Тело, впернутое в воду,
выпирает на свободу
с силой выпертой воды
телом, впернутым туды"
               (закон Архимеда)

Жизнь прекрасна и удивительна. А в скором времени может стать еще лучше. Главное - не переусердствовать, а то мало ли что получится. Однако далеко не все солидарны с такой точкой зрения. Вот, например ЦБ, действия которого почему-то очень напоминают рекомендации врача-терапевта, который для борьбы с болезнью сразу прописывает сильнодействующие антибиотики, не принимая в расчет то обстоятельство, что они обладают побочным эффектом. Не знаю, может быть, это и правильно – «лечить - так лечить, любить – так любить, гулять - так гулять, стрелять - так стрелять…». С высоты чиновничьего полета всегда лучше видно. Однако рождаются в глубине души какие-то смутные сомнения: а вдруг организм не выдержит чрезмерных нагрузок, и иммунная система даст сбой, что тогда?

С 1 июля этого года ЦБ изменил резервные требования. Нормативы отчислений в фонд обязательного резервирования выросли на 0,5-1,5 процентных пункта. При этом особенно досталось внешним заимствованиям. Видя в них основную угрозу стабильности всей системы, банкам предписано увеличить размеры отчислений с 5,5 до 7%.

Естественно, подобные нововведения не должны пройти бесследно, вопрос лишь во времени. Сейчас на дворе лето – период снижения деловой активности. Поэтому последствий предпринимаемых шагов пока не наблюдается. Но оно ведь в скором времени закончится. Через пару месяцев все выйдут на работу, маховик потребительского спроса раскрутится, и…. Что будет потом – неизвестно. Никому не дано заглянуть в будущее. Поживем – увидим. Однако это совершенно не исключает возможности посмотреть на происходящее с собственной точки зрения, которая, вполне вероятно, не будет совпадать с мнением официальных представителей. Хотя, может быть, это и к лучшему. По крайней мере, появится повод не огорчаться в дальнейшем.

Честно говоря, позиция регулятора в части внешних заимствований вызывает много вопросов. Создается ощущение, что ЦБ, действуя в большей степени с позиции кнута, забывает о прянике, и старается загнать всех в одно стойло, т.е., иными словами, переключить спрос на денежные ресурсы в сторону внутреннего рынка. Правда, не совсем понятно, а с чего бы это должно произойти. Что, уже созданы все необходимые экономические предпосылки для этого? Или у самих банков появились веские причины для пересмотра направленности заимствования? Да и кто, и по каким ставкам будет компенсировать недостаток ликвидности, который при таком сценарии обязательно возникнет?

Может быть, Минфин, последний аукцион которого по размещению свободных средств госбюджета практически не дал никаких результатов? Не знаю. Краткосрочные кредиты, которые он упорно предлагает в течение всего последнего времени на условиях как минимум 7,75% годовых, пока не вызывают особого энтузиазма у банков. И в их позиции нет ничего удивительного. Зачем покупать дорого, если имеются другие варианты? Если они и будут в больших объемах брать минфиновские деньги, то лишь в случае крайней необходимости, т.е. для латания дыр, или когда перекроют альтернативные и более дешевые источники фондирования. Раньше -вряд ли.

Не думаю, чтобы этого не понимал регулятор. Следовательно, во всем происходящим есть несколько иной смысл. Так, например, высказывается мнение, что, желая снизить темпы прироста денежного предложения извне, ЦБ, по сути, регулирует денежное обращение и создает предпосылки для уменьшения общих объемов заимствования, которые в конечном итоге будут способствовать замедлению инфляции. Если это соответствует действительности, то многое становится на свои места. Однако в этом случае подобные действия могут повлечь за собой целую череду иных заморочек, на которые также придется реагировать, но только завтра.

Ведь если банки в конце концов переключатся на внутренние деньги, вырастет спрос на них. Он, в свою очередь, приведет к росту кредитных ставок, в том числе и на межбанке, и, как следствие, к замедлению кредитования нефинансового сектора экономики со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями – снижением роста ВВП, новым скачком цен, сокращением реальных доходов и т.д. и т.п.

Или все это теперь становится не столь важно? Есть насущная задача, которую необходимо решить в кратчайшие сроки и любыми доступными способами, а остальное как говорится - будет день, будет пища. Но при таком раскладе становится очевидным следующее. После назначения ЦБ смотрящим за инфляцией это направление деятельности стало для него приоритетным, а само состояние банковской системы, впрочем, также как и ее дальнейшие перспективы, являются не более чем второстепенной задачей, которая приносится в жертву ради достижения основных целей. Или я в чем-то ошибаюсь?

