Манхэттен, 19 марта. Сидим в кафе, одна витрина которого смотрит на небоскреб Bear Stearns, другая — на J. P. Morgan. Бросив взгляд в окно, Джим нервно отхлебывает эспрессо из пластикового стаканчика. В какой из башен он, пока еще сотрудник риелторского подразделения Bear Stearns, будет работать завтра — если вообще сохранит место, — Джим предсказать не берется. Он сильно напуган сообщениями, что новые хозяева из J. P. Morgan сократят половину штата Bear Stearns.

Позиция Алана Шварца — скрывать негативную информацию о своем банке до последнего
» Фото: Landov/Photas

В прошлый понедельник шутники приклеили на дверь шикарного офиса Bear Stearns ценник: $2. Тонущий из-за рискованной политики в ипотеке пятый крупнейший инвестбанк США конкуренты из J. P. Morgan собрались купить именно по такой цене за акцию — в 80 раз дешевле котировок годичной давности. Общая сумма — $236 млн — выглядит издевательством: она вчетверо меньше стоимости небоскреба Bear Stearns как объекта недвижимости. В России за такие деньги купишь от силы 0,08% акций «Газпрома». Поскольку  J. P. Morgan предложил сделку в виде обмена акциями, а его собственные бумаги подорожали, к концу недели сумма поднялась до $339 млн. Но сути дела это не меняет.


« Я понял, что азарт и праздность — две слабости, которые искореняются лишь болезненными средствами.
Уильям Теккерей »

Бумажку с двери сорвали: 14 000 сотрудников Bear Stearns сейчас не до юмора. Джим уже отказался от запланированной на конец марта поездки в Лас-Вегас и обедов в ресторане, заменив их принесенными из дома сэндвичами. «Я в шоке, но мне легче, чем другим: я одинок, — рассказывает Джим. — Семейные переезжают в более скромные апартаменты, многим нечем будет отдавать жилищные кредиты и платить за обучение детей». Пожилой коллега Джима в начале 2007 г. мог уйти на пенсию, получив солидные средства, на которые работал всю жизнь, но решил остаться еще на год, чтобы получить побольше акций банка, и его капитал рассыпался в прах. Итог: сердечный приступ.

В офисе все сидят подавленные и в основном молчат, добавляет младший менеджер Bear Stearns Мэтью. Он пришел в банк девять лет назад после финансового колледжа. Настроение, говорит, как после 11 сентября 2001 г.: «Да, сейчас никто не погиб, но на личном уровне для меня и тысяч сотрудников Bear Stearns это крах». Мэтью, работнику низового звена, не положена фиксированная зарплата — доходы зависят от объема сделок. C начала года их практически не было. Мэтью пока верен банку и ходит в униформе Bear Stearns — отутюженных брюках и голубой рубашке с подкатанными чуть выше запястий рукавами. Но под конец разговора дает волю эмоциям. «Там, наверху, — говорит Мэтью, указывая на последний, 47-й этаж башни, — никто не пустил себе пулю в лоб. Уверен, они легче переживут утраты, чем рядовые сотрудники, вся жизнь которых завязана на компанию».

Это как сказать. Кое-кто за последнюю неделю потерял на Bear Stearns сотни миллионов.

ФОРС-МИНОР


30% акций Bear Stearns владели или собирались в скором времени приобрести сотрудники банка


Над менеджерами Bear Stearns нависла не только угроза увольнения — многие понесут потери еще и как совладельцы банка. Сотрудникам до последнего времени принадлежало или находилось в пенсионных планах порядка 30% акций. В число незадачливых миноритариев угодил и британский миллиардер Джозеф Льюис, который в прошлом году скупил 9,6% акций за $1,2 млрд. Исходя из предложения J. P. Morgan пакет сейчас не стоит и $23 млн. Около 5% акций принадлежит 74-летнему председателю совета директоров Bear Stearns Джеймсу Кейну. Оба сейчас пытаются найти банку более выгодного покупателя, нежели скупой J. P. Morgan.

