Кризис ликвидности, по сути, задел российский финансовый рынок лишь краешком. Но — по самому больному месту — наличию ресурсов и, соответственно, шансам на устойчивость в будущих бурях.

Наблюдатели полагают, что в августе закончился затянувшийся на три года «медовый месяц» в отношениях западных инвесторов и российских банков. «Дешевые» деньги, лившиеся в нашу страну широким потоком, становятся проблемой. Отечественным банкам, которые в той или иной форме назанимали на внешнем рынке более $110 млрд, придется переместить акцент на внутренние резервы роста. И сделать это в условиях определенного недоверия, порожденного кризисом.

«Обострение проблем с ликвидностью во второй половине августа еще раз продемонстрировало уязвимость российских банков к оттоку капитала и неблагоприятной конъюнктуре мирового финансового рынка, — констатируется в недавно опубликованном докладе Standard & Poor’s «Анализ рисков банковского сектора». — Уровень рисков в банковском секторе России по-прежнему выше, чем на других аналогичных рынках». Аналитики S&P считают, что российская банковская система по-прежнему подвержена риску резкого сокращения ликвидности под влиянием панических настроений и «проблемы с ликвидностью в российской банковской системе в ближайшие месяцы могут возникнуть вновь». В S&P отмечают, что зафиксированный в настоящий момент уровень кредитных рейтингов российских банков (в среднем «В+») остается одним из самых низких в мире. Аналитикам, правда, возразил президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян, который полагает, что иностранцы «все время стараются занизить рейтинги наших кредитных организаций», поскольку «опасаются конкуренции со стороны российских банкиров».

Однако факт остается фактом: долгов у российских банков пока больше, чем собственных капиталов.

Где деньги, Зин?

Одним из магистральных способов наращивания мускулов многие аналитики считают продолжение процессов слияний и поглощений (M&A). Причем, как отмечают участники рынка, если прежде процессы слияний и поглощений обычно происходили в случаях неуспешности бизнеса поглощаемого банка или решения его владельцев «выйти из дела», то ныне наступает время более осмысленных M&A.

«Участники слияний и поглощений на современном этапе выстраивают консолидированную стратегию, которую не под силу осуществить кому-то из них в одиночку, и четко просчитывают доходность от M&A, — говорит аналитик Вилора Авилова. — То есть сейчас можно констатировать, что в результате слияний и поглощений планируется некий синергетический эффект — бизнес достигает позиций, которые без M&A были бы недостижимы».

Активные процессы слияний и поглощений на российском банковском рынке начались в 2004 году: ВТБ приобрел Гута-банк, РГБ приобрел и взял себе имя Инвестсбербанка, казанский «АК Барс» купил саратовский Наратбанк, с чего развернулась его широкая экспансия в регионы. В 2005 году энергично покупали ВТБ (приобрел петербургский ПСБ за $300 млн), НОМОС-банк (приобрел Регионбанк за $8 млн), Конверсбанк (купил банк «Енисей» за $7 млн), «УралСиб» (приобрел краснодарский Югбанк за $60 млн), объединились банки «Зенит» и «Девон-кредит».

В 2006 году M&A энергично продолжались, в частности екатеринбургский банк «Золото-платина» присоединился к челябинскому «Мечелу», Конверсбанк приобрел ИнтерПрогрессБанк и калининградский Инвестбанк, австрийский Raiffeisen International Bank приобрел 100% акций Импэксбанка, венгерский OTP Bank — более 96% акций Инвестсбербанка, германский Deutsche Bank — 60% акций Объединенной финансовой группы, Nordea Bank Finland — 85,7% акций ОргрэсБанка, американский инвестбанк Morgan Stanley — 100% Городского ипотечного банка, а германский Commerzbank начал вхождение а Промсвязьбанк, приобретя 15,32% его акций.

Из самых успешных слияний прошлого года участники рынка отмечают объединение Уралвнешторгбанка и Сибакадембанка, в результате которого образован УРСА Банк, ныне входящий в первую двадцатку российских банков по объемам активов и собственного капитала. «По большому счету это самый крупный и удачный пример M&A в российском банкинге, — отмечает независимый финансовый аналитик Кирилл Шмалев. — Но пока неясно, будет ли у этого примера масштабное продолжение».

