В приемной председателя правления Москоммерцбанка висят часы, которые показывают не только московское время, но и алматинское. Российский банк скоро официально станет дочерней структурой казахского Казкоммерцбанка.

- Алексей, казахстанские банкиры, наряду с крупнейшими иностранными банками, создают в России свои дочерние структуры. Откуда у них такие деньги?

Нам часто приходится сталкиваться с тем, что Казахстан в глазах людей выглядит отсталым регионом. Это большое заблуждение. Из всех республик бывшего Советского Союза Казахстан дальше всех продвинулся в развитии банковской и финансовой систем, дальше, чем Россия. Там очень быстро провели те необходимые реформы, которые у нас продолжаются до сих пор. Либеральное банковское законодательство изначально поддерживало создание качественных банков, которые в своей работе основываются на международных стандартах по управлению рисками, отчетности. Банковское регулирование в Казахстане приближено к европейскому уровню. Страна раньше других, еще в 2000 году, получила инвестиционный рейтинг, что позволило кредитным организациям выходить на зарубежные рынки капитала и размещать там еврооблигации. И потом, Казахстан не переживал такого масштабного кризиса, как Россия в 1998 году.

досье

Годованец Алексей Владимирович председатель правления Москоммерцбанка. Родился в 1976 году в Москве. Учился в Государственной академии управления. До 1998 года работал в инвестиционных компаниях. Принимал участие в консультировании крупных российских компаний по вопросам IPO и корпоративных финансов, участвовал в управлении крупным химическим комбинатом «Химпром». С 2002 по 2005 год - гендиректор ИК «Ист Кэпитал». В 2005 году перешел на работу в Москоммерцбанк.

- Москоммерцбанк только сейчас становится дочерним банком Казком- мерцбанка. Кому же он принадлежал до сих пор?

- В настоящее время, учитывая бизнес-интересы сторон, могу сообщить только сухую информацию. Сделка по превращению Москоммерцбанка в «дочку» Казкоммерцбанка близится к завершению. Казкоммерцбанк получил согласие на осуществление этой сделки от соответствующих органов в России и ожидает только решения ЦБ. А согласие регулятора Казахстана на приобретение Москоммерца было получено еще в 2004 году. Пока же де-юре Москоммерцбанк принадлежит российским компаниям и является стратегическим партнером Казкома.

- До прихода в банк вы работали генеральным директором инвестиционной компании «Ист Кэпитал», которая тоже имеет казахские корни. Есть ли здесь родственные связи?

- «Ист Кэпитал» является стратегическим партнером Казкоммерцбанка с 2002 года. Как и в случае с Москоммерцбанком, «Ист Кэпитал» станет дочерней инвестиционной компанией Казкоммерцбанка в ближайшее время. Эта сделка находится также в завершающей стадии.

- Говорят, вы переманили к себе всю команду Городского ипотечного банка?

- Не всю. Мы действительно пригласили из Городского ипотечного банка Альберта Хисаметдинова, с которым нас связывает многолетняя дружба. Мы знаем друг друга уже больше 10 лет. Альберт возглавляет команду розничного бизнеса Москоммерцбанка. Конечно, основные наши успехи сегодня связаны именно с розницей, в которой главным продуктом является ипотека.

- Почему вы решили сделать ставку именно на ипотеку?

- На тот момент ипотека представляла собой очень хорошую нишу, в которую можно было быстро и безболезненно зайти. Во-первых, рынок был совершенно необъятный, что, в общем-то, характерно для него и сегодня. Он быстрорастущий. Вовторых, на этом рынке была не такая жесткая конкуренция, как, скажем, в автокредитовании. На него можно было зайти, не имея развитой инфраструктуры. К примеру, карточный бизнес без банкоматной сети развивать невозможно.

Поскольку ипотечный рынок - очень емкий, все сделки довольно крупные, за счет этого можно было очень быстро нарастить активы, не имея при этом существенной сети отделений по стране. Хотя, безусловно, здесь есть и свои минусы - относительно низкая доходность по сравнению с другими сегментами и необходимость в наличии длинных ресурсов для кредитования на 20, а сейчас даже уже и на 30 лет.

