Продолжение. Начало: Следует ли нам ждать «еще больше того же самого»?

(В связи с выходом книги Б.Лиетара «Будущее денег» – вместо рецензии)

С наступлением ХХ века полная ясность по вопросу о происхождении процента так и не была достигнута. Не смотря на то, что догадок было высказано множество, вопрос так и не был закрыт, поэтому время от времени появлялись все новые теории процента. Одну из них предложил один из выдающихся экономистов ХХ века Йозеф Шумпетер (1883-1950).

11. Процент на капитал с точки зрения Йозефа Шумпетера.

Свои воззрения на происхождение процента Шумпетер изложил в главе 5 своей работы «Теория экономического развития» (1912).

Шумпетер отмечает, что существование процента становится теоретической проблемой, когда мы приходим к выводу о том, что в условиях нормального кругооборота стоимость продукта целиком вменяется первичным факторам производства, а вся выручка от реализации продукта распределяется между рабочими и земельными собственниками. При подобных обстоятельствах не может быть никаких иных постоянных доходов, кроме заработной платы и ренты. Конкуренция, с одной стороны, и процесс вменения – с другой, должны ликвидировать всякое превышение выручки над затратами, всякую разницу между стоимостью продукта и стоимостью заключенных в нем услуг труда и земли. Но существование процента – это реальный факт. Так в чем же дело?

Начав с констатации факта существования процента, представляющего собой постоянный чистый доход, который получает определенная категория хозяйствующих субъектов, Шумпетер ставит перед собой задачу ответить на три вопроса.

1) Где коренится источник процента, и почему он существует? В этом вопросе Шумпетер усматривает корни проблемы: источником, дающим начало этому потоку, может быть только какая-то величина свободной стоимости, поэтому необходимо ответить, где же она заключается?

2) Почему именно данная величина свободной стоимости достается названным хозяйствующим субъектам?

3) Почему данный поток носит постоянный характер и почему процент представляет собой чистый доход, который можно потреблять, не ухудшая своего экономического положения?

Шумпетер строит свою теорию процента на базе шести основных положений, из которых пять первых почти полностью выводятся из того простого постулата, согласно которому процент есть явление стоимости и элемент цены. Данный постулат, указывает Шумпетер, принимает любая теория процента, претендующая на научность.

Положение первое. Данное положение гласит, что источником процента в принципе могут быть только стоимостные ажио (превышение существующей покупательной силы по отношению к будущей), поскольку при нормальном течении экономических процессов никаких иных стоимостных излишков не образуется. Существование ажио объясняется многими причинами, причем некоторые из них довольно просты.

Разумеется, Шумпетер распространяет сказанное только на процент по кредитам, предоставляемым на производственные цели, т.е. на процент в узком смысле слова. В тех случаях, когда процент представляет собой вычет из заработной платы и земельной ренты, он, конечно, не имеет ничего общего с ажио. Шумпетер признает также, что в экономике, помимо ажио, имеется еще один излишек стоимости, а именно монопольная прибыль, но он исходит из предположения, что монопольная прибыль не может быть типичным источником процента, хотя и соглашается, что это нуждается в солидном обосновании.

По мнению Шумпетера, при сделанных оговорках процента вне процесса развития не существовало бы вообще: процесс образования стоимости в рамках хозяйственного кругооборота исключает существование процента. Этот вывод Шумпетер делает как в результате исследования самого этого процесса, так и различных несостоятельных попыток обнаружить разницу между стоимостью продукта и стоимостью средств производства в экономике, где отсутствует развитие. Именно промышленное развитие, считает Шумпетер, является если не единственным, то по крайней мере главным источником дохода в форме процента.

Положение второе. С точки зрения Шумпетера, ажио, возникающие в процессе развития, распадаются на две группы: на предпринимательскую прибыль и ажио, «являющиеся результатом обратного воздействия процесса развития». Шумпетер считает, что возникновение процента не может быть связано с ажио, попадающими во вторую группу.