По оценке аналитиков Mergers.ru, объем банковских слияний и поглощений вырос за прошлый год на 147% и достиг $4,8 млрд. Однако именно в этом, рекордном году процессы M&A на российском финансовом рынке больше стали напоминать процесс поглощения самого российского банкинга.

Большой Дранг нах Остен

Из крупных сделок M&A в прошлом году лишь две прошли без участия иностранцев — покупка «МДМ-Банк Санкт-Петербург» и поглощение банка «Национальный стандарт». Как уже констатировал «Профиль», к настоящему времени участие иностранного капитала в российской банковской системе превысило 21%.

По словам Эреза Махарала, аналитика компании Meridian Companies House, фантастический рост цен на недвижимость и огромный спрос у россиян на кредиты (причем мы готовы брать их под неслыханно высокие для Запада проценты) привели к тому, что ныне «на Западе желающих поиграть в русскую кредитную пирамиду предостаточно». В результате мы наблюдаем парад-алле тяжеловесов мирового финансового рынка.

И этот парад продолжается. Венгерский OTP Bank доводит свою долю в Инвестсбербанке до 100%. Итальянская группа UniCredit, которой принадлежит Международный Московский банк, также намерена расширить свое присутствие в России.

«Пока разница в уровне процентных ставок будет привлекательна для зарубежных инвесторов, приток иностранного капитала в банковский сектор России будет нарастать, — констатирует Юрий Голаев, один из топ-менеджеров Юниаструм Банка. — При этом искусственное ограничение иностранного капитала, в том числе посредством «заградительных» мер, не найдет понимания на Западе. На фоне стремления России стать равноправным партнером на мировых финансовых рынках это серьезная проблема». 

Павел Медведев, шеф думского подкомитета по банковскому законодательству, еще более конкретен: «По закону такое ограничение ввести можно, и, я думаю, оно будет введено при вступлении России в ВТО (предположительно на уровне 50%). Однако «вступительные» ограничения действуют лишь 5—7 лет, постепенно ослабляются и снимаются. Так что есть опасность или нет в экспансии иностранного капитала, мы должны быть к ней готовы».

По мнению Медведева, «бояться иностранцев» на банковском рынке уже поздно. «Не мытьем, так катаньем они получили на него практически свободный доступ, во всяком случае к самым лакомым частям», — отмечает депутат. Либерализация валютного регулирования открыла инвесторам свободный доступ в Россию, и ныне, по оценке специалистов, до 50% обращающихся на российском банковском рынке средств — это западные деньги.

Малый Дранг нах Вестен

Разумеется, наблюдается и обратный эффект — проникновение российского банковского капитала на зарубежные рынки. Локомотивом этого процесса можно считать ВТБ, который владеет рядом банков в Европе и Азии и ныне объединяет их под одним брендом. Кроме того, ВТБ приобрел и продолжает приобретать финансовые институты в Армении и Грузии. О своем намерении обзавестись «дочкой» в Армении на днях заявил и Газпромбанк. В странах Балтии российские Банк Москвы и Конверсбанк контролируют литовский Snoras, латвийские Latvijas Krajbanka и Latvijas Biznesa Banka.

О планах выхода на прибалтийский рынок заявил и Альфа-банк, однако недавно его глава Петр Авен отказался от покупки контрольного пакета крупнейшего в Прибалтике банка Parex. Источники, близкие к потенциальной сделке, утверждают, что стороны не сошлись в условиях. Однако, как заявил Авен, это не означает, что «Альфа» отказывается от идеи купить банк в Латвии. Более того, именно Авен активно пропагандирует идеологию проникновения российских банков в Европу, заявляя, что процесс консолидации западных и российского банковских рынков вполне реально сделать «взаимным». Кстати, пока Альфа-банк остается единственным негосударственным банком в России, имеющим 100-процентную «дочку» в Европе — Amsterdam Trade Bank N.V.

Прогноз на завтра

«Количество сделок по слиянию и поглощению на рынке уже достаточно велико, — говорит Ричард Гаскин, президент ДжиИ Мани Банка. — По нашим прогнозам, активность на рынке на протяжении какого-то времени останется на таком же уровне».

