k1c.jpgНезадолго до этого мы разговаривали с топ-менеджером одной из управляющих компаний на тему, почему наши финансисты не стремятся к всенародному признанию и редко общаются с простыми людьми посредством СМИ.

Ведь вроде бы очевидно, что люди склонны доверять именно персоналиям, а как им доверять, если эти персоналии для них неизвестны и открыты лишь узкому деловому сообществу? Это подвергает весь финансовый рынок риску, - когда его «лихорадит» и прогнозы по приближению кризиса становятся нормой, то опровергать их приходится политикам, а не банкирам.

Мой собеседник возразил, что это невозможно, потому что русский менталитет априори предполагает подозрительное отношение к влиятельным финансистам (ростовщики, барыги и проч.). Единственный человек в стране, которому действительно доверяют – это Владимир Путин. Поэтому даже не стоит стремиться к тому, чтобы «очеловечить» финансовую систему в глазах россиян.

А ведь если бы наши финансисты стали «ближе к народу», это могло бы решить массу проблем. К примеру, они могли бы сказать: ребята, не паникуйте, фондовый рынок скоро поднимется, все будет хорошо.

То есть сказать-то это можно, чем, собственно, представители банков и инвестиционных компаний и занимаются, но кто же им верит?

Получается этакая элитарная тусовка, в которой крутятся избранные, и великая роль PR направляется на потенциальных инвесторов, чиновников, партнеров – но не на клиентов. В свое время компания «Медиалогия» вместе с Банкир.ру выпускала рейтинг представителей банковского сектора, наиболее удачно представленных в СМИ. Тогда первые три строчки заняли Казьмин, Костин и Дмитриев, причем оценивалось не только количество упоминаний, но и их контекст и яркость.

Информационной открытости ведущих финансистов мешает и политика СМИ, особенно телевизионных: чаще всего их представляют, как «руководитель банка X». А как же, «пиарить» за «так» не больно-то хочется…

Справедливости ради надо заметить, что и сами топы весьма пренебрежительно относятся к всенародному респекту: у нас страна такая, что чем тише – тем лучше. А то начнешь вдруг «звездить», и заинтересуешь собой какие-нибудь органы…

Хотя отдельные менеджеры активно пользуют бренд банка, в котором трудятся, для продвижения себя любимых, выступая на каждой профильной конференции, но это опять-таки направлено не на популяризацию финансовых услуг для населения, а, скорее, на повышение своей зарплаты.

Да и харизма для публичности нужна, если ее нет - никакой пиарщик не поможет. Билл Гейтс, например, умеет заводить многотысячную публику не хуже поп-звезды. Из «наших» можно вспомнить Чичваркина с его экстравагантными вывертами, которые делают Евросети такое паблисити, что журналистам и в голову не приходит требовать от компании денег за упоминании его персоны всуе.

Недавно в Москве появились плакаты со счастливым лицом владельца Mirax Group, который (дословно не помню) призывает в случае чего жаловаться ему лично (правда, как именно, не уточняет).

Банкиры же скромно отмалчиваются, оставаясь в тени своих (и не своих) детищ. И времена, когда они дойдут до того, чтобы сменить пиджаки от Версачи на обычные свитеры, и улыбнутся своим клиентам с голубых экранов и страниц популярных изданий – вряд ли настанут скоро.

Пока же, как и герои передачи «Наша Раша», они предпочитают думать о России в другой компании…

Евгения Евмененко, директор по маркетингу РА «Агентство массовых коммуникаций».