Возможно, Кейн сам до последнего дня не верил в столь плачевную развязку. В роковую пятницу, 14 марта, когда гендиректор банка Алан Шварц буквально разрывался между встречами на Уолл-стрит, уговаривая клиентов не забирать деньги из банка, а кредиторов — предоставить новые займы, Джеймс Кейн с безмятежным видом играл в карты на турнире в Детройте, организованном Американской лигой бриджа. Кончилось обращением Шварца к Федеральной резервной системе (ФРС) с просьбой об экстренной помощи. ФРС предоставила банку 28-дневный заем на $30 млрд — иначе уже 14 марта один из старейших и крупнейших банков Америки был бы вынужден признать себя банкротом. Формально этого не случилось, но после оферты J. P. Morgan о прежнем Bear Stearns можно забыть — вопрос уже только в том, кто его в итоге купит и по какой цене. Ситуация вокруг банка на рабочей неделе 10-14 марта ухудшалась лавинообразно. С понедельника по Уолл-стрит поползли слухи, что у Bear Stearns большие проблемы и деньги оттуда лучше забрать. По сообщению Wall Street Journal, некоторые клиенты сразу так и сделали: свои счета в банке закрыли такие крупные хедж-фонды, как Citadel Investment, Renaissance Technologies и др. Слухи начали превращаться в реальность и к концу недели обернулись катастрофой.

Проблем банку хватало и раньше. Злополучных ипотечных бумаг, из-за которых с прошлой осени страдает вся Уолл-стрит, он набрал на $46 млрд. Но раньше удавалось выкручиваться. В частности, в прошлом году банк упразднил два хедж-фонда (Bear Stearns High-Grade Structured Credit Strategies Fund и Bear Stearns High-Grade Structured Credit Strategies Enhanced Leveraged Fund), где скопились совсем никудышные бумаги. Британский банк Barclays, на чьи деньги приобретались активы, потерял $1 млрд и вчинил Bear Stearns иск. Сейчас Barclays называют в числе возможных покупателей Bear Stearns, c которыми якобы уже провели переговоры Льюис и Кейн. Впрочем, многоопытный Кейн мог и специально делать вид, что в банке все нормально. Не потворствовать же слухам. За два дня до краха Алан Шварц вообще публично заявил, что дела банка в полном порядке. Обычная практика. «Когда меня в 1998 г. спрашивали, как обстоят дела у банка с ликвидностью, я отвечал то же, что и Шварц, — признается президент компании “Ренессанс Управление инвестициями” Илкка Салонен, который тогда возглавлял Московский международный банк, — хотя не всегда это было правдой».

Теперь можно возмущаться ценой, оспаривать ее или пытаться перебить, но в пиковый момент, по мнению Салонена, скорость решения проблемы была важнее определения цены: «Поскольку надо было реагировать быстро, я не вижу других выходов».

А сейчас да, наступило время подавать иски. Их ожидается великое множество.

ОНИ ЕЩЕ НАДЕЮТСЯ

Одновременно с объявлением о готовности приобрести Bear Stearns представители J. P. Morgan сообщили, что на покрытие вероятных убытков от судебных разбирательств будет зарезервирована сумма, в 25 раз большая, чем сама цена выкупа, — $6 млрд. Адвокатские конторы в США замерли на низком старте. «Скоро будет цунами исков», — предвкушает Эндрю Столтманн, владелец компании Stoltmann Law Offices. Он еще только надеется получить кусок пирога, а вот Эллен Дойл, партнер юридической фирмы Stember Feinstein Doyle & Payne уже вовсю ведет переговоры и рассчитывает на этой неделе подать первые иски к родному банку от работников Bear Stearns.

«Средства пенсионного фонда вкладывались в акции компании, — объясняет Дойл суть претензий сотрудников банка. — По закону пенсионные сбережения должны вкладываться в наиболее гарантированные бумаги, поэтому компания обязана была изъять их [из своих акций], как только поняла, что ей грозят финансовые неприятности». Помимо сотрудников банк наверняка закидают исками миноритарии. Законы США обязывают публичные компании раскрывать всю финансовую информацию. «Здесь же, очевидно, имело место ее сокрытие. Ведь еще в среду (12 марта. — Sm) руководство банка выступало с заявлениями, что у Bear Stearns все в порядке», — напоминает Дойл.

Процесс уже пошел. В минувший понедельник один из акционеров Bear Stearns, компания Eastside Holding, подала иск в федеральный суд Манхэттена, обвинив руководство инвестбанка в утаивании информации об истинном положении дел в банке. Иск составлен таким образом, что к нему могут присоединиться и другие акционеры.

Пол Бозоки, руководитель финансового отдела компании CD Capital Partners и по совместительству частный инвестор, недоволен и действиями J. P. Morgan. Бозоки впервые вложился в Bear Stearns в середине прошлого года, а две недели назад решил докупить еще акций инвестбанка — уже резко подешевевших. «Если потратить на покупку Bear Stearns средства, зарезервированные на судебные издержки, то можно было бы избежать и самих издержек, — рассуждает Бозоки, — ведь тогда акционеры получили бы больше, чем по $40 за акцию». Но, c точки зрения юристов, J. P. Morgan поступает разумно. «Иски в таких случаях бывают всегда, — говорит Эллен Дойл. — Компания отложила так много денег на издержки просто потому, что понимает: случай беспрецедентный и обиженных будет очень много».

