Продолжение. Начало:  По поводу дискриминации на «трудовом фронте».

Оценка инициативы Антимонопольной службы и Роструда отдельными политиками

По аналогии с теми исследованиями, которые провел Гэри Беккер, изучая дискриминацию в рыночных условиях, можно было бы оценить ущерб, который наносит дискриминация по отношению к различным дискриминируемым группам населения: женщинам, лицам старшего возраста, инвалидам и т.д. Однако в этом нет необходимости – это только подтвердило бы те выводы, к которым пришел Гэри Беккер:

1)  Дискриминация наносит не только моральный и материальный ущерб представителям дискриминируемой группы, но и всему обществу в целом, поскольку ведет к снижению чистых доходов и доминирующей, и дискриминируемой групп, хотя и в разной степени. По замечанию Беккера, она эквивал ентна установлению налога на вывоз капитала. Дискриминация ведет к ограничению мас штабов межгруппового "обмена", в результате чего объем "экспорта" капитала оказывается меньше, чем при режиме "свободной торговли". Следствием такого менее эффективного размещения ресурсов становится ухудшение экономического благосос тояния всего общества в целом. Именно из этого вытекает, что дискриминация для всего общества в целом – это зло; поэтому и необходимо с ним бороться. Только делать это надо постоянно и систематически, а не от кампании к кампании.

2) Имеются определенные слои и в доминирующей, и в дискриминируемой группах, которые выигрывают от дискриминации: это работники доминирующей группы (при отсутствии дискриминации их заработная плата была бы ниже) и владельцы капитала в дискриминируемой группе (при отсутствии дискриминации доходы на их капитал были бы меньше). Отсюда вытекает порочность того мнения, будто рыночная дискриминация отвечает интересам капиталистов- дискриминаторов – они же являются работодателями – и насаждается именно ими. Фактически дискриминация осуществляется в интересах рядового труженика-обывателя, входящего в доминирующую группу, и отчасти в интересах владельцев капитала из дискриминируемой группы.

3) Если бы ущемляемое на рынке меньшинство попыталось «убежать» от дискриминации, полностью отгоро дившись от доминирующей группы в экономическом отношении, или стало бы проводить по отношению к ней политику ответной дискриминации, то этим ему ничего не удалось бы добиться. Более того, его положение только усугубилось бы, поскольку доходы сократились бы еще больше.

Принимая во внимание те выводы, которые следуют из экономического анализа дискриминации в условиях рыночной экономики, мы можем констатировать, что законодатель не зря запретил дискриминацию в трудовых отношениях (см. статью 3 Трудового кодекса Российской Федерации). Причем подобный запрет существует и на уровне международных конвенций.

Однако в свете проведенных нами изысканий и полученных при этом знаний интересно рассмотреть и оценить отношение отдельных наших политиков и граждан к инициативе Антимонопольной службы и Роструда по части борьбы с трудовой дискриминацией. Благо сделать это довольно несложно, поскольку инициатива названных федеральных структур имела определенный резонанс в средствах массовых коммуникаций.

Обратимся, например, к заметке, которую можно найти на просторах Интернета: «Политкорректность не решит проблем на рынке труда» (датирована 01.10.2007).

Согласно этой заметке корреспондент REGIONS.RU/"Новости Федерации" обратился к представителям верхней и нижней палат Федерального Собрания с просьбой прокомментировать инициативу ФАС и Роструда. Как и следовало ожидать, высказывания отдельных парламентариев были диаметрально противоположны. Часть из них поддержала идею запрета публикации объявлений о приеме на работу с указанием возраста, пола, места проживания и гражданства, тогда как другие нашли инициативу ФАС и Роструда «противоречащей элементарной логике и подчеркнули, что она в любом случае не решит проблем с трудоустройством и занятостью населения».

Далее мне придется прибегнуть к скрупулезному цитированию заметки, поскольку тема-то уж больно деликатная, да и люди могут обидеться и сказать, что автор вложил в их уста то, чего они на самом деле и не говорили.

«"Полнейшей глупостью и ерундой" назвал намерение ФАС и Роструда запретить публикации объявлений о вакансиях с указанием возраста, пола, места проживания и гражданства заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике, представитель в СФ от Курганской областной думы Сергей Лисовский.

"Это предложение – ни что иное, как полнейшая глупость", - заявил сенатор. "Видимо, антимонопольная служба боится заниматься серьезными делами, "трогать" крупные монополии, поэтому и придумала такую ерунду", - предположил парламентарий.

