Предисловие

12 декабря 2006 года ЦБ выпустил в свет указание №1759−У «О внесении изменений в Положение Банка России от 26 марта 2004 года №254−П», в котором фактически обязал банки, кредитующие население, раскрывать эффективную процентную ставку кредита, то есть ставку с учетом всех дополнительных комиссий и платежей. Банки, не выполняющие требование регулятора с 1 июля 2007 года, будут лишены права включать такие ссуды в портфели однородных ссуд. Руководство Центробанка рассчитывает, что участники рынка пойдут на раскрытие ЭПС, так как нарушение значительно усложнит им процесс выдачи и сопровождения типовых кредитных продуктов для физлиц.

Несмотря на требование Центробанка (ЦБ), банки явно не стремятся акцентировать внимание заемщиков на эффективной процентной ставке (ЭПС). Рекламу и буклеты, разъясняющие, что это такое, клиент в банковских отделениях не найдет, да и консультанты первыми не заведут об этом речь. Банки, на сайтах которых можно встретить информацию об эффективной ставке, буквально наперечет. Так что те, кто не слышал об ЭПС, вполне могут не узнать о ней и после визита в кредитное учреждение.

Впрочем, объяснение тому, что участники рынка не рвутся проявлять инициативу, есть: законодательно процедура раскрытия эффективной ставки не определена, а регулятор требует, чтобы размер ЭПС указывался лишь в кредитных договорах.

«Откуда вы ее взяли?»

Решив узнать, что изменилось после 1 июля, как обычный клиент я обзвонил почти два десятка банков, наиболее активно действующих в сфере потребительского кредитования . Во всех мне рассказывали об условиях займов, номинальной ставке, комиссиях и платежах, но ни в одном даже не упомянули о существовании ЭПС. Когда же я сам задавал вопрос об эффективной ставке по кредиту, многих консультантов он ставил в тупик. Наиболее распространенным ответом было: «А что вы имеете в виду?» Ситуация складывалась парадоксальная: клиенту приходилось объяснять сотрудникам банка то, что он должен был бы услышать от них. В Росбанке девушка, выслушав меня и так и не поняв, чего я добиваюсь, соединила со старшим специалистом call-центра. Этот «специалист» выдал просто потрясающий ответ, заявив, что «в настоящий момент закон об ЭПС отменен», поэтому, мол, банк и не обязан рассчитывать эффективную ставку. Как выяснилось, под «отмененным законом» сотрудник Росбанка подразумевал отклоненные Советом федерации поправки в законопроект «О защите прав потребителей», в которых речь тоже шла об ЭПС. «Вот когда их примут, тогда банк и будет сообщать эффективную ставку», — резюмировал менеджер Росбанка. До него, видимо, так и не дошла информация об указании ЦБ, в котором содержится требование о необходимости с июля раскрывать ЭПС. О нем, судя по всему, не слышали и в Люберецком отделении Среднерусского банка Сбербанка. Сотрудница кредитного отдела откровенно призналась, что об ЭПС она впервые узнала от меня. После чего долго пыталась понять, чем ЭПС отличается от номинальной ставки, и убеждала, что «никакую ЭПС» банк не должен указывать в кредитных договорах. В одном из отделений Промсвязьбанка кредитный инспектор к заявлению о существовании эффективной ставки тоже отнесся скептически. Мои объяснения по поводу ЭПС сопровождались восклицаниями: «Откуда вы вообще ее взяли? Кто вам об этом рассказал?» После мини-совещания с коллегами женщина все-таки согласилась, что ЭПС не плод моей фантазии, но выдвинула контраргумент: «Зачем вам нужна эта ЭПС, есть же обычная ставка». Комментарии, как говорится, излишни. Почему во многих банках не провели «ставочный» ликбез среди персонала — непонятно, времени для этого было предостаточно.

Доказывать наличие в природе эффективной ставки и разъяснять, что это такое, не потребовалось при обращении в Альфа-банк, ВТБ 24, «Русский стандарт» (РС), Ситибанк, ДжиИ Мани Банк (ДМБ), Хоум кредит энд Финанс банк (ХКФБ), «Уралсиб» и «Ренессанс Капитал» (РК). Но здесь возникла другая проблема: в большинстве банков заявили, что узнать ЭПС я смогу только перед подписанием кредитного договора. Предварительно рассчитать ЭПС согласились лишь в Альфа-банке и в «Ренессанс Капитале». В Московском кредитном банке (МКБ) хотя и пришлось поначалу прочесть лекцию об ЭПС, сотрудник call-центра все же сообщил уровень ставки. В банке «Хоум кредит» назвали только диапазон, в котором может находиться ЭПС по моему кредиту. В ВТБ 24 заявили, что пока не могут рассчитать ЭПС — для этого еще не настроены специальные системы-калькуляторы. Аналогичный ответ я получил и от кредитного инспектора московского допофиса Сбербанка на улице Баррикадная. Технические накладки возникли наверняка не только у этих банков. Дело в том, что ЦБ лишь в начале июня разъяснил, как именно банки должны рассчитывать ЭПС. «Я очень понимаю банки, которые возмущаются тем, что так поздно ЦБ дал рекомендации по применению ЭПС. Когда меньше чем за месяц даются уточнения, то для масштабов нашей страны это совершенно неадекватный срок», — объясняет Александр Шерстюков, директор розничного блока Банка Москвы.

