Западный финансовый кризис не мог не отразиться и на российской банковской системе. О том, как изменилась стратегия работы банков на российском рынке, глава аудиторско-консалтинговой группы "БДО Юникон" Андрей Дубинский рассказал специальному корреспонденту "Денег" Максиму Буйлову.

В 2007 году в мире разразился финансовый кризис. Какие его проявления были наиболее заметны в структуре балансов российских банков?

— По итогам 2007 года структура балансов еще не успела радикально измениться. Банки, которые имели избыток ресурсов и трудности с их размещением, смогли выгодно разместить межбанковские кредиты. Те, у кого возникла нехватка, в первую очередь сократили остатки на своих корсчетах в других банках и отозвали депозиты. Произошло сокращение по статье выпущенных долговых ценных бумаг, поскольку имели место очевидные трудности с их размещением.

В чем основные различия годовой отчетности российских банков по итогам 2006 и 2007 годов?

— Ухудшились финансовые показатели, но незначительно и опять же не у всех банков. Правда, не в абсолютных, а в относительных значениях. Пока глазу аналитиков заметны в основном процентные изменения основных показателей на фоне общего роста банковского бизнеса. Инерция развития еще действует, и проблемы станут заметны позже.

Каковы основные тенденции в изменении активов и пассивов банков на протяжении последних трех-четырех лет и 2007 года?

— Ничего особенного за эти годы не произошло, банки удивительно старомодны: открывают депозиты, расчетные счета, покупают ценные бумаги и продолжают кредитование. Конечно, рост цен на московскую недвижимость повлиял на клиентскую базу, где возросла доля строительных компаний и девелоперов, вырос портфель ипотечных и потребительских кредитов. Пожалуй, можно отметить изменение депозитной базы по срокам привлечения: добрая половина депозитов физических лиц приходится на вклады от года до трех лет.

Как изменилось отношение банков к рискованности активов и длине пассивов?

— Отношение к рискам зависит от самого банка, его стратегии, политики менеджмента. В ожидании последствий кризиса многие банки решили выжать максимум из имеющихся ресурсов и увеличили свой кредитный портфель более рисковыми активами. Банки всегда предпочитали иметь длинные пассивы, вот только платить за них повышенную цену им не всегда хотелось. Сегодня ситуация заставляет их это делать.

Имело ли место переориентирование банков в 2007 году с привлечения средств на Западе на российские ресурсы и если имело, то чему отдавалось предпочтение — средствам юридических или физических лиц?

— Да, в конце 2007 года доступ к дешевым западным ресурсам прекратился, и банки начали искать возможности дома. Началась и активная борьба за российского вкладчика. Предпочтение отдается тому, что доступно в данный момент, особенно выбирать не приходится. Если же выбор есть, то он всегда будет в пользу юрлиц: их поведение более предсказуемо, а работать с ними менее затратно.

Каким образом изменилось отношение банков к работе на рынке ценных бумаг как по привлечению средств, так и по размещению?

— Многие банки предпочитали работу через паевые фонды, доверительное управление средствами клиентов не получило большого распространения. После падения индекса РТС и в условиях неустойчивого рынка ценных бумаг рост паевых фондов существенно замедлился. Размещение собственных ценных бумаг сейчас доступно далеко не всем, а рыночная цена акций очень волатильна. Многие из тех, кто планировал выпуски долговых бумаг, выжидают более выгодной конъюнктуры.

Рентабельно ли сейчас потребительское кредитование? Каковы реальная просрочка по кредитам, невозвраты? Насколько банки близки к тому, что маржа перестанет покрывать убытки от невозвратов?

— Потребительское кредитование было и остается рискованным делом. Официальные данные статистики по доле просроченных кредитов (3-3,5%) явно занижены, у отдельных банков эта доля может доходить до 10-12%. Без должной оценки платежеспособности клиентов при отсутствии базы кредитных историй потребительское кредитование становится проблемой. До американских масштабов нашим банкам, конечно, далеко, но тенденция обозначилась.

Действительно ли у банков есть проблемы с ликвидностью? У каких банков этот вопрос стоит наиболее остро?

— Проблемы с ликвидностью для ряда банков очевидны и с каждым днем становятся заметнее. Сократились возможности по перекредитованию. Приобретать денежные средства на кредитных аукционах дорого (3-7,5% по кредитам overnight), да и круг банков, которым эта возможность доступна, достаточно узок. Особенно тяжело приходится банкам, которые тесно зависят от бизнеса своих клиентов или акционеров. Дороговизна ресурсов и укорачивание пассивов обостряют проблему финансовой устойчивости. Как результат — в первом квартале 2008 года число убыточных банков перевалило за 200.

Изменилось ли отношение банков к аудиту и непосредственно аудиторам, есть ли банки, которые в результате кризиса решили сэкономить на аудите?

— Скупость банкиров общеизвестна, и на аудиторов она распространяется без исключений. Насколько это отношение изменилось сегодня, покажут очередные годовые собрания акционеров. Заметно возрос спрос на услуги рейтинговых агентств, все актуальнее становится подтверждение надежности банка независимыми источниками. Даже если банку очень хочется сэкономить на аудиторских услугах, он вынужден поворачиваться лицом к аудиторам с устойчивой национальной репутацией, а еще лучше — международной. Иностранные акционеры банков, судя по обращениям в нашу компанию, также склонны ангажировать крупные аудиторские компании, причем все чаще делают это на конкурсной основе.

Есть ли в банках ощущение нервозности и ожидания надвигающегося банковского кризиса — уже российского?

— Такие ощущения банки научились скрывать даже от своих аудиторов. Профессия обязывает.

Каков, по вашим ощущениям, запас прочности российской банковской системы?

— Теоретически это рассчитать невозможно, а на практике — лучше не испытывать. К сожалению, российская банковская система по уровню капитализации не соответствует масштабам государства. Чтобы заставить банки вкладываться в капитал, понадобятся или годы, или великие потрясения. Последнего очень хочется избежать.

Как в банках относятся к новому плану счетов, вступившему в силу с 1 января 2008 года?

— Для банков он уже не новый, поскольку внедрять его начали заблаговременно. Банкам пришлось потрудиться, изменяя программы, настройки внутренних систем. Более развитая аналитика потребовала дополнительной работы, но это скорее технические проблемы, и банковского бизнеса они не затронули. План счетов — это всего лишь рабочий инструмент. Потому особых проблем нет, разве что кадровая. Очень нужны специалисты по МСФО, которых катастрофически мало.

Как идет переход банков на МСФО?

— Учет стал более удобным, а главное — более приближенным к международным стандартам. Особенно в части портфеля ценных бумаг, структуризации отчета о прибыли и убытках. Банки давно уже перешли на МСФО, но сейчас они выходят на иной качественный уровень. Прежде всего это связано с глубоким пониманием тонкостей МСФО, подготовкой персонала. Теперь их уже на мякине не проведешь.