В этой связи он выразил недоумение тем, как быть с профессиями, при приеме на которые обобщенно не напишешь. "Например, если в Большой театр требуется балерина или танцор, а писать так нельзя из-за намека на пол, то остается только такой вариант: "В Большой театр требуется оно", - заметил Сергей Лисовский.

Отметив, что после вступления в силу этой нормы работодателям придется разгребать огромное количество ответов на вал неконкретных объявлений, зампред комитета еще раз указал на "глупость" ФАС. "Вместо того чтобы помогать предпринимателям, а значит и нашей экономике, ФАС создает только проблемы", - заключил Сергей Лисовский».

Оставим в стороне вопрос о том, насколько этично представителю законодательной власти публично поносить структуру федеральной исполнительной власти, обвиняя ее в том, что она занимается ерундой и глупостями; хотя, обладая неприкосновенностью, такое можно себе позволить.

Однако если перевести высказывание парламентария на житейский язык, то его можно понять таким образом, что соблюдение Конституции Российской Федерации, а также действующего российского законодательства, в частности, Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ), Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, я уж не говорю о Конвенциях Международной организации труда (МОТ), – это ерунда и глупость. На мой взгляд, такое простительно невежественной торговке на базаре, но выказывание представителем законодательной власти столь пренебрежительного отношения к закону, причем публично, – такое просто в голове не укладывается. А, впрочем, чего на свете не бывает!

К тому же, как представителю государственной власти, г-ну Лисовскому следовало бы заботится об интересах всего общества в целом, а не об интересах его отдельных слоев. Некоторые читатели мне могут возразить, мол, парламентарий заботится об интересах наиболее широкой прослойки нашего общества – работающих гражданах, которые трудятся, не подвергаясь дискриминации: именно они, как мы видели раньше, выигрывают от дискриминации.

С этим можно было бы согласиться, если бы сенатор действительно заботился об интересах работающего населения, но его фраза "Вместо того чтобы помогать предпринимателям, а значит и нашей экономике, ФАС создает только проблемы" говорит о том, что он радеет об интересах предпринимателей и всей нашей экономики, а не о трудящихся вовсе. Правда, радеет он, по всей видимости, не понимая интересов ни предпринимателей, ни экономики в целом. Если бы он понимал, что дискриминация порочна, что она уменьшает прибыли предпринимателей в силу того, что тем приходится переплачивать за стоимость рабочей силы в условиях дискриминации, а это, в свою очередь, ведет к завышению себестоимости продукции, он бы, наверное, не делал подобных заявлений.

Самое забавное, что сей государственный муж, судя по его регалиям – заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике – «от сохи», выступает не по поводу вопросов его непосредственного ведения: как пахать и что сеять, чтобы у нас не было проблем с продовольствием, а по вопросам дискриминации в условиях рыночной экономики, в которых он, видимо, не шибко разбирается. Было бы лучше, если бы г-н Лисовский, объяснил народу, отчего это в последнее время так «взлетели» цены на растительное масло, хлеб, молочные продукты и так далее? Что это у нас за новая продовольственная политика началась? Может быть, не зря «дедушка» Крылов говорил: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник»?

Далее свое мнение по поводу инициативы Федеральной антимонопольной службы и Роструда высказал заместитель председателя Комиссии Совета Федерации по делам молодежи и спорту, представитель в СФ от Законодательного собрания Приморского края Игорь Пушкарев. Смысл его высказывания сводится к следующему:

«Намерение ФАС и Роструда запретить публикации объявлений о вакансиях с указанием возраста, пола, места проживания и гражданства – это "дискриминация прав работодателей", - заявил сенатор.

По словам парламентария, работодатель, ища сотрудника, заранее знает, женщина ему нужна или мужчина и какого они должны быть возраста. "Ведь существуют сугубо мужские профессии и женские. Есть места, на которые обязательно требуются люди определенного возраста, с определенной физической подготовкой", - сказал Игорь Пушкарев.

Кроме того, продолжил он, российское гражданство будущего работника работодателю тоже важно, поскольку "гражданин РФ – это определенные гарантии, а иностранец – неопределенность и неуверенность".

Без указания критерия "место жительства" также, на взгляд зампред комиссии, обойтись нельзя, потому что "некоторым требуются люди, живущие в конкретном месте".

Следовательно, подчеркнул Игорь Пушкарев, вступление в силу этой нормы "не только усложнит жизнь самого работодателя, поскольку ему придется просматривать больше резюме, но и будет вводить в заблуждение, и давать ненужную надежду тем людям, которые ищут работу"».

Начнем с «открытия», совершенного в юриспруденции г-ном Пушкаревым: оказывается запрещающие правовые нормы, которые сплошь и рядом применяются в законодательстве и которые запрещают совершать определенные действия (злоупотреблять властью, нарушать права граждан, совершать хищения и другие неправомерные действия), – это дискриминация (конкретно в рассматриваемом нами случае – это "дискриминация прав работодателей").