Для пояснения – в качестве примера – он приводит хозяина мелочной лавки, который длительное время получает доход выше среднего уровня, так как в той деревне, где он живет, строится фабрика. Ему достается определенная прибыль. Сама она не может быть процентом, поскольку носит временный характер и вскоре уничтожается возникшей конкуренцией. Но она не может быть и источником процента при условии, что лавочник получает ее, не прилагая никаких дополнительных усилий, а просто повышая цены. В таком случае с прибылью ничего более не происходит: лавочник прячет деньги в надежное место и употребляет их по своему усмотрению. Проценту здесь возникнуть негде. Следовательно, источником процента должна быть только предпринимательская прибыль.

По мнению Шумпетера, развитие каким-то образом направляет капиталисту часть предпринимательской прибыли. Процент действует здесь как своего рода налог на предпринимательскую прибыль.

Положение третье. Вместе с тем, продолжает Шумпетер, ни вся предпринимательская прибыль, ни какая-то часть ее не может прямо и непосредственно образовывать процент, поскольку она также представляет собой временное явление. Здесь, говорит Шумпетер, мы еще раз убеждаемся: процент не может быть связан с конкретными благами. Любой излишек стоимости, имеющий отношение к конкретному благу, по своей природе непостоянен. И хотя подобные излишки стоимости то и дело возникают в процессе развития, тем не менее, заявляет Шумпетер, непосредственно из них постоянный доход возникнуть не может. Поскольку же процент является таковым, он не может быть тождествен ажио конкретных благ. Источником процента являются ажио определенной категории, но никакое ажио просто так не становится процентом.

С точки зрения Шумпетера процент, как значительное социальное явление, есть продукт развития (1), его источником является предпринимательская прибыль (2), и он не связан с конкретными благами (3). Эти три положения составляют основу теории процента Шумпетера. Он полагает, что содержащиеся в них выводы кладут конец непрекращающимся попыткам увидеть присущий проценту элемент стоимости – причем постоянный – в конкретных благах.

В связи со сказанным Шумпетер переформулирует основной вопрос следующим образом: как из постоянно существующей, но индивидуально постоянно временной, непрерывно появляющейся, но индивидуально также непрерывно исчезающей, мимолетной и постоянно меняющейся предпринимательской прибыли образуется постоянный доход в виде процента с неизменного капитала?

Положение четвертое. Шумпетер утверждает следующее: в коммунистическом или любом другом нерыночном хозяйстве процента как самостоятельного явления стоимости не существует.

В таких условиях процент выплачиваться не будет, не смотря на то, что и здесь будут иметь место те явления стоимости, которые в рыночном хозяйстве служат источником процента. Но как специфический феномен стоимости, как экономический показатель и даже как понятие процент там существовать не будет. В этом смысле процент неразрывно связан с рыночной экономикой и не может существовать вне таковой. Шумпетер утверждает, что той действующей силы, за которую выплачивается процент, в коммунистической экономике просто нет. Поэтому она не может быть и объектом оценки. И как следствие там не может существовать постоянный чистый доход, который соответствовал бы доходу от процентов. Следовательно, делает заключение Шумпетер, хотя процент – это экономическая категория: она прямо не создается внеэкономическими силами, – тем не менее она встречается только в рыночной экономике.

У читателя может возникнуть вопрос, какой смысл высказывать утверждения относительно того, что не существует – имеется в виду коммунистическое общество. В этой связи может сложиться впечатление, что положение четвертое высказано для красного словца.

Однако, по всей видимости, положение четвертое потребовалось Шумпетеру, чтобы задаться вопросом: почему же процент существует только в рыночной экономике? Дело в том, что с технической стороны производственный процесс не зависит от того, в условиях какой социальной организации он протекает. Он всегда остается производственным процессом и постоянно требует только благ, ничего кроме благ. Следовательно, принципиального различия тут нет. Его, поясняет Шумпетер, мы находим в другом. Дело в том, что в рыночной экономике предприниматель относится к своим производственным благам совсем не так, как центральный орган нерыночной экономики. Последний располагает ими с самого начала, а первому еще предстоит заполучить их в свои руки. В этой связи Шумпетер подходит к следующему положению.

Положение пятое. Он утверждает, что если бы предприниматель с самого начала располагал нужными ему благами, то и в условиях рыночного хозяйства производство осуществлялось бы без всякого участия процента.

