Продолжение. Начало: "Золотой стандарт" вывез Россию в XXI–й век

Ключевым фактором российского успеха явилась кампания по «покупке французской прессы». Используя неординарный способ, удавалось манипулировать мнением французской общественности. Покупали молчание и лояльность авторитетных экономических и финансовых изданий путем своевременно заключаемых контрактов на публикацию рекламы, а посольство России предлагало «анализы» российской экономики, сделанные «экспертами», которые давали высокую оценку перспективам развития страны.

Хотя во Франции находилось много русских, которые были прекрасно осведомлены о реальных условиях жизни в России, рекламная кампания С.Ю. Витте имела убедительный успех. Французской мелкой буржуазии понравился романтический образ расцветающей России. При этом она оставалась почти в полном неведении относительно реального положения дел в России, где юридическая система функционировала с трудом, правительство часто бывало непоследовательным, а производительность труда и стандарты деловой этики оставались низкими.

В это время в России продолжался железнодорожный бум. Строительство железных дорог с 1860-х годов в основном велось частным сектором экономики. В 1880-х гг. правительство частично национализировало эту отрасль с целью более рационально прокладывать новые пути сообщения. При этом оно поддерживало частные железные дороги путем государственных гарантий на получение определенных процентных ставок дохода по займам. По замыслу С.Ю. Витте, государственные и негосударственные железнодорожные линии должны были соперничать друг с другом, в то же время за государством оставалось регулирование общим развитием железнодорожной сети страны.

Центральной частью плана развития железнодорожного транспорта было строительство Транссибирской магистрали – грандиозного инженерного сооружения, из-за своих масштабов вызывавшего длительные споры и неоднозначные мнения. Официально строительство началось в 1891 году и заняло 10 лет. Создание этого железнодорожного гиганта обошлось почти в 800 млн. рублей – огромная сумма в то время. Транссибирская магистраль сделала возможным «открытие» Дальнего востока и массовую колонизацию Сибири.

Издержки реформы

Перед лицом макроэкономических успехов экономическая реформа испытала чувствительные издержки.

Первое: поддерживались высокие импортные тарифы — одни из самых высоких в мире — на уровне 33%, которые вызвали высокий уровень цен и тяжелое налоговое бремя. Половина государственной выручки поступала от косвенного налогообложения товаров первой необходимости, таких как табак, спички, керосин и сахар, что стимулировало очень высокие цены для рядовых потребителей основной массы населения России. Например, цены в Москве были баснословно высоки. Таким образом, недавно освобожденные от крепостной зависимости крестьяне испытывали как сильное налоговое давление, так и высокие цены на товары первой необходимости.

Второе: доход на душу населения оставался низким по сравнению с ведущими индустриальными странами (см. таблица ниже):

Национальный доход на душу населения в 1913 году

(В золотых рублях – один рубль примерно равен двум англ. шиллингам)

 

Cоединенные Штаты Америки 682,2
Великобритания 446,6
Франция 354,7
Германия 300,1
Италия 209,9
Австро-Венгрия 174,9
Россия* 101,4

Статистика не учитывает производство в сфере услуг

*в границах до 1939 года

Источник: Экономический институт, Краткий статистический справочник по всемирной собственности 1913-1925 годов, Москва, 1926г.

Все статистические данные цитируются по книге «Индустриализация России 1700-1914 годов», ME Falkus, Macmillan 1993г.

Третье: помимо содержания огромной регулярной армии, доходы бюджета в первую очередь шли на создание золотого запаса страны. Полученный финансовый потенциал был полностью использован для привлечения заемных средств на международном валютном рынке. С.Ю. Витте начал активно привлекать иностранные кредиты, но при этом осознанно шел на повышенный финансовый риск, полагая, что отдача от экономического подъема, роста благосостояния и производительности в результате индустриальной революции не только позволит выполнить свои обязательства по погашению долга, но и перекрыть все издержки.

Четвёртое: С.Ю. Витте сделал все от него зависящее, чтобы как-то замаскировать свои действия в финансовой политике. Он вел два параллельных бюджета: один из них создавал впечатление платежеспособности, а другой – для «экстраординарных случаев» - служил для сокрытия большинства огромных трат и истинных размеров денежных долгов. Фактически финансирование России постоянно было дефицитным, зарубежные займы составили в целом 2,5 млрд. рублей, а государственный долг вырос до 3,5 млрд. рублей.