Тем не менее такое сочетание факторов сделало неизбежным то, что мы в первую очередь обратили внимание на рынок ипотеки. В конце 2005 года Москоммерцбанк запустил проект, и сегодня уже занимает на этом рынке 3-е место после Сбербанка и ВТБ с портфелем в миллиард долларов. Причем почти все кредиты приходятся на московский и питерский филиалы банка.

- Как можно было так быстро набрать миллиард долларов? Вроде бы даже никакой рекламы не было?

- Мы сразу решили отказаться от широкомасштабной рекламы в средствах массовой информации. Основную ставку делаем на работу с каналами продаж. Львиная доля сделок проходит через наших партнеров: риэлторские компании, девелоперов, кредитных брокеров.

- Вы им приплачиваете?

Нет, ничего не платим. Подход здесь простой. Взять, к примеру, риэлторскую компанию. Ее бизнес основывается на комиссионных доходах от продажи недвижимости. С каждой сделки риэлторы получают по 23% от стоимости квартиры. Если ее сумма составляет, к примеру, $200 тыс., то риэлтору достается $4-6 тыс. Есть банки, которые приплачивают каналам продаж от $100 до $200 за пришедшего клиента. Но сами понимаете, что это не идет ни в какое сравнение с комиссионными от самой сделки.

Поэтому основной интерес риэлтора заключается в том, чтобы эта сделка состоялась, причем быстро. А для этого необходимо понимать критерии оценки заемщика банком, чтобы предвидеть, каков будет конечный результат, т. е. состоится ли сделка. Поэтому в Москоммерцбанке существует стандарт - решение по заемщику должно быть принято в течение 24 часов, разумеется, не в ущерб качеству. Сегодня все ипотечные заявки из Москвы и регионов стекаются в единый аналитический центр, там рассматриваются анкеты клиентов, и в течение суток принимается решение, какую сумму этому клиенту можно выдать.

- Неужели вы единственные, кто работает по такому «простому» принципу?

- Декларируют многие, а делают единицы. Сделка по ипотеке у нас может быть закрыта за 10-14 дней. В этой ситуации очень важна четкая работа всего механизма в целом. У нас ни разу не было проблем с ликвидностью. Ведь, если мощности банка не позволяют ему уверенно себя чувствовать и он начинает ужесточать требования к заемщикам, в результате чего чаще появляются отказы, в первую очередь начинают беспокоиться наши партнеры. Риэлторы, кредитные брокеры, они же работают не только с нашим банком, но и со всем рынком. И каждый выстраивает для себя некий внутренний рейтинг по адекватности оценок банка, по скорости принятия решений. Если они считают, что у этого банка появились проблемы, то они клиента направят в другой, более адекватный с их точки зрения банк.

Знаете, розничный бизнес можно сравнить с доменной печью: если он запущен, его нельзя останавливать, потому что потом очень сложно заново возобновить процесс. Так вот, если у банка есть понимание, как построить такую машину по бесперебойной выдаче кредитов, по оценке и анализу рисков заемщиков, тогда можно успешно конкурировать на этом рынке.

КСТАТИ...

ООО «Москоммерцбанк» получил лицензию Банка России в апреле 2001 года. В ноябре 2002 года Москоммерцбанк был куплен российскими структурами, на средства Казкоммерцбанка. Казкоммерцбанк - крупнейший банк Казахстана с активами $9 млрд. и капиталом в $652 млн.

- Вам уже прислали из Казахстана Почетную грамоту за успехи на российском рынке ипотеки?

- Сейчас нам важно показать, что мы можем не только быстро выдавать кредиты, но и то, что они настолько качественные, что их можно продать. Таким показателем станет секьюритизация, которую мы как раз сейчас завершаем. После этого можно будет и в Казахстан ехать за грамотой.