Ставка в приложении

Если на просьбу рассчитать эффективную ставку в банке отказывают, остается либо обратиться к другому кредитору, либо смириться. Формально банки вовсе не обязаны сообщать клиенту ЭПС до подписания кредитного договора. Дело предварительного информирования заемщиков для банков сугубо добровольное. Те, кто этим не занимается, ссылаются на то, что до момента заключения договора просто нельзя рассчитать ЭПС, так как еще неизвестны окончательные размеры платежей, которые зависят от оценки заемщика. По словам банкиров, пока он не пройдет процедуру андеррайтинга, точно рассчитать ЭПС нельзя. Впрочем, многие банки все же находят выход из ситуации. «Размер ЭПС индивидуален и зависит от многих показателей, но справочно его можно рассчитывать, — уверяет Павел Ильин, директор департамента розничного кредитования МКБ. — Расчеты производят на основе примеров, которые достаточно точно могут говорить о размере ЭПС применительно к соразмерному кредиту». Дальше всех в деле публичного раскрытия ЭПС продвинулся ВТБ 24, на его сайте размещены примеры ЭПС по наиболее популярным кредитам. Другие крупные игроки на всеобщее обозрение свои эффективные ставки пока не выставляют.

ЦБ рекомендовал всем банкам расписывать заемщикам перечень платежей, входящих в расчет ЭПС. Но это лишь пожелание, банки вправе его и проигнорировать, так как требование к ним выдвигается только одно — указание размера ЭПС. В инструкциях ЦБ есть туманная фраза о доведении информации об ЭПС до заемщика не только в кредитном договоре, но и «иным образом». Какие-то экзотические «иные» способы информирования на рынке пока не проявились, перечень консервативный. «Банк может доводить до заемщика сведения о размере ЭПС в самом договоре, в приложении к договору, на листе с расчетом ежемесячных платежей или на отдельном листе», — рассказывает вице-президент Промсвязьбанка Андрей Чистяков.

Многие банки решили не загромождать договор с клиентом «лишней» информацией и раскрывают эффективную ставку в приложении к нему. Для чего это делается? «Если первую страницу договора клиенты читают очень внимательно, то все последующие, а тем более приложения к нему уже практически не читают и подписывают, как правило, не разбираясь», — говорит один из банкиров. То есть дополнения к договорам для банков играют роль громоотвода — внимание заемщиков не акцентируется на эффективной ставке. Эта хитрость рассчитана лишь на ленивых клиентов, которые не удосуживаются читать все бумаги, выдаваемые банком. Если вы в них не обнаружите сведения об ЭПС, можете смело жаловаться на кредитора в ЦБ. В принципе банки имеют право и не указывать эффективную ставку, но тогда им не разрешается объединять выданные таким образом кредиты в портфель однородных ссуд. «Я не думаю, что кто-то на это пойдет. Просто очень тяжело вести портфель не из однородных суд, это требует очень большой операционной нагрузки на банк», — говорит Александр Шерстюков.

Эффективная или реальная?

Теоретически эффективная ставка должна наглядно демонстрировать заемщику, сколько в действительности он переплачивает по кредиту. Казалось бы, ЭПС можно смело именовать реальной ставкой, но оказывается, что это не так. Простой пример: у ВТБ 24 по потребкредитам сейчас нет дополнительных комиссий, то есть заявленная номинальная ставка — 16% годовых в рублях — является и реальной. Однако рассчитанная по методике ЦБ ЭПС в итоге дает не 16%, а 17,22% (см. таблицу). Откуда появляются дополнительные 1,22%, совершенно непонятно. Главный экономист компании «Фидея» Артем Плотников по нашей просьбе рассчитал ЭПС для годового кредита без каких-либо комиссий на 10 тыс. рублей с номинальной ставкой 24% и тоже получил неожиданный результат. «Если период между платежами сделать равным, то при 30 днях методика ЦБ дает результат 27,24%, а при 31 дне — 26,26%. Таким образом, результат выявляет отклонение от реальной ставки 2–3% годовых, чего не должно быть. На поверхности объяснения этому нет», — удивляется экономист. Возникает вопрос, что же отражает ЭПС, раз от реальной ставки, как выяснилось, она отличается. «Методика ЦБ показывает внутреннюю норму доходности кредитующего банка. Формула расчета ЭПС разработана для оценки инвестиционных проектов. Для потребкредитов период стандартный (месяц с некоторыми колебаниями, не существенными для заемщика), а платежи по кредиту равные, поэтому использование сложного алгоритма расчета ЭПС неадекватно и не делает кредит более понятным заемщику», — уверен Артем Плотников. Ассоциация российских банков (АРБ) также обратила внимание на расхождения между реальной ставкой и ЭПС, рассчитываемой по методике Центробанка, и предложила наряду с эффективной указывать и еще ставку удорожания кредита, которая будет показывать, сколько процентов в действительности составит переплата по кредиту. Рвение АРБ объяснимо: при методике расчета ЦБ эффективная ставка всегда оказывается больше реальной, что вовсе не радует банкиров. Если регулятор прислушается к предложениям банкиров, то заемщики точно запутаются в ставках — их тогда будет уже три: номинальная, ставка удорожания кредита и эффективная. Наверное, для всех было бы проще, если бы регулятор предложил другую методику расчета эффективной ставки.

