый порог для начала бизнеса — €300 000-400 000. Правда, для некоторых потенциальных крупных игроков это не является серьезным препятствием. Недавно о своем намерении заняться факторингом заявил Сбербанк, который имеет все шансы отвоевать у частных компаний весомую долю их портфелей. А за ним уже подтянутся и иностранные банки со своими деньгами.