Это положение, говорит Шумпетер, легко доказуемо. В рамках нормального хозяйственного кругооборота ни один хозяйственный субъект не в состоянии реализовать никаких чистых доходов, помимо заработной платы, земельной ренты и монопольной прибыли. При этом совершенно безразлично, располагает ли он необходимыми средствами производства с самого начала или ему нужно их как-то предварительно получить в свои руки. В последнем случае они предлагаются ему как бы автоматически и всегда по таким ценам, что у него пойдут дела столь же хорошо, как и в первом.

Иная ситуация возникает при появлении новых предприятий. Если предприниматель уже располагал необходимыми ему средствами производства, то он получит свою прибыль и ничего другого не произойдет. Прибыль не просто остается у него в руках, а остается как гомогенная величина, никакая часть которой не обособляется. Принадлежащие предпринимателю блага становятся субстратом, «носителем» временных излишков стоимости, но особого постоянного дохода при этом не образуется. Стоимость услуг его постоянных средств производства просто раз и навсегда возрастает, а величина этого прироста, как отмечалось, целиком отражается в повышении заработной платы и ренты. Возражение, суть которого состоит в том, что предприниматель якобы сам себе начисляет процент даже тогда, когда нужные средства производства «у него уже имеются», впоследствии само собой отпадет, поскольку станет ясно, что в данном случае речь идет о последствиях существования реального процента.

Как не каждое ажио является предпринимательской прибылью, так и не всякая предпринимательская прибыль порождает процент. Шумпетер доказывает, что это происходит лишь там, где средства производства, необходимые для реализации планов предпринимателя, существуют, находясь в собственности других хозяйственных субъектов, не участвующих в планах первого. Здесь и следует искать разгадку.

В чем же специфика этого последнего случая? Только в том, что в отличие от центрального органа коммунистической экономики и предпринимателя, «уже наделенного» нужными благами, которые имеют возможность немедленно приступить к производству, хозяйственный субъект, не поставленный в подобное привилегированное положение, нуждается в средствах, на которые он может приобрести все эти блага. Что касается процесса кругооборота, то можно предположить, что эти средства дает ему продукт предшествующего периода. Однако, начиная новое производство, предприниматель в принципе не имеет возможности получить этот продукт. Преградой для него является здесь частная собственность на средства производства. Преодолеть ее предпринимателю помогает капиталист. С точки зрения Шумпетера процент тесно связан с той силой, функция которой состоит в устранении препятствий, воздвигаемых на пути развития институтом частной собственности. В конечном счете процент есть следствие своеобразного устройства частнохозяйственной организации.

Прежде чем перейти к последнему положению своей теории, Шумпетер обращает внимание на то обстоятельство, что говоря о проблеме процента, он имеет в виду не совсем то явление, о котором думает большинство теоретиков.

Опыт учит, что процент является постоянным доходом, возникающим у предпринимателя. Следовательно, необходимо объяснить, каким образом у предпринимателя возникает этот особого рода постоянный доход. Шумпетер констатирует, что на протяжении более чем столетия целая армия теоретиков брала штурмом крепость этой неразрешимой проблемы, причем, на его взгляд, проблемы мнимой. Иными словами, они ввязались в дело, которое в кого угодно может вселить только отчаяние, как и проблема создания «вечного двигателя».

Согласно Шумпетеру та постановка вопроса, над которой бились до этого теоретики, ошибочна. Поэтому его концепция расходится со всеми остальными теориями процента. Конечно, соглашается Шумпетер, превышение стоимости продукта над издержками его производства необходимо объяснить. Однако, по его мнению, это проблема предпринимательской прибыли, а не процента. Последний появляется на другой ступени анализа. По этой причине под проблемой процента Шумпетер понимает несколько не то, что остальные теоретики, и это имеет два очень важных последствия. Во-первых, он отказывается вступать в армию теоретиков, решающих неразрешимую проблему, подобную проблеме «вечного двигателя». Во-вторых, Шумпетер заявляет, что для него сведение процента к коммерческой прибыли означает нечто иное, гораздо более важное, чем для традиционной теории. Последняя, считает Шумпетер, отсылает нас к нерешенной проблеме, сводит процент к явлению, которое должна объяснить сама же теория процента. Сам же он сводит его к уже объясненному явлению стоимости. Сводя процент к коммерческой прибыли, господствующая теория всего лишь объясняет одну форму процента другой. Когда то же самое делает Шумпетер, он связывает проблему процента с другим, хорошо разработанным элементом своей теории. «Ссудный процент существует потому что существует прибыль» – для господствующей теории этот тезис всего лишь уточненная постановка вопроса. Для Шумпетера этот вопрос уже решен и ему остается только объяснить, как из предпринимательской прибыли возникает процент.

