Бум банковского ритейла, охвативший страну в последние три года, возвращает финансовый рынок к заветам большевиков. Для успеха мало держать банк, надо контролировать телефон, телеграф и почту. Проблема контакта становится одной из главных в отношениях банкклиент. И одной из наиболее нервных. « Карьера» проверила качество связи с российскими банками.

Начнем с наилучшего варианта — связь через Интернет. Пока подобный сервис в полном масштабе представляют своим клиентам только четыре кредитных учреждения из числа лидеров российского банковского ритейла — Ситибанк, Альфа-Банк, Райффайзенбанк и «УралСиб». Предусмотрена возможность получить выписку со счета, осуществить перевод, оплатить некоторые виды услуг (коммуналку, телефонию). Недостатки в этой системе найти трудно. Тем паче удивительно, что до сих пор web-лицо многих банков остается электронной доской объявлений. 

Это, конечно, очень здорово — узнавать на сайте имена и биографии членов правления банков. Но хочется чего-то большего. Конкретно — большей близости со своим счетом. В ближайшем будущем интернет-сервис грозится внедрить BSGV. Прочие банкиры пока ограничиваются рассуждениями на тему перспектив Сети.

Впрочем, будем реалистами. По оценке экспертов, пока только 2% россиян используют Интернет в общении с банком. Так что по большому счету в нашем распоряжении остается два магистральных способа коммуникаций — идти на голос (воспользоваться телефоном) или делать ноги (прийти в офис).

Телефон — казалось бы, самый простой вариант — давно перестал быть таковым. В большинстве банковских call-центров автоответчик отбарабанит вам положенные тирады и после определенного ожидания переведет на оператора. Проблема в том, что call-девица знает не больше автоответчика, разве что дикция похуже.

Например, в call-центре Юниаструм Банка мне не смогли дать номер приемной вице-президента. Не потому, что пытались не подпустить к столь высокой персоне. Причина проще: телефонная барышня просто не знала, что за зверь такой — вице-президент. А на просьбу соединить с пресс-службой я получил незатейливый вопрос: 

— А вам зачем? 

— По работе. Я — журналист... 

Девушка несколько секунд подумала, а затем выдала плод своих размышлений: 

— Ну и что?

Попытка соединиться через call-центр Альфа-Банка с их собственной службой безопасности также успехом не увенчалась: 

— У нас такой нет!

— Как нет? Они ко мне приходили, просили урегулировать просрочку по кредиту. Вот я и звоню, чтобы урегулировать.

Но девица стоит насмерть, как семеновские гренадеры под Бородином: 

— Не могу вас соединить. Оплачивайте задолженность.

— Да я и собираюсь! Только о сроках погашения хочу с вашими коллекторами договориться!

Говорю уже на повышенных тонах, что дает девице повод грозно предупредить:

— А вы не кричите. Мы все разговоры записываем...

Эта фраза, очевидно, должна до коликов испугать слишком требовательного клиента. Мол, « контора пишет». Как известно из классики, за этой фразой следует мордобой и постыдное бегство.

Впрочем, и это — не худший вариант телефонного общения. На днях позвонил в отделение Сбербанка, в котором держу счет уже 20 лет. Недовольный женский голос объяснил мне, что по телефону ничего «подсказать» не может. Чтобы хоть что-то узнать, я должен прийти в офис, пройти сквозь строй старушек с коммунальными квитанциями наперевес, засунуть голову в узкое окошко, расположенное на уровне унижения человеческого достоинства, и в этой нелепой позе пораженного радикулитом страуса задать свой вопрос. А по телефону — ни-ни. На мое раздраженное «Может, мне проще банк сменить?» сбербанковская дама флегматично заметила: «Это ваши проблемы». И действительно, ну какая проблема для «Сбера» потерять клиента с 20-летним стажем? «Вас много, а я один…»

Приятный контраст со Сбербанком — «дочки» западных финансовых институтов. Например, предельно вежливы call-girls BSGV. Но трижды подумайте, прежде чем звонить сюда в спешке. В ожидании пока кто-нибудь из «живых» поднимет трубку, вам придется выслушать целую речь, причем двуязыкую — смесь французского с нижегородским. C'est la vie.

Операторы Ситибанка — само олицетворение любезности. Правда, при условии, что вы дожили до соединения с живым оператором. Система «Ситифон» — апофеоз автоматизации телефонных коммуникаций. Сначала мелодичный голос дотошно перечислит все возможности телефонного «меню». Затем, если вы хотите выяснить что-нибудь относительно своего счета, вам предложат ввести 16-значный номер вашей карты. С большой долей вероятности по завершении сей операции тот же голос с непередаваемыми интонациями заботы и печали сообщит вам: «Сожалеем, но вы сделали ошибку». Только потом я выяснил, что при наборе важно не только правильно нажать все цифры, но и выдержать одинаковый ритм между нажатием кнопок. Но и в случае успеха не расслабляйтесь! Потому как вас тут же попросят ввести еще и номер вашего «типина». И горе забывчивым — все придется начинать сначала. Примерно на третьей попытке ощутимо начинают дрожать пальцы. Так что дозвониться до ситифоновского клерка — это игра вроде «Тетриса» — не все сразу получается.

Впрочем, и на американскую «старуху» можно найти российскую «проруху». Эмпирическим путем автору удалось нащупать надежный способ связи с Ситибанком. Если у меня возникает какой-то вопрос по карте, выписке со счета или переводу, я просто пропускаю срок очередного платежа по кредиту. И на следующий день ситибанковский сотрудник звонит мне сам и оперативно решает любой насущный вопрос. Такой у нас с Ситибанком условный рефлекс выработался, как у морских свинок. Что называется, дешево и сердито.

Музыка, используемая в банковских call-центрах, — это отдельная песня (простите за неуклюжий каламбур). Пугает одинаковость вкусов. Если обзвонить три-четыре десятка банков — Вивальди тихо возненавидишь. Хотя еще неизвестно, что лучше — консерватизм или новаторство. Когда из трубки донесся бравый вопль «Артиллеристы, Сталин дал приказ» (банк «Агроимпульс»), я вздрогнул.

Субъективные впечатления подтверждаются объективной статистикой. Недавно компания «Финист» опубликовала итоги очередного исследования телефонной доступности российских банков. Выясняется, что проблема дозвона — давняя и прогрессирующая болезнь кредитных учреждений. Лишь в 32% случаев операторы банков отвечают на звонок в течение 20 секунд. В остальных случаях приходится ждать по несколько минут или перезванивать. Если учесть, что среднестатистический абонент ждет соединения от 40 до 60 секунд, можно сказать, что пока народ и банки не всегда находят друг друга по телефону.

Остается «дедовский способ» — идти в офис. Оставим за скобками Сбербанк, во многих офисах которого обстановка ежедневно напоминает картину «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». И все это традиционно происходит в помещении, явно рассчитанном на масштабы Лихтенштейна.

Впрочем, и постсоветские банки умеют создать проблемы. Особенно со временем работы. То, что Москва вслед за Парижем и Нью-Йорком вошла в число никогда не засыпающих мегаполисов, пока банками остается незамеченным. Во всяком случае, длинным рабочим днем и тем паче столь актуальными для Москвы ночными офисами они не злоупотребляют. До девяти-десяти вечера работают одиночные офисы Росбанка, Пробизнесбанка, Банка Москвы, Русского Банка Развития и ДжиИ Мани Банка. Прочие предпочитают закрываться пораньше. Так что хотите попасть в банк, берите отгул, оформляйте отпуск или выходите на пенсию. Так будет надежнее.