Негоже парламентарию такие перлы выдавать, даже заключая слова о «дискриминации прав работодателей» в кавычки. Так можно договориться до того, что «не убий» – тоже, своего рода, «дискриминация».

Причем тут воля работодателя, если законодатель в статье 3 ТК РФ ясно определил, что установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, допускается только федеральным законом, либо должны быть обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите? Именно федеральным законом, а не отдельными местными «царьками», живущими по принципу «что хочу, то и ворочу».

Самое досадное, что парламентарий своими некорректными высказываниями, только «пудрит» мозги таким же непросвещенным согражданам, которые могут принять сказанное за чистую монету. Как же – представитель законодательной власти вещает!

А между тем статья 3 ТК РФ по содержанию своему полностью соответствует Конвенции МОТ № 111 «О дискриминации в области труда и занятий» (1958), действующей на территории России. Таким образом, г-да Пушкарев и Лисовский, не только проявили неуважение к российскому законодательству, но «плывут» против течения мировой правовой мысли.

Ну, ладно, можно согласиться, что все российское законодательство слишком обширно, а потому в полном объеме его никто не знает – даже юристы и те специализируются. Но уж Конституцию Российской Федерации парламентарию знать надо, хотя бы в общих чертах. Так вот, статья 19 Конституции, между прочим, гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

А г-н Пушкарев «в пику» Конституции заявляет, что «без указания критерия "место жительства" обойтись нельзя, потому что "некоторым требуются люди, живущие в конкретном месте"». Каково!? Уж лучше бы г-н Пушкарев занялся своими непосредственными обязанностями – делами молодежи и спорта, например, подготовкой наших футболистов, ей-богу.

По поводу усложнения жизни самого работодателя – дескать, ему придется просматривать больше резюме, г-ну Пушкареву фактически ответил первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, представитель в СФ от правительства Вологодской области Валерий Федоров. Он подчеркнул, что не считает дискриминацией в отношении уже самих работодателей то обстоятельство, что им придется разгребать вал ответов на, якобы, неконкретные объявления. "Какая же тут дискриминация? Наоборот, у них появится возможность прочитать больше резюме, а значит и больше шансов выбрать наиболее ценного работника", – заключил Валерий Федоров.

Г-н Федоров признает, что объявления о приеме на работу должны содержать только перечисление требуемых деловых качеств, а те объявления о приеме на работу, в которых указывается возраст и пол потенциального работника, несомненно, являются трудовой дискриминацией. Работодателя должны интересовать, прежде всего, профессиональные качества работника, в частности, его квалификация, опыт и образование, а не пол и возраст.

В то же время г-н Федоров делает очень важное замечание, которое никак нельзя сбрасывать со счетов и которое заслуживает самого пристального внимания. По его мнению, "даже при введении этого запрета у работодателей найдется тысяча отговорок для отказа в работе тому или иному, якобы не подходящему ему по возрасту, человеку".

Такая опасность, безусловно, существует, однако некоторые исследования показывают, что она скорее потенциальна, нежели реальна. Так, например, в рамках проекта HRM компании Begin Group проводился опрос: насколько строго вы относитесь к возрасту соискателей при заполнении вакансий? Ответы распределились следующим образом: не придерживаемся строгих ограничений по возрасту кандидатов - 17,35 процента; указываем возраст в требованиях на конкретную вакансию, но готовы расширить этот диапазон, если человек подходит по другим критериям, - 78,57 процента; четко указываем требуемый возраст и отбираем кандидатов строго в соответствии с этим - 4,08 процента.

Такие цифры говорят о многом. Оказывается «тысячу отговорок для отказа в работе тому или иному, якобы не подходящему ему по возрасту, человеку» будут искать всего-навсего 4,08% работодателей. Остальные готовы закрыть глаза на возраст, если по остальным параметрам кандидат произведет благоприятное впечатление. Тем не менее, 78,57% (к ним по идее следует добавить еще 4,08%) указывают возраст в объявлениях по конкретной вакансии, заведомо не давая специалисту шанса обрести новую работу. Они в принципе не хотят его видеть и общаться с ним, а потому даже не приглашают его на собеседование. Тем самым упускают возможность найти действительно классного специалиста, не говоря уже о том, что, увеличив предложение рабочей силы, могли бы сэкономить на заработной плате.