Пятое: зависимость российской экономики от иностранного капитала сделала ее крайне чувствительной к малейшим изменениям в мировой экономике, состояние которой также ухудшилось в росте процентных ставок и сокращении потока инвестиций.

Шестое: основной упор на железные дороги, которые «проглотили» около 10% всех государственных расходов за все время экономического подъема, оставил нетронутыми развитие других новых промышленных отраслей экономики. Более половины из всех 3,45 миллиардов рублей инвестиций в железнодорожное строительство были отечественными, которые могли быть использованы ещё на зарождающиеся железо- и сталелитейные отрасли промышленности. По большей части в быстрорастущей российской экономике начинали преобладать иностранцы, в основном на Украине.

Седьмое: С.Ю.Витте переоценил способность отечественных предпринимателей использовать преимущества, которые открывала перед ними его политика. Потребительские отрасли оставались в загоне, а в структуре экспорта преобладала продукция аграрного сектора и сырье. Железные дороги, находящиеся под контролем государства, сами по себе часто приносили убытки, а Транссибирская магистраль приносила меньше прибыли, чем ожидалось. Государственная поддержка частного сектора часто шла на пользу лишь нечистоплотным и коррумпированным компаниям.

В добавление ко всему, динамичное развитие экономики было прервано на рубеже веков. Правительство было вынуждено сократить расходы из-за полосы неурожаев, начавшейся в 1897 году, а затем в 1899 году приостановить финансирование и уменьшить заказы на строительство железных дорог. Последствия этого шага сказались незамедлительно. 23 сентября этого года произошло крушение Санкт-Петербургской фондовой биржи, и несколько банков разорились. Две ведущие российские компании объявили себя банкротами, и началась промышленная депрессия. Кризис охватил многие отрасли индустрии и продолжался до самого 1903 года, а робкие проблески улучшения были сведены к минимуму начавшейся русско-японской войной 1904-1905 годов, а затем и революцией 1905 года.

Опыт реформы С.Ю. Витте привлёк к себе всеобщее внимание, вызвал живой интерес и получил достойную оценку.

Давая общую оценку, экономисты полагали, что российский рынок был слишком бедным и неприспособленным для освоения того, что дала индустриальная революция, одной из главных составляющих которой и являлась сеть железных дорог. Внешний долг России был самым большим в мире, и для поддержания притока денежных средств со стороны приходилось устанавливать процент дохода, превышавший среднерыночные показатели. Причем постоянно растущие выплаты «внешних» процентов превышали «видимый» торговый баланс – таким образом, ситуация складывалась весьма рискованная, - писал Пол Кеннеди в книге «Расцвет и крушение великих держав».

Голдмэн из Гарварда полагает, что экономическая политика Витте, напротив, была верной. «Россия начала развиваться именно тогда, когда технологии позволили это сделать», - считает он, подчеркивая при этом положительный результат роста занятости населения на строительстве железных дорог, в сталелитейной промышленности и, в машиностроительной отрасли в целом.

Вместе с этим, внутри страны политика С.Ю.Витте подверглась острой критике за тяготы, легшие на плечи населения, особенно во время спада, который наступил к 1900 году. С.Ю.Витте встречал активное сопротивление со стороны некоторых министров. Особенно ему пришлось бороться с «законными интересами таких сильных структур, как Министерство внутренних дел, которое было не на шутку обеспокоено возникшей угрозой политической дестабилизации и активно поддерживало оппозиционные группы, выступавшие против «евреев и финансистов». В конце концов, именно проблемы внутренней политики оказались более актуальными для царского режима, чем статус великой державы. Профессор Г. Гроссман примечательно высказался по этому поводу в книге «Индустриализация России и Советского союза»: «…Этот необычайно быстрый рост индустрии… грозил намного обогнать модернизацию самого общества».

Вместе с этим, экономическая политика С.Ю.Витте не только относительно ухудшила положение деревни, она также вызвала стремительное увеличение численности городского пролетариата, живущего в ужасающей нищете. Капиталисты уже в 1890-х годах не пользовались особой популярностью. К 1910 году городские беспорядки приняли характер повальных случаев. В 1917 году это неизбежно вылилось в гражданскую войну.

