finger.jpgВ прошлом году общая сумма выданных россиянам банковских кредитов перевалила за 2 триллиона. И это, конечно, только физлица. При этом кривая просроченной задолженности сегодня растет как на дрожжах – быстрее самогó розничного кредитования. Ситуация вполне естественная: с одной стороны, соблазны эпохи Потребления, с другой – реалии низких или, в лучшем случае, очень средних доходов, с третьей – заманчивые кредитные программы, с четвертой – объективные и неожиданные жизненные трудности, с пятой – банальное мошенничество.

По закону XII таблиц римского права несостоятельному должнику грозило четвертование от рук неудовлетворенных кредиторов. Соборное Уложение 1649г. на Руси отдавало его в услужение тому, кому задолжал. Ранняя английская правовая традиция наказывала нерадивых заемщиков тюремным сроком. При Екатерине Великой таковых ссылали на каторгу. Сегодня с ними обращаются куда мягче.

Не отданный вовремя кредит влечет за собой начисление пеней и штрафов в соответствии со ставками, прописанными в договоре. Для заемщика это и стимул и, так сказать, жупел в одном лице. С одной стороны, homo sapiens, и уж тем паче, взращенный на русской земле, существо крайне недисциплинированное. Не запугай его дополнительными расходами за просрочку платежа, возврата долга можешь не ждать – 100 лет не дождешься. С другой стороны, субъект это крайне пугливый: вместо того, чтобы идти с открытым забралом навстречу проблеме, пытаясь ее решить, он норовит уйти головой в землю, полагая, что спрятался от всего мира. Мол, если хорошо замаскируюсь, то и штрафы мне не страшны.

Вы никогда не задумывались, почему в большинстве банков нецелевой беззалоговый потребительский кредит в среднем на 5 процентов дороже автокредита? Срок один и тот же, риск дефолта идентичный. За что же банк берет эти «лишние» 5 процентов? Попробуем разобраться.

Конечно, самый логичный и напрашивающийся ответ – за отсутствие обеспечения.

 Однако согласно закону, в случае невозврата займа банк вправе наложить взыскание на всё имущество должника, независимо от того, заложено оно или нет. Правда, данный постулат не распространяется на жилье, если таковое является единственной крышей над головой. Но закон зачастую – всего лишь некая идеалистичная модель, имеющая мало общего с реалиями нашей грешной жизни.

Вспомним же, какие меры может принять банк, дабы вернуть «зависший» кредит. Вариант первый - обращение взыскания на имущество - является безоговорочно провальным. И причиной тому  -  волшебное умение наших состоятельных граждан в мгновение ока обращаться буквально в отбросы общества, не имеющие ни кола, ни двора. Вычеты из зарплаты хороши для стран цивилизованного мира, к которому мы имеем весьма опосредованное отношение: значительная часть страны по-прежнему получает зарплату в «конверте». А уж испорченная кредитная история и подавно человеку с нашим менталитетом не страшна: живем мы здесь и сейчас, день завтрашний подернут туманной дымкой, да и Бог с ним. Уголовная ответственность за невыплату банковского кредита наступает лишь в том случае, если удастся доказать злой умысел: мол, кредиты получались именно с целью их хищения. А это поди – докажи. Правда, с недавних пор у банков появился ещё один рычаг призвать должника к ответственности – злостные неплательщики теперь становятся «невыездными».

Оформил, положим, менеджер среднего звена Пупкин потребительский кредит.  На полученные средства купил машину, застраховать, конечно же, не захотел, а потом по гололеду взял да и разбил ее в хлам. По-человечески Пупкина понять можно: отдавать свои кровные, да еще и с процентами, за обычный металлолом, вряд ли кому-то захочется. И не все в восторге от того, что dura leх sed lex. Не нравится это и Пупкину. А потому начинает он творить всякую непотребщину: скрываться от банка, переводить имущество на родных и близких, менять работу, переходить на «конвертируемую» зарплату и так далее. (С автокредитом, кстати, такой номер бы не прошёл, машина должна быть застрахована, а в случае "внезапной" продажи автомобиля, залоговое обременение перейдёт вместе с автомобилем).

И когда, казалось, все беды позади, а на горизонте, к примеру, маячит заслуженный отдых в приятной компании, неумолимая карающая рука кредитной организации в лице службы судебных приставов настигает должника прямо в терминале аэропорта. Отдых, таким образом, испорчен, реноме безнадежно подмочено -  один сплошной конфуз, да и только.

Случился подобный инцидент недавно в соседнем с нами Екатеринбурге, откуда челябинец, окруженный сонмом развеселых друзей, пытался отбыть на отдых в даль светлую. Но не тут-то было: оказалось, что турист является поручителем по кредиту почти в 5 миллионов рублей. И сумма эта, увы, зависла. А вместе с ней завис на родной земле и сам поручитель. Самое неприятное в этой истории то, что человека задержали по ошибке:  банк просто не уведомил приставов о заключении соглашения об индивидуальном порядке погашения кредита - возвращении денег частями. И хотя недоразумение разрешилось достаточно скоро, покинуть пределы Родины бедолага смог бы минимум через неделю, а максимум – через 2, когда сведения об отмене ограничения поступили на пограничный пункт. Эта временная норма оговаривается в Соглашении ФСБ и ФССП России.

Кто виноват в подобном недоразумении: банк, не сообщивший приставам последнюю горячую новость, недобросовестный заемщик, или сам себя наказавший поручитель – так ли это важно? Важнее другое: проблема невозврата банковских кредитов пришла в Россию всерьез и надолго. Вчера ее пытались решать так, сегодня эдак. Что будет завтра?