- Можно подробнее рассказать про эту сделку. Вы продали ипотечные кредиты?

- С самого начала мы разработали стратегию, по которой Москоммерцбанк использует возможности и ресурсы материнского Казкоммерцбанка, чтобы агрессивно выйти на рынок, занять на нем определенную долю, сформировать достаточно большой портфель по ипотеке. Как только создается минимально возможный объем, позволяющий нам провести секьюритизацию, МКБ выпускает ценные бумаги.

Фактически банк становится промежуточным звеном, исполняя роль машины по организации этих кредитов, их упаковке и дальнейшей перепродаже этих рисков инвесторам. В Европе объем рынка ценных бумаг, обеспеченных жильем, огромный, а в Америке просто гигантский и измеряется сотнями миллиардов долларов.

Сейчас завершается первая сделка по секьюритизации объемом в $200 млн., но я думаю, не последняя и не самая крупная в этом году. Мы планируем их делать регулярно, что называется, печь, как пироги.


 Что будет через пять лет? Поживем - увидим

- Помимо ипотеки банк предлагает какие-то другие розничные продукты?

- Мы развиваем автокредитование, но делаем ставку на кредитование подержанных иномарок, т. к. в секторе новых дорогих автомобилей работают «дочки» западных банков и сейчас приходят финансовые подразделения автоконцернов. Также мы планируем запустить широкомасштабную программу по автолизингу. Это позволит нам уменьшить число мошенничеств, которых в автокредитовании особенно много. Ведь, покупая автомобиль в лизинг, заемщик ездит на нем по доверенности, пока не произведет выплату определенной суммы. В этом случае мы можем предложить клиентам более низкие ставки, не закладывая дополнительные комиссии на риск угона. Кроме этого мы намерены активно развивать кредитование малого и среднего бизнеса.

- Собирается ли Москоммерцбанк выходить в регионы?

- У нас довольно агрессивная программа по открытию филиалов. До конца года банк планирует «покрыть» в России большинство городов-миллионников.

Мы долго думали, в каком формате выходить в регионы. И пришли к выводу, что, поскольку мы занимаемся и розничным, и корпоративным бизнесом, будем открывать полномасштабные филиалы, каждый форматом около 500 кв. метров. Вы, наверное, обратили внимание, что у нас довольно аскетичный офис. Мы стараемся не тратить лишние деньги, для нас сейчас самое главное - функциональность. Вот если со временем в банке появится подразделение Prvate Banking, тогда мы сделаем пафосный дорогой офис.

- Вы собираетесь заниматься Private Banking?

- Если мы поймем, что можем на этот рынок зайти, мы зайдем. Но в ближайший год пока этого не планируем.


Еду за почетной грамотой, в Казахстан

- Можно ведь и не успеть?

- Опоздать на рынок нельзя. Можно не поймать его взрывной рост, а зайти можно всегда. На примере развития банковского рынка СНГ мы видим, что на разных стадиях его развития на него выходят все новые игроки, и каждый находит там свое место. Сейчас же мы пока боимся опоздать на раздел регионального рынка ипотеки. Поэтому активно развиваем филиальную сеть.

- В России сейчас идет много споров вокруг эффективной процентной ставки по кредитам физическим лицам. Обязаны ли кредитные организации Казахстана указывать эту ставку в кредитных договорах с клиентами?

- Да, такое требование существует в Казахстане около года. Банки обязаны не только указывать эффективную ставку в кредитном договоре, но и по требованию предоставить о ней информацию заемщику. Кстати, такое требование распространяется и на депозиты.

Мы хотим успеть на раздел регионального рынка ипотеки. Поэтому развиваем филиальную сеть

- Алексей, вам комфортно в кресле председателя правления?

- Мне здесь очень интересно работать. Перед банком и передо мной, как руководителем, сейчас стоят масштабные и довольно сложные задачи. Мы должны превратить банк, который еще два года назад имел в России всего один офис, в крупную финансовую организацию с развитой филиальной сетью. Хоть мы и говорим, что наш банк универсальный, в то же время мы сконцентрировались на определенных продуктах, услугах, и в этих нишах хотим быть лучшими.