Однако с уверенностью можно твёрдо сказать, что нет никаких сомнений в таланте С.Ю.Витте как руководителя. Он сам себя называл «директором-распорядителем великой экономической корпорации русского народа». Во время крымской войны страна стала заложницей множества ошибок в материально-техническом обеспечении армии – таких как нехватка железнодорожных путей к югу от Москвы. Однако в деле их исправления С.Ю.Витте, вне всякого сомнения, оказался на высоте. Когда растущая германская угроза вылилась в войну в августе 1914 года, немцы были чрезмерно поражены удивительной быстротой, с которой царские полки прибыли на фронт.

С.Ю. Витте сложил с себя полномочия министра финансов в 1903 году, но его политическая карьера на этом не закончилась. В течение шести месяцев во время революции 1905 года он фактически исполнял обязанности премьер-министра и успел заключить договор о займе на 2 млрд. 250 млн. золотых франков с Францией, что было самым крупным займом в истории России.

Давая итоговую оценку реформе С.Ю. Витте, следует главный вывод – был построен твёрдый фундамент для экономического взлёта России. Предвоенные годы экономического развития затронули все важнейшие стороны жизни страны. Демографическая ситуация была вполне благоприятна. Ежегодный прирост населения составил:
1897 – 1901гг. – 1,7%;
1902 – 1906гг. – 1,68%;
1907 – 1911гг. – 1,65%,
что характерно для урбанизирующихся стран. Высокими темпами шло развитее промышленности. Преодолев последствия тяжелого экономического кризиса 1900 – 1903гг. и последующую за ним депрессию, она за годы экономического подъёма 1909 – 1913гг. почти в 1,5 раза увеличила объём производства. При этом, тяжелая промышленность по темпам роста заметно опережала лёгкую – 174,% против 137,7%. По общему объёму промышленного производства Россия занимала 5 – 6-е место в мире, почти сравнявшись с Францией и обогнав её по ряду важнейших показателей тяжелой промышленности (здесь и далее используются данные справочника “Россия – 1913 год”).

Заметно выросло производство сельскохозяйственной продукции, прежде всего зерновых и картофеля, а также ряда технических культур: хлопка, сахарной свеклы, табака за счет увеличения площади обрабатывающих земель и повышения урожайности, широкого использования машин и удобрений. В 1913 году Россия по общему сбору четырех главных хлебов прочно занимала второе место в мире - 4.203,0 тыс. пудов против 5.359,4 тыс. пудов в США. Занимала 1-е место в мире по разнице вывоза и ввоза – 495,448 тыс. пудов, опередив Аргентину и США - 475,448 тыс. пудов, и 323,626 тыс. пудов соответственно (1 пуд – 16,38 кг.).

Увеличилось в абсолютном выражении поголовье скота, хотя показатели на душу населения продолжали устойчиво сокращаться.

Продолжалась формирование современной инфраструктуры – путей сообщения, средств связи, кредитной системы. Золотой рубль считался одной из самых твёрдых валют мира.

Продолжение реформ означало превращение России в одного из экономических мировых лидеров. “…Экономическое и финансовое положение России в настоящий момент превосходно, … от правительства зависит сделать его ещё лучше. …Если дела пойдут таким же образом, как они шли между 1900 и 1912гг. то к середине настоящего столетия (20-й век) Россия будет доминировать в Европе, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении” – писал Э. Тери - экономический обозреватель, в своей книге “Россия в 1914 году”.

Однако, «история не отвела России необходимых лет спокойствия и мира – внутреннего и внешнего», и страна свернула свои грандиозные преобразования, когда результат был уже так близок.

Сегодня, спустя 110 лет, ситуация невероятным образом повторяется. Нынешние планы развития России могут быть сравнимы с радикальными экономическими преобразованиями С.Ю. Витте. В этом смысле его опыт экономической реформы – достижения и неудачи не поддаётся полной оценке и представляет значительный интерес, который может быть успешно использован в настоящее время.

Сегодня Россия стоит на пороге судьбоносного выбора – по какому пути развития пойти. Оказавшись перед выбором – куда России идти, есть глубокий смысл обратиться к событиям того времени и извлечь главный урок: перед лицом впечатляющих успехов реформы не удалось конвертировать золотой рубль в социальную состоятельность России. Именно тяжелая бедность и ужасная нищета подавляющей части населения страны привела Россию к трагическим событиям 1917 года, братоубийственной гражданской войне и беспощадному уничтожению самого ценного, без чего не возможно будущее развитие Отечества - собственного генного фонда.

Окончание следует.