Шумпетер поясняет, что излишек, лежащий в основе процента, не может существовать иначе, как в стоимостной форме. В рыночной экономике он может быть выражен сопоставлением двух денежных сумм. Сравнение количеств благ само по себе не скажет нам ничего об излишке стоимости. Только переведя натуральные показатели в стоимостные, можно узнать, возникает ли в данном случае излишек стоимости, и если возникает, то какова его величина. Этот факт принимается безоговорочно, но ему можно дать различные толкования.

Например, можно считать, что стоимость является только единицей измерения и не имеет никакого отношения к сущности процента. Согласно этой преобладающей точке зрения, возникновение процента связано с определенными благами и приростом их стоимости, который внешне выступает в денежной форме. Вспомним о трактовке предпринимательской прибыли: получить ее можно только в денежной форме, но по своей сущности она ничего не имеет общего с деньгами.

В случае с процентом также велико искушение по возможности быстрее покинуть сферу денег и объяснить его процессами, протекающими в той единственной сфере, где стоимости и доходы могут возрасти, – в сфере производства благ. Однако Шумпетер считает, что сделать этого нельзя и вот почему.

Он признает, что в каждом конкретном случае проценту, выраженному в деньгах, т.е. ажио покупательной силы, соответствует ажио тех или иных благ. В техническом плане для производства нужны блага, а не «деньги». Но, заявляет Шумпетер, стоит нам предположить, что деньги – это всего лишь промежуточное звено, играющее чисто техническую роль, и подставить вместо них блага, которые покупаются на эти деньги и за пользование которыми в конечном счете вроде бы и платится процент, как тут же почва уйдет из-под наших ног, ибо мы сразу же столкнемся с тем фактом, что прирост благ всегда носит временный характер, в то время как процент является по сути своей постоянным доходом. Вот почему все попытки сбросить тот покров с явления процента, который имеет прямое отношение к деньгам, и перейти к ажио благ обречены на неудачу.

Таким образом, заявляет Шумпетер, мы никак не можем избавиться от денежной формы процента. Здесь содержится косвенное доказательство тому, что эту денежную форму правильнее считать существом явления, а не пустой оболочкой. Это обстоятельство дает возможность Шумпетеру сформулировать последнее положение его теории.

Положение шестое. Процент – это элемент цены покупательной силы, позволяющий устанавливать свою власть (господство) над производственными благами. Шумпетер полагает, что когда о проценте говорят вне связи с покупательной силой, то мы имеем дело либо с заблуждением, либо с употреблением слова в переносном смысле.

Таким образом, делает вывод Шумпетер, мы подошли к самой сути проблемы процента (в том виде как он ее понимает). Остается только объяснить ажио настоящей покупательной силы относительно будущей, или, говоря проще, ответить на вопрос: может ли некто, отдав кому-либо определенное число единиц покупательной силы, твердо рассчитывать на то, что когда-нибудь ему вернут большую сумму, и если да, то почему и при каких предпосылках?

То есть, установив, как возникает ажио настоящей покупательной силы, можно ответить на все три вопроса, составляющие проблему процента. Если удастся доказать, что приток благ к капиталисту объективно существует, что капиталист получает постоянный доход, который он не должен отдавать другим хозяйственным субъектам, то это полностью разрешит ту задачу, которую Шумпетер поставил перед собой.

Объяснение ажио настоящей покупательной силы относительно будущей Шумпетер начинает с постановки вопроса: при каких условиях хозяйствующий субъект стремится получить ссуду, зная о том, что ему впоследствии придется вернуть большую сумму?