Следующий момент, заслуживающий внимания - это доступ к локальным финансовым ресурсам. Представим себе, что через некоторое время под влиянием предпринимаемых мер ситуация изменится. Банки «осознают собственные ошибки» и гурьбой ринутся в приоткрытую дверь «счастливого» завтра, которое им предписано ЦБ, т.е. за внутренними деньгами. Сразу возникает резонный вопрос: а  face-контроль будет? Кому будет дано право на получение вожделенных ресурсов? Или все будет как всегда – единицы входят с парадного подъезда, а остальные толпятся на улице? А может быть к этому времени произойдет что-то невообразимое, и большинство желающих будут допущено к праздничному пирогу? Вряд ли. Ступенчатая система распределения как была, так и останется, и никакими потугами ее не сдвинешь.

Нет, конечно, возможны какие-то незначительные изменения, типа тех, которые были в период резкого обострения ситуации с ликвидностью, но не более того. Следовательно, как всегда в проигрыше останутся небольшие банки, которые будут вынуждены играть по новым правилам - либо самостоятельно изыскивать необходимые резервы для продолжения деятельности, либо свертывать собственные программы.

И такое ведь уже наблюдалось ранее, причем далеко не в единичном случае. В свою очередь, позиции крупняка еще более упрочатся, что приведет к дальнейшей централизации всего банковского сектора с последующим вероятным уходом с рынка мелких (в первую очередь региональных) игроков. Однако, такой поворот событий вряд ли  может явиться сюрпризом для ЦБ, ибо создается впечатление, что там уже к нему давно готовы. Более того, всячески способствуют его фактическому претворению в жизнь.

Теперь посмотрим на все происходящее несколько с иной точки зрения. Скажите, пожалуйста, какие банки обладают возможностями привлечения, предположим, крупных синдицированных кредитов из-за рубежа? Ну, вероятно, входящие в tор-30.А кто более активен на рынке российских еврооблигаций, как другой разновидности иностранных займов? Опять же они. Что же тогда получается – действия ЦБ по увеличению резервных требований направлены в первую очередь против так называемых системообразующих банков, в том числе и государственных? Сомнительно как-то. Не рубят сук, на котором сидят, да и не забивают курицу, несущую золотые яйца.

В силу этого возникает некоторое кощунственное предположение - время появления новых требований выбрано не случайно. Те, кому нужно, уже запаслись серьезным подкожным жирком, причем не на одну зиму. Достаточно сказать, что только за последний квартал, по информации «Ъ», синдицированные кредиты привлекли или начали синдикацию "Юникредит" ($300 млн), Банк Москвы ($220 млн), Альфа-банк ($200 млн), Росбанк ($125 млн), Номос-банк ($135 млн), Райффайзенбанк ($1 млрд), Промсвязьбанк ($175 млн), "Ак Барс" ($200 млн). Что касается ВТБ, то он вообще поставил своеобразный рекорд по объему сделки не только для российских банков, но и для финансовых учреждений Европы. Размер привлеченного им в этом году кредита составил $1,4 млрд.

Ну хорошо, с крупными банками вроде бы все понятно. Что касается остальных, то, судя по всему, их судьба не столь уж и важна для регулятора. Тем более в настоящее время, когда на повестке дня стоят такие масштабные задачи, как борьба с инфляцией. Не делают они погоду в королевстве, и, руководствуясь этой логикой, пущай себе барахтаются, как хотят. Выплывут – хорошо, ну а если не получится – туда им и дорога. Лес рубят- щепки летят, кажется, так звучит известная русская пословица.

Следует отметить, что ограничение доступа к внешним источникам капитала для банков имеет еще одну сторону. Оно способствует активизации самостоятельной деятельности компаний по привлечению иностранных займов. Вследствие этого может произойти частичное изменение приоритетов на рынке заимствований. Хорошо это или плохо? На первый взгляд, наличие данного фактора имеет позитивную составляющую, т.к. в некотором смысле стимулирует рост прямых иностранных инвестиций. В то же время существует и обратная сторона медали – снижается роль банков в общей системе взаимодействия хозяйствующих субъектов, и параллельно с этим создаются дополнительные предпосылки для перераспределения сил внутри самого банковского сектора. Все это лишний раз дает повод задуматься над тем, что день грядущий нам готовит.

И последнее, на чем хотелось бы остановиться. Любое действие, как известно, порождает противодействие. В ответ на инициативу ЦБ банки отреагировали мгновенно. Они увеличили проценты не только по кредитам, но и по вкладам. Соответственно, произошло общее удорожание финансовых ресурсов. В свою очередь, далеко не факт, что повышение ставок по депозитам даст положительный эффект и будет являться тем стимулирующим фактором, который подтолкнет граждан нести свои сбережения в банк. И тенденции последнего времени лишний раз только это подтверждают. Следовательно, ограничения роста денежной массы в стране, т.е. то ради чего все происходящее затевалось, может не произойти. Деньги, как были, так и останутся в обороте. Что же в таком случае будет в сухом остатке? Предположу не самое страшное - неснижаемый уровень инфляции. И исключать этого, к сожалению, нельзя.