Хотя элегантная спекуляция за счет J. P. Morgan Полу Бозоки не удалась, продавать акции Bear Stearns он не спешит. «Сейчас они торгуются по $5,65, и, продав их, я бы выиграл чуть больше $3 с акции, — сообщил Бозоки Sm в минувший четверг. — Но сегодняшняя цена означает, что многие на рынке верят в лучший исход, чем представляется J. P. Morgan, а также в то, что на этих акциях еще можно будет заработать. Я уже очень много потерял [на акциях, задорого купленных в прошлом году], поэтому я подожду».

А вот некоторым инвесторам ждать ничего не надо. Они уже сорвали куш.

КОМУ ВОЙНА…

Помните «Казино “Рояль”»? Главный злодей в фильме помимо прочего занимался манипуляциями на фондовом рынке. Он открывал короткие позиции против рынка по акциям перспективной компании, а потом пытался подстроить катастрофу с расчетом, что бумаги резко упадут и он сможет отлично заработать. Предотвратить реализацию жестокой «медвежьей» стратегии, то есть игры на понижение, смог только Джеймс Бонд. В истории с Bear Stearns нашлись свои «медведи» (отметим невольную игру слов: bear по-английски «медведь»), заработавшие на обвале акций, и никакой Бонд им не помешал.

Уже 7 марта, когда акции банка шли по $65-70, на срочном рынке кто-то принялся скупать опционы put со страйком $30 и датой экспирации 21 марта. В переводе с биржевого на русский это означает, что некто решил приобрести право продавать через две недели акции Bear Stearns менее чем за половину текущей рыночной цены. Выходит, этот некто заранее знал, что акции на днях упадут гораздо ниже $30, чтобы тогда-то их и скупить? Специалисты фондового рынка утверждают, что это необязательно был злокозненный инсайдер, — возможно, некий инвестор, имеющий в своем портфеле акции банка, просто решил застраховаться от резкого падения акций Bear Stearns. «Это стандартная стратегия для держателя базового актива», — говорит начальник аналитического управления финансовой корпорации «Открытие» Халиль Шехмаметьев.

Страховка оказалась кстати, когда неделю спустя, в ту самую пятницу, 14 марта, акции упали до $30 на фоне новостей об отказе контрагентов работать с Bear Stearns и признания банком проблем с ликвидностью. Сложнее объяснить, чем руководствовался инвестор, выставивший опционы put со страйком $25 днем раньше, в четверг, 13 марта, когда акции еще торговались вокруг отметки $60. Времени до экспирации оставалось совсем мало, бумаги колебались слабо, и никто не ждал обвала. Кроме инсайдеров: как раз в четверг им стало очевидно, что в банке испарилась ликвидность.

Когда в понедельник акции рухнули до $4, кто-то заработал прибыль в сотни процентов за уикенд. «Сделка, безусловно, вызывает подозрение. Но, скорее всего, это была торговля на частичном инсайде, связанном с утечкой косвенных сведений», — говорит управляющий клиентскими активами ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Сергей Рындин. Для настоящего инсайдера работа выглядит слишком топорной. Инсайдерские сделки в США необходимо тщательно маскировать, чтобы избежать уголовного преследования. Это можно было бы сделать, к примеру, купив несколько опционов со страйками от $27 до $23. Сделки были бы мелкими и не вызвали подозрений, рассуждает начальник отдела рыночной аналитики ФК «Открытие» Валерий Пивень. Теперь же подозрения возникли: в минувшую среду Комиссия по ценным бумагам начала расследование по поводу возможного использования инсайдерской информации при работе с акциями Bear Stearns.

Можно ли было устроить крах Bear Stearns искусственно? Опрошенные Sm эксперты считают, что вряд ли: представить себе внешнюю силу, способную в столь краткие сроки утопить банк с активами на $394 млрд, довольно сложно. Скорее банк стал жертвой собственной чересчур рискованной стратегии. Но сомнения остаются. Вот и британское управление по финансовым рынкам, как сообщила в минувший четверг Daily Telegraph, объявило о начале уголовного расследования с целью поймать трейдеров, которые, по данным управления, распустили слухи о проблемах Halifax Bank of Scotland. Акции банка рухнули из-за этого на 17%, а трейдеры-«медведи» обогатились за день на десятки миллионов фунтов. Пора звать Бонда на помощь.

Алексей Непомнящий, Лариса Саенко («РИА Новости» из Нью-Йорка, специально для Sm), Екатерина Самородова, Татьяна Сейранян, Наталия Орлова