Ходят слухи, что дети в Саудовской Аравии при рождении не заходятся по примеру наших младенцев воплями и стенаниями, а рождаются на свет весёлыми и счастливыми. Даже с некоторым выражением уверенности в завтрашнем дне на лице. А всё почему? Да потому, что на имя каждого новорожденного аравийца государство открывает банковский счёт на 15 тысяч долларов. Со всеми полагающимися процентами, страховками и возможностью индексации на случай “а вдруг чего”. А что у нас? А у нас, как всегда, инфляция. Тут уж, как водится, не до мотовства. А об уверенности в будущем дне тем более речи идти не может.

Инфляция в России – больше, чем инфляция. Это настоящее бедствие, и даром что не абсолютное зло, на которое при желании можно списать всё, что угодно. Инфляция по-русски всегда выглядит страшно и угрожающе. Бессмысленная и беспощадная, она не поддаётся точному прогнозированию и исчислению. Недаром же такое невероятное количество экономистов и финансистов всех мастей который год уже бьются над разрешением проблемы российской инфляции. Всё без толку. Надо полагать, что не те, не с тем и не там бьются.

Сам термин “инфляция” происходит от латинского слова influtio, что буквально обозначает “вздутие”. Вроде бы всё ясно. Тем не менее, вздутие - вздутием, а вот чего конкретно это вздутие касается - не совсем понятно. Традиционно понятие инфляции принято раскрывать через профицит денежной массы, который, в свою очередь, неизменно проявляется в превышении количества находящихся в обороте наличных денег над совокупной величиной стоимости товаров, представленных на рынке. Большая Советская Энциклопедия, например, понимает под инфляцией процесс обесценивания бумажных денег, падение их покупательной способности вследствие чрезмерного выпуска, то есть эмиссии, или сокращения товарной массы в обращении при неизменном количестве выпущенных денег. В качестве непосредственных причин инфляции называют несбалансированность государственных доходов и расходов, монополизацию экономики, опережающий рост издержек производства, в частности, заработной платы по сравнению с ростом производительности труда, несбалансированность платежных отношений между государствами - экономическими партнёрами и так далее.

Однако во главу угла всех бед и несчастий современной денежной системы почти всегда ставится отмена "золотого стандарта". Дескать, отменили "золотой стандарт", и на тебе – над бедными головами обывателей сгустились плотные чёрные тучи неплатежей и разорений, коммерсанты погрязли в трясине банкротств, государства столкнулись с невиданной доселе проблемой инфляции. Действительно, процесс отмены "золотого стандарта" в каждом отдельно взятом государстве давался нелегко. На этот счёт можно даже высказать мысль беспредельно циничную и настолько же крамольную. Вот эта мысль: государствам и их легитимным лидерам проще было устраивать (допускать, провоцировать и так далее) революции, мировые войны и перевороты, нежели брать на себя ответственность за формальное уничтожение "золотого стандарта". Так это было в России в период царствования последнего императора Николая II, так это было и по всей Европе, когда та позволила устроить на своей территории Первую Мировую Войну. Между тем, конечный смысл отмены "золотого стандарта" видится в совсем иной плоскости, и это тема для отдельного разговора. К инфляции же ликвидация золотого обеспечения валют имеет ровно такое же отношение, как и большинство современных коммерческих банков к понятию “выгодный кредит”.

Однако болезненным фетишизмом денежного обеспечения страдают многие экономические школы. Ну да бог с ними. На то они, собственно, и “экономические школы”. В действительности же то, из чего сделаны деньги, и чем они обеспечены (не обеспечены), не имеет большого практического значения. Значение принципиальное – бесспорно, но на практике всё значительно проще. Что стало бы с национальной валютой, будь она обеспеченной золотом, темпы промышленной добычи которого по каким-то неизвестным причинам в одночасье многократно возросли? Вот именно – ничего хорошего. Между тем инфляция, причём на достаточно высоком уровне, способна проявляться даже в условиях существования золотого монетаризма. Вспомните, к примеру, хотя бы состояние дел в русской экономике 1915-1917 годов. Одновременно с этим стоит отметить, что в Соединённых Штатах, где обеспечение доллара долгие годы оставалось на уровне 9:1, об инфляции до последнего времени вообще имелись довольно смутные представления.

Так что же такое инфляция, и каковы её действительные причины? За ответом стоит обратиться к такому всеобъемлющему явлению, как государственный аппарат, или, как его больше принято называть – государственная машина.

Много раньше, лет в десять, словосочетание “государственная машина” ассоциировалось исключительно с отечественной маркой автомобиля “Чайка”, на которой отец всех народов и друг всех советских детей товарищ Иосиф Сталин катался в кинохрониках по весенней Москве. Позднее мнение несколько изменилось и “государственная машина” предстала в качестве некоего стального и в меру разумного организма - кулака, способного смять и искалечить любого, кто встанет на пути его народа - граждан, вне зависимости от уровня доходов и социального статуса посягнувшего на общественные интересы. Мнение держалось в сознании недолго. На сегодняшний день представление о рассматриваемом предмете почти эквивалентно детскому. Государственная машина – управляемое кем-то транспортное средство с неограниченным нормативным сроком службы, амортизационные отчисления по которому производятся за счёт третьих лиц. В точности как и автотранспортное средство, с той лишь незначительной разницей, что государство, в виду естественной смены поколений чиновничьей прослойки, практически не поддаётся естественному износу, а величина суммарной амортизации год от года возрастает.