- Не слишком ли вы молоды для таких масштабных задач? Вам чуть больше 30 лет.

- Банк сам по себе молодой, костяк команды состоит из людей примерно моего возраста. Может быть, недостаток опыта - это минус, но, с другой стороны, у нас есть силы и амбиции. Знаете, есть такое расхожее выражение: «если бы знал, как это сложно, не стал бы и браться за дело». Многие вещи мы начинаем делать, даже не понимая, что это сделать вообще невозможно, но, как видите, у нас получается. Наш банк - это место, где молодые амбициозные люди могут сделать резкий рывок в своей карьере. Многие ребята, которые начинали простыми кредитными менеджерами, сейчас возглавляют департаменты, управляют крупными портфелями на сотни миллионов долларов. Многим из них нет и 30 лет.

- Что вы умеете делать лучше других, почему именно вам доверили возглавить банк?

- Сложный вопрос: Пожалуй, умею разговаривать с людьми, договариваться.

- Где вы берете людей при таком дефиците кадров?

- Многих - сами воспитываем, кого-то покупаем на рынке. Мы стремимся привлекать людей, соответствующих нам по духу. Понимаете, для настоящих профессионалов, кроме денег интересен еще challenge (вызов - англ.), желание создать что-то интересное. Но, конечно, проблемы с кадрами всегда были, есть и будут.

Розничный бизнес - как доменная печь: если он работает, его остановить невозможно

- Многие иностранные руководители в 6 часов вечера смотрят на часы, встают и уходят. Несмотря ни на что.

- Я заканчиваю работу обычно около 10 вечера. Раньше, бывало, приходил в офис и в выходные, но сейчас перестал. Чтобы держать себя в форме, три раза в неделю хожу в спортклуб, занимаюсь там с персональным тренером. Периодически играю в теннис.

- А какой самый большой экстрим был у вас в жизни?

- Я думаю, самый экстремальный опыт я получил во время кризиса 1998 года.


К сожалению, работа не позволяет чаще видеться с близкими людьми

- Но вам же тогда было всего 22 года?

- Вы знаете, в то время я был генеральным директором инвестиционной компании с довольно крупной региональной сетью. Так как мы предвидели возможность кризиса, основную часть деятельности успели свернуть до августа. В мае 1998 году у нас уже был готов антикризисный план. Но после 17 августа остались определенные долги и активы, которые нужно было продать, чем мы и занимались.

Естественно, в таких критических ситуациях проявляются и лучшие, и худшие человеческие качества. Тогда я в этой части получил бесценный опыт.

- И какие выводы вы для себя сделали?

- Это звучит банально, но, тем не менее, очень важна порядочность человека. Если даже в какой-то мелочи он повел себя непорядочно, значит, когда представится возможность, он поведет себя непорядочно по-крупному. Поэтому очень важно тщательно выбирать себе партнеров.

- Только не говорите, что деньги вам не важны...

- Деньги, безусловно, важный фактор, но если человек работает только из-за денег, то я себя не очень комфортно чувствую рядом с таким сотрудником. Очень важно чего-то хотеть. На этапе, когда ты молод и у тебя много амбиций, на первом месте стоит дело, в котором ты растешь как профессионал. На втором - репутация, связи, знакомства, люди, которые скажут, что это тот человек, который добился очень многого. И только следующим мотивом являются деньги.

Вот, например, глава нашего санктпетербургского филиала приехал туда из Москвы, никого в этом городе не знал, никаких связей у него не было, но за два года ему удалось построить бизнес, объем которого равен бизнесу всего Москоммерцбанка двухлетней давности. Конечно, он заработал деньги, но, прежде всего, он заработал имя. Даже не так: прежде всего, он заработал квалификацию и опыт, потом имя, а потом деньги.