-- Как на деятельность ВТБ повлиял мировой кризис ликвидности?

-- Текущую экономическую ситуацию определяют общемировая переоценка рисков заемщиков и увеличение цены на фондирование. Гонка за объемами, пренебрежение к разумной политике риск-менеджмента привели к "надуванию" балансов многих банков. Парад последовавших в последнее время списаний убытков и создания резервов привел к кризису доверия между банками и инвесторами. Непосредственное влияние этот кризис оказал и на рынок инструментов с фиксированной доходностью.

-- Куда исчезли деньги с рынков?

-- Деньги не исчезли, но из-за кризиса доверия и падения финансовых рынков многие инвесторы решили, что единственной тихой гаванью во время кризиса является наличность. Пока рынки ищут уровни поддержки, пока нащупывается новое соотношение цена-риск, наличность позволяет им хотя бы не потерять. С другой стороны, придерживая деньги, инвесторы начинают создавать дефицит для нуждающихся в фондировании заемщиков. Таким образом, сократилось предложение ресурсов и, соответственно, увеличилась их стоимость. Привлечение фондирования стало возможным только для самых надежных заемщиков.

-- Что предпринял ВТБ в этих условиях?

-- Уже в начале августа мы поняли, что грядет напряжение на рынке, и начали целый ряд переговоров c зарубежными банками. Тогда же ВТБ откорректировал свою ценовую политику по отношению к клиентам. У нас были повышены ставки как по депозитам для юридических лиц, так и по кредитам. Усилена политика в области риск-менеджмента. В среднем увеличение ставок по кредитам и депозитам в ВТБ составило от 150 до 200 базисных пунктов. На короткие (около полугода) сроки депозитов мы установили достаточно высокие ставки из-за того, что на тот момент короткие деньги были в большом дефиците. Затем ситуацию сгладил собственными мерами и Банк России.

-- ВТБ получал также денежные средства из ЦБ под залог своих кредитов?

-- ВТБ находится в постоянном взаимодействии с Банком России. Мы выдаем кредиты клиентам и стараемся максимально реповать их в ЦБ. Сейчас мы заинтересованы в том, чтобы нарастить баланс банка, и уровень достаточности капитала ВТБ позволяет это делать. При этом такой возможности сейчас лишены многие другие российские банки. Уже за вторую половину 2007 года на волатильном рынке ВТБ нарастил внешнее фондирование в два раза больше, чем за первую половину года на стабильном рынке. И это без учета собственного капитала. В то же время мы стараемся уйти от большой зависимости от внешних рынков и фокусируемся на внутреннем рынке.

-- То есть вам проще занимать деньги в ЦБ России?

-- Это не вопрос проще или сложнее. Мы изучаем все возможные источники финансирования. Замечу, что это не вопрос рефинансирования наших долгов или проблем с внутренней ликвидностью ВТБ. Нам надо наращивать бизнес на растущем рынке, и глупо было бы не использовать такую возможность.

-- ВТБ и в настоящем времени продолжает работать с корпоративными клиентами на описанных выше условиях?

-- Мы видим, что на российском рынке спрос продолжает превышать предложение. Многие западные игроки сократили объемы лимитов на свои российские "дочки" и, соответственно, стали меньше кредитовать российскую экономику. Российские банки с высокой долей внешнего финансирования были вынуждены также резко сократить объемы кредитования.

С учетом реалий рынка мы продолжаем держать ставки высокими. Я не исключаю, что подобная тенденция продолжится и мы вынуждены будем еще повышать ставки. Конкретные цифры зависят от уровня риска конкретного клиента. В любом случае нам не нужны объемы любой ценой.

-- ВТБ принял на себя "ношу" кредитования российской экономики, от которой, по вашим словам, отказались некоторые иностранцы. Для увеличения собственной ликвидности каким крупным клиентам ВТБ предлагал перевести на депозит часть денег из других банков?

-- Я не буду комментировать конкретные сделки. Но могу сказать, что мы регулярно взаимодействуем с крупными бизнесами, которые имеют большие остатки денежных средств. И многим из них наши предложения интересны.

-- Их интерес основан на более высоких ставках ВТБ?

-- Мы заинтересовываем их не только ставками. Уровень риска самого ВТБ существенно ниже, чем у других российских банков. В условиях нестабильности клиенту выгоднее взаимодействовать с устойчивым банком, особенно когда речь идет о крупных остатках.

-- Многие из крупных клиентов воспользовались вашими предложениями? В частности, по сведениям "Ъ", "Интеррос" в конце 2007 года перевел в ВТБ часть своих средств из других банков.

-- Мы участвуем во многих тендерах, которые организовывают частные и государственные компании и администрации, мы работаем с лидерами во всех направлениях экономики. Из финансовой отчетности банка за 2007 год можно будет увидеть высокий рост корпоративных депозитов.

-- В конце прошлого года ВТБ провел крупные сделки по привлечению денег от зарубежных инвесторов. Насколько сложнее было общаться с инвесторами весной прошлого года и сейчас?

-- Это два совершенно разных инвестора. Инвестор начала прошлого года -- у него большой интерес к заемщику, он хочет участвовать в сделке, у него дефицит игроков и тенденция к понижению ставок на рынке. Инвестор после кризиса -- очень селективный, который знает, что сейчас рынок делает именно он. Сложности проведения выпусков до августа прошлого года и сейчас несравнимы.

-- Изменился ли качественный состав зарубежных инвесторов?

-- Нет, это те же крупные иностранные фонды. При этом главную роль в сделке играют так называемые якорные инвесторы. Если они входят в синдикат, то твоя сделка состоится. В противном случае сделка разваливается.

-- Получается, что кризис сыграл ВТБ на руку?

-- Получается так. Я считаю, что мировой кризис стал уникальной возможностью для ВТБ. Если до июня мы чувствовали конкуренцию со стороны западных игроков и крупных частных российских банков, То сейчас, как бы цинично это ни звучало, мы имеем возможность расти более активно.

-- Ваш прогноз продолжения кризисной ситуации.

-- С точки зрения ликвидности весь 2008 год будет тяжелым. Это связано с тем, что целый ряд топ-менеджеров западных банков были уволены. Сейчас туда приходят новые люди, которые максимально стараются списать плохие активы, чтобы затем они не стали их проблемой в будущем. Думаю, что на ближайшую перспективу до того как станет лучше, должно стать еще хуже. От многих игроков мы увидим плохие результаты не только за прошлый год, но и за первый квартал этого года.

По России мой прогноз хороший. В нашей стране с такой дорогой нефтью и природными ресурсами внутренних проблем с ликвидностью не будет. Проблем с внутренней ликвидностью в нашей стране быть не должно. Другой вопрос, что будет с игроками с большой долей внешних заимствований. В плане ВТБ на 2008 год, например, стоит задача занять с западных рынков достаточно скромный для нас объем -- около $5 млрд с целью рефинансирования старых долгов. Тем же, у кого западные займы являются основной частью баланса, придется тяжело.