"С протянутой рукой по жизни" – вот как можно охарактеризовать незавидный удел современных государств. Налоги, штрафы, госпошлины – считается, что чиновничий аппарат без этих привычных атрибутов своего присутствия в редких рядах гражданского общества, существовать просто не в состоянии. Вышеперечисленными вливаниями дело чиновничьего соцобеспечения и интенсивного государственного строительства отнюдь не ограничивается. Не ограничивается это самое дело и тем, что ведомства и министерства с позволения пайщиков высшего дивизиона имеют стародавнюю привычку выстраиваться в длинную плотную очередь, чтобы просить в долг у своих граждан посредством выпуска и продажи различного рода государственных займов. Кроме этого, государству постоянно и в больших количествах требуются средства на обеспечение экономического роста. Собранных налогов на это священнодействие, как правило, уже не остаётся.

Экономический рост, как качественное усовершенствование параметров общественного производства и, что больше характерно для России, количественное увеличение экономических параметров, имеет с процессом инфляции более прочные связи, чем принято полагать. Сейчас объясним, почему это так.

Наряду с основными факторами экономического роста, в число которых входят естественные природные ресурсы, земля, производственные фонды, достижения научного и технического прогресса, рабочая сила и полезные ископаемые, на рост экономики способны оказывать существенное влияние и некоторые другие явления. К ним в первую очередь относится спрос на товары и услуги. Если первая группа факторов больше присуща обществам с высокоразвитой экономикой, то потребление и потребительский спрос в качестве главных факторов экономического роста характерны для обществ с развивающейся экономикой. Государства, которые в силу ряда временных финансовых затруднений, а проще говоря - банальной нехватки денежных средств, не способны иметь развитой промышленности, современного банковского сектора и прочих непременных атрибутов экономического роста, вынуждены обеспечивать такой рост за счёт своих граждан. Искусственное завышение реализационной стоимости товаров и услуг, а также попустительская позиция “невмешательства” в дела свободно развивающегося рынка – инструменты, которые как нельзя лучше подходят таким государствам с такой “экономикой”. Не случайно в так называемых развивающихся странах, к числу которых, без сомнения, и относится Российская Федерация, уровень инфляции гораздо выше, нежели чем в странах с развитой экономикой.

Таким образом, инфляцию нельзя представлять, как увеличение массы национальной валюты. В действительности инфляция есть ничто иное как обыкновенное повышение (то самое “вздутие”) цен на производимые обществом и государством товары и услуги.

Кстати, кто-нибудь и когда-нибудь задумывался над таким немаловажным вопросом, почему именно инфляция является самым распространённым экономическим “отклонением” в современной нам рыночной экономике? Ведь помимо инфляции гипотетически существуют и другие возможности деформировать рыночные отношения до неузнаваемости. К примеру, та же дефляция – явление, противоположное инфляции, и выражающееся в снижении стоимости товаров и услуг. Почему, если, как утверждает подавляющее большинство экономистов, эти два явления органически вытекают из естественных законов и самой сущности капиталистического строительства, на рынке преобладает инфляция, а “разрушительных” последствий процесса дефляции и днём с огнём вооружённым взглядом не отыщешь? Отчего товары не дешевеют день ото дня? Как отмечают финансовые “аналитики” и “эксперты”, всё это происходит по той же причине – дефляция негативным образом может сказаться на экономическом росте. Ещё бы! Применительно к России резкое падение цен, в особенности на товары широкого потребления, способно не только негативно “сказаться на экономическом росте”, но и вовсе упразднить его за очевидной ненадобностью.

Так кто же, всё-таки, виноват? Данный вопрос, как и полтора столетия тому назад, не требует старательных поисков ответа. Виноваты буквально все. Виноваты предприниматели, живущие и работающие в меру сил по принципу “после нас хоть потоп”. Виновато государство с его попустительской антимонопольной политикой и честолюбивым стремлением к постоянному экономическому росту, причём неважно – во благо тот рост, или же, наоборот, во вред. Виноваты, в конце концов, сами граждане, всегда и всем готовые платить за свой такой душеспасительный для многих покупательский спрос стократную стоимость. Так, совместными усилиями, в конечном счёте, и создаётся эффект российской инфляции.

Россия – страна совершенно особая, непредсказуемая и не похожая ни на что вокруг. В том смысле, что общеприменимые во всём мире законы общежития и ведения хозяйственной деятельности, как органической части этого самого общежития, здесь либо почти не действуют, либо действуют, но в обратном направлении. Например, в среде наших потребителей принято одно далёкое от всех норм классической логики и недалёкое с точки зрения бытовой разумности правило. В соответствии с этим правилом любой товар подлежит обязательному приобретению в том момент, когда стоимость этого товара находится на самом высоком уровне. Эта нелепая и отчасти даже дикая покупательская установка с большим успехом используется предпринимательским сообществом. А почему бы и нет, собственно говоря? Бороться и справляться с низким спросом и затовариванием складов при помощи повышения реализационных цен на 500% и более возможно только в России.

Для наглядности приведём один весьма интересный и не менее показательный случай. В самом начале 2006 года сразу в нескольких городах Поволжья разгорелся нешуточный покупательский ажиотаж вокруг обыкновенной поваренной соли. Сначала соль с прилавков на время исчезла, затем появилась, но по цене в три, а то и четыре раза превышающей цену предновогоднюю. Дальше - больше. Поползли  слухи об опреснении земных недр и морских глубин. Народ замер в ожидании соляных бунтов, а те, кто порасторопнее, не побоялись залезть в приличные долги и скупить соли на три жизни вперёд. Впрок. Бизнес был вне себя от счастья. Рост экономики был налицо. В некоторых магазинах цена соли стала достигать 80 рублей за килограмм! И ведь покупали. Очереди выстраивались. Через неделю, правда, вся паника на рынке схлынула, и цена на поваренную соль упала до планки, всего на всего в два, два с половиной раза превышающей предновогодний уровень.

Слава всевышнему, стало быть.