И совершенно не факт, что молодой работник окажется лучше. Заурядный пример. На днях по случаю очередной годовщины свадьбы решил презентовать жене флэш-плеер: в последнее время она стала жаловаться на глаза – пусть, думаю, хотя бы часть литературы читает не глазами, а слушает в качестве аудио-книг. Провел в Интернете маркетинговое исследование и остановил свой взор на iriver ’е. В магазине – это была «Техносила» – нужной мне модели не оказалось, а брать плеер другого производителя мне не хотелось. Что делать – пришлось остановиться на другой модели. Однако решил уточнить некоторые моменты, поскольку модель все-таки другая – ее я изучал не столь скрупулезно. Подозвал молодого человека-консультанта.

Ну и что? Да ничего – лыка не вяжет: не в том смысле, что пьяный, а просто двух слов связать не может, поскольку совершенно не знает продуктового ряда. Я, нахватавшись знаний в Интернете, знал предмет лучше его и мог бы консультировать с большим успехом. Короче говоря, никакого удовлетворения от общения с таким консультантом я, как клиент, не получил. Напротив, остался неприятный осадок – консультант не только себя дискредитировал, как специалиста и профессионала, но и своего работодателя: десять раз потом подумаешь, чтобы совершать покупку в магазине, в котором на работе держат таких горе-консультантов. Хотя по возрасту к консультанту не придерешься.

Мне могут возразить, что при таком обилии товарной номенклатуры трудно быть в курсе особенностей каждой модели. Но тогда в чем смысл института таких консультантов? Более того, таких примеров я мог бы привести множество, в частности, по товарам, которые не имеют обширной номенклатуры. И не только по товарам, но и по банковским услугам. Все зависит от конкретного человека, его профессионализма, а не от возраста. Но как быть, если человека не приглашают на собеседование и не дают возможности продемонстрировать свой профессионализм?

В этой связи представляется довольно странной позиция заместителя председателя Комитета Госдумы по труду и социальной политике Владимира Васильева. Уж он-то, поскольку работает в Комитете по труду и социальной политике (в отличие от г.г. Лисовского и Пушкарева), должен сознавать все те проблемы и сложности, которые несет для общества дискриминация в трудовой сфере. Уже в силу своего положения г-н Васильев должен бы стоять на страже интересов всего (без исключения) трудоспособного населения.

Не смотря на это, г-н Васильев считает, что «"людей, читающих объявления о трудоустройстве, в которых есть указание возраста, пола, места проживания и гражданства, подобные вещи не задевают и не оскорбляют". Поскольку, убежден он, "для самого же лучше, когда если знаешь обо всех требованиях работодателей, по крайней мере, в силу экономии своего же личного времени. А те, кто действительно уверен в своих способностях, то он сам не будет обращать внимание на оговорки такого рода". В конце концов, подытожил Владимир Васильев, "не объявление решает судьбу человека, а профессионализм"».

Самое печальное, что г-н Васильев, видимо, не понимает, что инициатива Антимонопольной службы и Роструда как раз и направлена на то, чтобы не объявление решало судьбу человека, а его профессионализм. Здесь мы опять сталкиваемся с тем, что государственный муж не сознает, что предприниматель совершенно не заинтересован в дискриминации. А как мы иначе должны расценить изреченную им сентенцию о дискриминации работодателя? «"Никто не вправе заставить работодателя принять того или иного соискателя на пустующую вакансию", - заявил депутат. Поэтому, пояснил он, "такой запрет – это уже явная дискриминация в отношении работодателей"».

С тем фактом, что если соискатель не будет соответствовать желаниям работодателя, то его все равно не возьмут на работу, никто не спорит и спорить не собирается. Автору и самому неоднократно приходилось участвовать в приеме на работу «новобранцев», а потому я готов признать, что, если кандидат, скажем так, не располагает к себе чисто по-человечески, по внешнему виду (как говорится, по одежке), то это, несомненно, скажется на оценке его профессиональных качеств. Люди – не роботы, у них есть психика, симпатии и антипатии. Но на этом основании можно отказать и молодому человеку – дело не в возрасте или половой принадлежности. Просто людям надо дать равные шансы продемонстрировать   и свой профессионализм, и свою внешность. Да и работодатель не должен лишать себя приятных сюрпризов.

Чтобы продемонстрировать свой профессионализм, кандидат, по меньшей мере, должен быть приглашен на собеседование, но если он укажет в резюме свой возраст, либо какие-то иные признаки, на основании которых возможна дискриминация, то до приглашения дело, как правило, не доходит.

Были времена, когда в паспортах национальность указывалась в качестве обязательного атрибута, но многие ли из нас сейчас жалеют о том, что он утратил свою обязательность? Фактически упразднен лишний повод для дискриминации.

Окончание следует.