А аналитики Mergers.ru, в свою очередь, предполагают, что в ближайшее время объем слияний и поглощений на банковском рынке России даже может увеличиться, по крайней мере по количеству сделок. Что касается стоимостного выражения банковских M&A, то оно будет расти при условии сохранения прежнего уровня активности иностранных покупателей. Резервы роста имеются: как отмечают в Mergers.ru, пока даже самые крупные слияния и поглощения в банковском секторе далеки от уровня M&A в российской промышленности, где фиксируются сделки объемом в $1—7 млрд.

Однако многое будет зависеть не только от рыночных факторов, но и от успеха тех или иных примеров объединения в банковской сфере. В частности, рынок внимательно наблюдает за процессом «переваривания» ВТБ, поглотившего ПСБ (ныне — «ВТБ—Северо-Запад»), и за консолидацией финансовой группы ВЕФК, купившей целый ряд небольших банков в Петербурге и регионах Северо-Запада.

Еще один принципиально значимый для рынка пример — проект объединения Хоум-банка и НОМОС-банка. По замыслу по 100% акций каждого банка выкупит специально созданная для этого нидерландская компания Russia Finance Corporation B.V., контролируемая нынешним владельцем «Хоума» — чешской финансовой группой PPF. А в дальнейшем акции управляющей компании будут распределяться между нынешними акционерами «Хоума» и «НОМОСа». Однако недавно стало известно, что сделка под угрозой срыва: акционеры не могут договориться о будущих долях. Если проект слияния «Хоума» и «НОМОСа» сорвется, это станет вторым громким провалом банковской сделки M&A на российском рынке. Напомним, что в 2005 году главный акционер «Русского стандарта» Рустам Тарико разорвал соглашение с французской группой BNP Paribas о продаже ей 50% акций РС. В результате BNP Paribas вышла на российский рынок самостоятельно, а «Русский стандарт» обременен обязательством не продавать свои активы в течение определенного срока.

Правда, как уже констатировалось, в нынешней ситуации к слияниям банкиров подталкивает уже не только желание «подзаработать», но и зависимость от внешних долгов. В частности, тот же НОМОС-банк, по данным Максима Осадчего, аналитика компании «Атланта Капитал», в декабре должен погасить долг в сумме 1,5 млрд рублей, что равно прибыли банка за прошлый год. К тому же «НОМОСу» пришлось отказаться от ранее объявленного масштабного заимствования на внешнем рынке: конъюнктура оценена как неблагоприятная.

Банкиры всех окраин, объединяйтесь

В любом случае с количественной точки зрения процессы слияния и поглощения в российском банкинге в скором времени могут существенно расшириться. Упрямство акционеров мелких (прежде всего городских и региональных) банков, до недавнего времени не желавших сдавать свои позиции, сломлено юридически. По решению Центробанка уставный капитал банков должен составлять не менее 5 млн евро. Сейчас в России действует около 600 банков (более половины российских кредитных организаций) с уставным капиталом ниже этой планки. Им предстоит либо закрыться, либо увеличить свой капитал, либо сливаться и продаваться.

Как заявил летом первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян, «насиловать» мелкие банки никто не собирается, напротив, Центробанк создаст все условия для их более упрощенного слияния. «Упрощение процедуры слияния приведет к более эффективной работе банковского бизнеса», — полагает Меликьян.

Очевидно, этот процесс и станет в ближайшее время основным локомотивом сделок слияния и поглощения в банковском секторе. В итоге, полагают эксперты, в России может остаться около 500 банков, более устойчивых к изменению погоды на финансовом рынке.

Хроника слияний и поглощений на российском финансовом рынке

Годы

Сделка

Сумма сделки, $

1991-2000

Банк «Менатеп» приобрел банк СКБ (Екатеринбург)

-

СБС приобрел Золото-Платина-Банк (Екатеринбург)

-

АСБ-банк приобрел банк «Тверь»

-

«Петровский» (Петербург) присоединил ПСКБ (Петербург)

-

«Инкор» присоединил банк «УралКИБ»

-

Инкасбанк (Петербург) присоединил Анимабанк (Петербург)

-

2001

МДМ-банк приобрел Мурмансксоцкомбанк (Мурманск), банк «Петровский» (Петербург), Комисоцбанк (Сыктывкар), Выборг-банк (Выборг)

-

МДМ-банк присоединил «Австрия Кредитанштальт»

-

2002

МДМ-банк приобрел Инкасбанк (75%)

-

МДМ-банк приобрел Уралтрастбанк (80%)

-

«Ингосстрахсоюз» присоединил Народный банк сбережений, Сибрегионбанк (Иркутск), Автогазбанк (Нижний Новгород)

-

2003

«Уралсиб» приобрел Тюменьпрофбанк, Волгоинвестбанк

Около 10 млн.

