Без малого год миновал с того жаркого августа, как в США начался массовый обвал ипотечного кредитования. Довольно быстро кризис втянул в свою орбиту многие страны мира, разные сегменты общемировой финансовой системы. Коснулся ли он России? А если коснулся, то в какой мере? Следует ли ожидать новой кризисной волны и как к ней готовиться? Своими соображениями по этому поводу "Российская бизнес-газета" попросила поделиться председателя Комитета государственных заимствований Москвы Сергея ПАХОМОВА.

- Сергей Борисович, так затронул Россию финансовый кризис или нет?

- Нельзя сказать, что финансовый кризис совсем не коснулся России. Да, наши банки напрямую от него не пострадали, но они пострадали от того кризиса доверия, который стал эхом неурядиц на ипотечном рынке США. Отношение инвесторов к финансовым институтам изменилось. Недавно несколько российских банков сумели разместить еврозаймы, но ставки по ним оказались выше, чем раньше.

Тут работает принцип домино. Повышение стоимости фондирования вызывает рост ставок по выдаваемым банками кредитам. Это в свою очередь приводит к усилению борьбы за вкладчиков, растут процентные ставки по вкладам, но одновременно и ставки по потребительским и ипотечным кредитам, а также кредитам для бизнеса. Увеличение стоимости заемных средств отражается на всей экономике, заставляет сворачивать проекты.

- Но есть ли альтернатива зарубежным заимствованиям?

- При таком раскладе банки и компании пытаются заимствовать средства внутри страны, что толкает ставки на внутреннем долговом рынке вверх. От этого страдают регионы и даже Москва. Мы вынуждены сокращать сроки наших займов в силу того, что в условиях нестабильности инвесторы не желают приобретать облигации с длительным сроком обращения, предпочитая короткие долговые инструменты. Если пару лет назад столица успешно размещала десятилетние бумаги, то в нынешнем - преимущественно облигации со сроком обращения в 3-4 года. Это позволяет удерживать ставки на уровне 7,3-7,5 процента. Для сравнения: банки с рейтингом, равным московскому, привлекают облигации на внутреннем рынке по цене 8-9 процентов. И все остальные российские регионы платят за свое размещение на рынке повышенные ставки и вынуждены укорачивать сроки обращения бумаг.

- Насколько опасна такая ситуация?

- Для Москвы она не так страшна в силу высоких бюджетных доходов, долг столицы по отношению к ним невелик - 9 процентов. Даже если программа заимствований будет осуществлена в полном объеме, то вряд ли мы перешагнем порог в 10-11 процентов. Это означает, что Москва обладает высокой кредитоспособностью. Но даже такому заемщику приходится в нынешних условиях занимать дороже и на более короткий срок.

Другое последствие кризиса - сокращение на долговом и фондовом рынке России иностранных инвесторов. До недавнего времени, пользуясь устойчивостью нашей валюты, они активно инвестировали в обязательства, номинированные в рублях. Если два года назад примерно 25-30 процентов московских облигаций, предназначенных для внутреннего рынка, приобретались нерезидентами, то сейчас не более десятой части.

- Но почему так происходит? Если Россия стабильный остров в океане кризиса, сюда должно прибывать все больше кораблей инвесторов.

- Если на рынке акций большая доля принадлежит спекулятивному, крайне подвижному капиталу, то на долговом рынке действуют другие правила. Здесь у инвесторов иной горизонт времени.

Они ушли из России не по причине недоверия к ней, а потому что работают глобально.

И когда несут потери на рынке какой-то страны, то покрывают ее за счет других инструментов из своего портфеля, гарантирующих прибыль. А массовый сброс бумаг всегда приводит к снижению цены. Сейчас наметилась тенденция возвращения этих игроков, последние аукционы по размещению московских облигаций свидетельствуют о том, что ряд иностранных банков вернулись на долговой рынок России. Но они не рассматривают возможность приобретения облигаций на срок свыше 3-4 лет. Почему? Когда им неизвестно, в каком направлении на глобальном уровне будут двигаться процентные ставки, или они ожидают их роста, инвесторы избегают длинных бумаг, так как именно по ним чаще всего происходит переоценка позиций. Пока у них не будет четкой картины развития дальнейших событий, покупать длинные облигации они не станут.

- А как они связаны - рост цены заимствования и темпы экономического развития?

