d-1c.jpgНедавно очередная телекомпания пригласила меня на очередную телепередачу «о финансах». У них это случается – время от времени телевизионщики вдруг спохватываются, и начинают сообщать народу всевозможные сенсации на сей счет. Например, что в стране кредитный бум. Или что ЭПС недавно велели раскрывать. Или что мировой кризис подкрался незаметно. Ну и т.п.

Пришел. Полностью соблюдая обычные в таких случаях требования – белое не надевать, уши помыть, вихры причесать. Но тут выяснилось, что забыли предупредить о главном – перед камерой надо тщательно следить за тем, чтобы чего-нибудь не сказать. «Фильтруй базар», словом.

Первую остановку в съемках сделали через 15 секунд после начала: «А что это у вас на футболке?!» - вскричала вдруг режиссер, останавливая оператора.

«Чего там?!» - я испуганно скосил глаза в поисках пятен от кофе или еще какой неожиданности.

«Там у вас какой-то логотип!» - взвизгнула теледама. – Это же нельзя! Это же попытка скрытой рекламы!»

«Да это мне футболку на конференции «Бизнес и Интернет» подарили, - пытался оправдаться я. – «Логотипа все равно под рубашкой почти не видно».

«Почти» не считается», – дама была неумолима. – Немедленно снимите».

«Это как?!» - испугался я. – Голым, что ли, сидеть? Тогда лучше Тарзана в студию пригласите – интереснее будет…»

Телевизионщики посмотрели на меня с жалостью, мол, чего с него взять, всего один комплект одежды с собой у человека. И, посовещавшись, милостиво решили одежонку на мне оставить, но застегнуть рубашку на все пуговицы. Чтобы не дай бог…

Начали… «Сегодня мы хотели поговорить о пластиковых картах, которые прочно вошли в нашу жизнь», - радостно заулыбалась в камеру ведущая. – Расскажите нам, какие карты используют россияне, какие преимущества они дают…».

Рассказывал я секунд пятьдесят. Потом съемку опять остановили.

«Вы что, с ума меня решили свести?» - устало поинтересовалась режиссер.

«?!» - я судорожно ощупывал себя на предмет полезших наружу логотипов. – «Что случилось?»

«Вы же назвали VISA и Mastercard!»

«Ну да, естественно…»

«Это же реклама!» - взвизгнула дама. – «Конкретные бренды называть нельзя!»

«А как тогда рассказывать-то о разных системах карт?

«Не знаю. Вы специалист, вам виднее. Но названий не надо…»

Не знаю уж, что поняли телезрители из последовавшего разговора. Лично я не понял почти ничего. Потому что карты VISA мы с ведущим называли «картами одной из популярных платежных систем», а карты Mastercard – «картами другой из популярных систем».

Еще труднее стало, когда разговор зашел о банках. Понять, что означает «один крупный банк» и «один известный банк», - думаю, было нереально. Более-менее повезло «Русскому Стандарту», которого мы поименовали как «один нестандартный банк». В общем, минут десять записи прошли без сбоев, после чего режиссер вновь остановила съемку:

«Придется этот кусок переписать. Вы все-таки назвали один из банков»

«Как это?!» – обиделся я. – «Никого я не называл. Я держался стойко как герой вашей рекламы о диарее».

«Назвали… Этот, как его, Центробанк…»

Режиссер, оператор, ведущий и ассистент посмотрели на меня с укоризной. Мол, нехорошо, на телевидении бизнес-структуры рекламировать. Следующие минут десять мы потратили на попытку разъяснить ТВ-коллегам, что Центробанк – это, конечно, банк, но не совсем банк. Что, не упоминая его, трудно говорить о банковском рынке. Мол, регулятор это, «как бы министерство такое банковское» и т.д. и т.п. Надо отдать им должное: они честно пытались понять. Но посматривали на меня с хитрецой: не врет ли, лишенец, не пытается ли банчок какого-нибудь знакомого тихой сапой прорекламировать?

Когда дошли до секъюритизации, съемка вновь прервалась: «Назовите понятно, чтобы все телезрители понять могли, что это такое».

А какая я ее назову? Халвой, что ли? Секъюритизация она и есть секъюритизация, прости господи. И все телезрители все равно не поймут, что это такое. У меня подозрение, что банкиры-то не все поняли…

Секъюритизацию мы преодолели с грехом пополам. Про волатильность рисков я вообще побоялся говорить. Побьют же, думаю…

В общем, что в итоге получили телезрители – неясно. Те, кто в банкинге вообще не разбирается, наверное, зевнули и переключились на «Дом-2». Те, кто разбирается, решили, что уже смотрят «Дом-2».

Будем объективны, со словом плохо бывает и по эту сторону «баррикад». Недавно читаю громкий заголовок: «Россияне не доверяют кредитным брокерам». Ой, думаю, наверное, результаты какого-то опроса или исследования. Оказывается, все проще. Выясняется, что сие суждение высказал некто Владимир Орбов, директор дирекции (милое сочетание) авто- и потребкредитования северо-западной региональной дирекции ФК «Уралсиб». В общем, есть «Уралсиб», у него есть региональный филиал, а у филиала есть отраслевая служба, а у этой службы есть руководитель и вот этот руководитель может смело бросаться утверждениями в масштабах всей России. Может, сам исследование какое провел или всероссийский социо-опрос? Нет, разумеется. Зачем банкиру слова-то свои подтверждать? Вполне достаточно высказаться как герой комедии «Мимино»: «Я так думаю…».

Впрочем, это мелочь на фоне недавнего сообщения агентства «РосФинКом». Звучит оно простенько и со вкусом: «Доля Северо-Кавказского банка Сбербанка России на рынке кредитования приближается к 50%». Сенсация, не иначе, Бедные итальянцы, американцы, французы, шведы и проч. и проч., пытающиеся работать в России. Несчастные Альфа-банки, «УралСибы», Газпромбанки, ВТБ и другие. Все могут построиться и пристраиваться в зад Северо-Кавказскому банку, который один захватил половину рынка. «Вах, какой молодец!» - как сказали бы на том же Северном Кавказе.

Из текста, правда, выясняется, что этот самый банк поимел половину рынка только в сфере кредитования юрлиц и только в своем регионе. Но кого это волнует? Это уже маленькими буквами, а заголовок утверждает то, что утверждает. А что? Хорошо же звучит.

В общем, с буквами надо работать аккуратнее. А то у них тоже с волатильностью проблемы бывают. Неровен час…