Академхимбанк приобрел и взял имя Конверсбанка

65 млн.

Росбанк приобрел банк «1ОВК»

Около 200 млн.

«Пермкредит» приобрел и взял имя банка «Урал ФД»

Около 8 млн.

«Еврофинанс» присоединил Моснарбанк (слияние брендов)

Около 150 млн.

2004

Пробизнесбанк приобрел банк «Экспресс-Волга» (Самара)

Около 25 млн.

Конверсбанк приобрел Snoras (Литва) (57,6%)

Около 9 млн.

ВТБ приобрел Армсбербанк (70%)

Около 5 млн.

Ак Барс Банк (Казань) приобрел Наратбанк (Саратов) (70%)

Около 9,5 млн.

Ромвязьбанк приобрел Ростпромстройбанк (Ростов) (96%)

-

«Уралсиб» присоединил группы НИКойл (Автобанк-НИКойл», ИБГ НИКойл, Брянский народный банк, Кузбассугольбанк)

-

РГБ присоединил и взял имя Инвестсбербанка

-

ВТБ приобрел Гута-банк (85,8%)

Около 35 тыс.

УБРиР (Екатеринбург) присоединил Сведлсоцбанк (Екатеринбург)

-

2005

ВТБ приобрел Объединенный Грузинский банк (50% + 1 акция)

Около 45 млн.

НОМОС-банк приобрел Регионбанк (50,0002%)

Около 8 млн.

Конверсбанк приобрел банк «Енисей» (55,29%)

Около 7 млн.

Hansabank (Эстония) приобрел банк «Преображенский» (Москва)

Около 10,7 млн.

ICICI (Индия) приобрел Инвестиционно-кредитный банк (Калуга)

-

«Уралсиб» приобрел Югбанк (Краснодар) (75%)

Около 60 млн

Societe Generale (Франция) приобрел Промэкбанк (Самара)

Около 15 млн.

Snoras (Литва) (контролируется Конверсбанком) приобрел Latvijas Krajbanka (Латвия) 83%

Около 60 млн.

Latvijas Biznesa Banka (Латвия, 98% принадлежат Банку Москвы) приобрел Eesti Krediidipank (Эстония)

8 млн.

Intesa приобрел КМБ (75% +1)

90 млн.

АТФБанк приобрел банк «Сибирь» (Омск)

Около 600 тыс.

Societe Generale (Франция) приобрел банк «ДелтаКредит»

105 млн.

Саровбизнесбанк приобрел банк «Гарантия» (Нижний Новгород)

-

«Зенит» присоединил банк «Девон-кредит» (95,7%)

-

DnB NOR приобрел Мончебанк (Мурманск) (97,35%)

21 млн.

Банк «Губернский» приобрел «Сибирское согласие» (Новосибирск) (86%)

Около 5 млн.

ВТБ приобрел ПСБ (Петербург)

Около 300 млн.

2006

ВТБ приобрел банк «Мрия»

70 млн.

Конверсбанк приобрел банк «Гран»

Около 20 млн.

Deutsche Bank (Германия) приобрел UFG (60%)

Около 700 млн.

Societe Generale (Франция) приобрел Столичное Кредитное Товарищество

80 млн.

Конверсбанк приобрел Инвестбанк (Калининград)

Около 5 млн.

Тексакабанк приобрел Метробанк

Около 6,9 млн.

Сбербанк приобрел Тексакабанк

Около 50 млн.

Raiffeisen International Bank-Holding AG (Австрия) приобрел Импэксбанк

Около 550 млн.

Nordea Bank Finland приобрел Оргрэсбанк (85,7% )

313,7 млн.

инвестбанк Morgan Stanley приобрел Городской ипотечный банк

200 млн.

Мечел-банк (Челябинск) присоединил Золото-Платина-Банк (Екатеринбург)

-

Конверсбанк приобрел ИнтерПрогрессБанк (78,19%)

Около 13,4 млн.

OTP Bank (Венгрия) приобрел Инвестсбербанк (96,4%)

477 млн.