- Экономический рост последних лет во многом базировался на привлечении дешевых ресурсов из-за рубежа. В 2006 году Москва разместила облигационный заем на сумму около 400 миллионов евро сроком на 10 лет с доходностью 5 процентов. На тот момент это был абсолютный рекорд среди российских эмитентов по соотношению срока и стоимости обслуживания. Потом он был превзойден другими эмитентами, пока в конце лета 2007 года не случилось то, что случилось.

Второй фактор подъема экономики - очень быстрый рост зарплат. За счет этого развивался потребительский сектор и сектор услуг. Это вызвало, к примеру, массовый приход в Россию зарубежных автопроизводителей, в результате чего Санкт-Петербург стал превращаться в русский Детройт.

То, что потребительский бум вызвал рост экономики, хорошо видно на примере столицы. Валовой городской продукт Москвы весом, он превышает экономики таких стран, как Венгрия, Чехия, Чили, Перу. Если посмотреть на его структуру, то львиную долю занимает сектор услуг. Промышленность играет существенно меньшую роль, и ее вклад продолжает сокращаться. Сфера же услуг - это в первую очередь розничная и оптовая торговля. Поэтому спад внутреннего потребления под влиянием мирового кризиса может довольно сильно ударить по городу. Снизится, например, спрос на товары нашего экспорта. А это по цепочке отразится на всех экономических звеньях, в том числе и на бюджетных доходах Москвы. Мы должны быть готовы к такому повороту, даже если он носит пока чисто теоретический характер. Именно поэтому у города имеется программа заимствований и мы уже привлекли с начала года почти 30 миллиардов рублей в расчете на то, что они потребуются Москве при негативном варианте событий. Однако это не означает, что мы готовы брать деньги под очень высокие проценты, которые сегодня из-за дефицита ресурсов сложились на внутреннем долговом рынке.

Надо сказать, что сегодня график по сбору налогов перевыполняется, и скорее всего до конца года положение с налоговыми поступлениями не ухудшится, мой же опыт подсказывает, что обширная программа заимствований, согласно которой нам предстоит привлечь еще 48 миллиардов рублей, будет сокращена.

-Однако на Западе все громче слышны голоса экспертов, которые полагают, что существует риск продолжения кризиса и в 2009 году, в него могут быть вовлечены не только ипотечные, но и другие виды ценных бумаг.

- Все это нельзя исключить. Продолжается обвальное падение цен на недвижимость в США. В итоге строительный сектор впал в рецессию. Кроме того, свою роль может сыграть и фактор взаимосвязанности финансовых рынков.

-Экономика Москвы тоже во многом держится на строительной отрасли. Не боитесь обвала цен на столичное жилье?

- Такая опасность существует. Москва город богатый, и объемы нового строительства слабо связаны с реальным спросом на жилье. При том, что тысячи москвичей нуждаются в улучшении жилищных условий, они практически вытеснены с рынка коммерческого жилья так называемыми инвесторами, которые в условиях отсутствия значительного налогообложения на недвижимость рассчитывают исключительно на сверхдоходы. Квартиры раскупаются еще на стадии фундаментов. Но не для проживания, а для вложения, для перепродажи. Однако рано или поздно цены на недвижимость выйдут на уровень реального, а не спекулятивного спроса. Это произойдет, например, если будут резко расти доходы граждан, либо продолжится развитие ипотеки. И третий вариант - ценовой обвал. Правда, стоит иметь в виду: уже сегодня многие сделки на покупку квартир, хотя это не афишируется московскими риелторами, происходят с большим дисконтом, то есть по ценам ниже заявленных. Тем не менее пока строительный комплекс Москвы бурно развивается.

У города - гигантские инвестиционные программы, предусматривающие большой объем капитального строительства, которые частично финансируются с помощью заимствований. Большая часть городского бюджета социально ориентирована, а на втором месте - инвестиционные расходы(30-35 процентов). Это означает, что город сам инвестирует в собственное развитие. Москва сегодня - крупнейший инвестор в стране.

- Москва проявляет заметную кризисоустойчивость. Не кажется ли вам, что это существенно повышает ее шансы по превращению в один из ведущих мировых финансовых центров, о чем много говорится в последнее время?

-Это отдельная, серьезная тема. Давайте вернемся к ней в следующий раз.