Согласно Шумпетеру полноправными элементами хозяйственной жизни кредит и процент могут стать лишь тогда, когда заемщик будет получать больше, чем отдает: в этом случае полезность полученного кредита для него должна быть больше, чем сумма, которую он должен вернуть, ибо с помощью взятых в долг денег он сможет заработать больше, чем ему придется отдавать. Однако, продолжает Шумпетер, в рамках находящегося в равновесии рынка получить большую сумму, затратив меньшую, невозможно, поскольку состояние равновесия как раз и предполагает, что достигнута лучшая в данных условиях комбинация производительных сил.

И только в условиях развития положение меняется. В процессе развития можно получить и более высокую выручку за свой продукт. Это произойдет, если будет осуществлена новая комбинации производительных сил и вынесен на рынок новый, обладающий большей стоимостью продукт.

Дело в том, что в ценах средств производства не учитывается возможность их нового применения. Поэтому, утверждает Шумпетер, денежная сумма может служить средством, чтобы получить большую сумму. Именно поэтому в экономической практике настоящие деньги, как правило, ценятся выше будущих. Именно поэтому находящиеся на руках в данный момент денежные суммы представляют суммы, потенциально большие, и имеют ажио по стоимости, а следовательно, и по цене. Этим и объясняется существование процента.

Процесс образования процента сводится к установлению цены на товар „покупательная сила”. Шумпетер начинает с самого важного случая – обмена между предпринимателем и капиталистом, ибо, по его мнению, только для предпринимателей наличная покупательная сила имеет большее значение, чем ей обычно придается в рамках кругооборота, Именно они, и никакие другие хозяйствующие субъекты, могут, затратив меньшую сумму денег, получить большую. По этой причине они предъявляют спрос на деньги, поднимая их стоимость выше номинала (в понимании Шумпетера).

Спросу предпринимателей соответствует предложение со стороны капиталистов. Таким образом, как и на других рынках, цена покупательной силы устанавливается в борьбе продавцов и покупателей. Поскольку обе стороны в принципе оценивают настоящие деньги выше будущих, цена денег на практике всегда должна превышать их номинальную стоимость, хотя теоретически можно представить себе случай, когда спрос предпринимателей настолько мал, что его способно удовлетворить предложение со стороны тех заимодавцев, которым временный переход их денег в чужие руки просто доставляет удовольствие. Однако заимодавец, получающий меньше, чем он дает (если он это делает на постоянной основе), стал бы нести убытки, и он должен был бы как-то компенсировать их, поскольку был бы просто не в состоянии полностью удовлетворить возвращающиеся к нему требования. В этом случае процент не может опускаться ниже нуля. Более того, он всегда должен быть выше нуля, поскольку спрос предпринимателей на покупательную силу имеет одно важное отличие от спроса на обычные блага. В рамках кругооборота спрос постоянно должен опираться на текущее предложение благ, иначе он не окажется «эффективным». Спрос предпринимателя на покупательную силу в отличие от его же спроса на конкретные блага не связан данным условием. Он ограничен менее жестким условием: предприниматель обязан уплатить цену кредита в будущем. Именно по этой причине процент всегда находится выше нулевой отметки.

Рассмотренный выше случай представляет нам процент в его чистом виде и свидетельствует о том, что процент в значительной мере есть продукт капиталистического развития и не является самостоятельным элементом в некапиталистической экономике.

Несмотря на то, что работа Шумпетера «Теория экономического развития» была встречена с одобрением и создала ему репутацию среди серьезных экономистов, а также сделала его всемирно известным, нельзя сказать, что его теория процента была принята безоговорочно. Самое забавное, что наиболее жестокой критике его теория процента была подвергнута со стороны Бем-Баверка (его взгляды мы уже рассматривали), который является более старшим представителем австрийской школы, выходцем из которой является и Шумпетер; и это при всем том, что Бем-Баверк очень уважал таланты и способности Шумпетера.

В письме к Кнуту Викселю, датированном 9 июля 1912 г., Бем-Баверк писал: «Что касается его следующей, второй книги (“Theorie der wirtschaftlichen Entwiclung”, 1912), то вы будете шокированы еще сильнее. Он разработал теорию процента, которую я считаю совершенно неверной» [Hennings, 1997, p. 269]. Бем-Баверк считал ее поверхностной и говорил, что она содержит «интересные, но неосновательные фантазии Шумпетера».

Продолжение следует.