Третьи лица

Больше всего претензий у банкиров вызвало решение ЦБ учитывать при расчете ЭПС не только комиссии и сборы по займу, но и так называемые платежи в пользу третьих лиц. К таковым относятся: стоимость страховки, которую требуется оформлять для получения кредита, оплата услуг по оценке имущества, передаваемого в залог банку, или гонорар нотариуса. «Непонятно, почему в расчет ЭПС нужно включать эти платежи, они никак не зависят от самого банка, — возмущается президент АРБ Гарегин Тосунян. — Эти платежи формируются не по волеизъявлению банка, а по решению заемщика, он сам определяет, в какой компании страховаться, к какому нотариусу идти». Впрочем, порой альтернативы у клиента как раз и нет. Банков, которые предлагают для страхования лишь одну компанию, много. Привлекая заемщиков низкой номинальной ставкой, банк может «зашить» свои проценты в тарифы аффилированного с ним страховщика, и кредит тогда выйдет далеко не таким дешевым, как на первый взгляд может показаться. Инициатива Центробанка лишает смысла эту схемотехнику — в ЭПС страховые и другие платежи третьим лицам теперь все равно всплывут. Правда, банки могут и не учитывать «сторонние» сборы в расчете ЭПС, формально ЦБ не обязывает, а лишь рекомендует это делать. «Если банки не будут выполнять рекомендации, мы попытаемся убедить их подходить к вопросу так, как видит наиболее правильным на сегодня ЦБ, — объясняет директор департамента банковского регулирования и надзора Центробанка Алексей Симановский. — Применять к банкам за это санкции мы не имеем права, но не надо принижать возможности убеждения ЦБ». Методы «убеждения» ЦБ действительно могут оказаться посильнее желания участников рынка скрыть эффективную ставку за платежами третьим лицам. По крайней мере, среди опрошенных D’ банков не нашлось ни одного, который решился на это. Так что если в вашем кредитном договоре с банком в расчете эффективной ставки не оказалось стоимости страховки, можете проинформировать ЦБ. Регулятор и сам активно намерен контролировать то, как выполняются его распоряжения, касающиеся ЭПС. Проверки банкам Алексей Симановский пообещал сразу после 1 июля. Интересовать ЦБ будет не только сам факт раскрытия банком ЭПС, но и точность произведенных расчетов.

Лед тронулся

О том, что правила игры меняются, говорит тот факт, что к 1 июля многие банки решили видоизменить кредитные линейки. Уже как о тенденции можно говорить об отказе кредиторов от разнообразных комиссий и сборов. ВТБ 24 еще в мае убрал из своих потребкредитов все комиссии, правда, при этом поднял ставки по займам. Займы с «чистой» ставкой теперь встречаются даже у «Русского стандарта», за которым прочно закрепилась слава банка, весьма искусно прячущего высокие проценты в комиссиях.

Требование по раскрытию ЭПС делает бесполезными все «комиссионные» ухищрения. Если раньше банки могли устанавливать привлекательную для клиентов номинальную ставку и под ее прикрытием накручивать на кредит массу сопутствующих сборов, то теперь они все равно будут отражены в ЭПС. Самые большие эффективные ставки, как и прежде, в магазинных экспресс-кредитах. К примеру, номинальная ставка в размере 29% по годовому займу на 10 тыс. рублей, взятому у «Русского стандарта» на покупку мобильного телефона, при расчете ЭПС превращается в 88,83% годовых. Что называется, почувствуйте разницу. «У одного недавно вышедшего на рынок банка номинальная ставка по кредитным картам 14,7%. Но когда берешь калькулятор и считаешь все платежи, которые взимает банк, эффективная ставка получается 40% годовых», — приводит пример с эффективной ставкой для кредиток один из банкиров .

«В результате введения ЭПС возможно некоторое перераспределение в структуре спроса — клиенты более активно будут пользоваться кредитными картами и нецелевыми потребкредитами по сравнению с экспресс-кредитамииз-за более высоких ставок по последним»,— предполагает Альберт Звездочкин, заместитель директора по развитию продуктов Альфа-банка. В ЦБ также ожидают если не сокращения, то хотя бы замедления темпов роста экспресс-кредитования. Глава дирекции ценообразования и позиционирования по продуктам банка «Уралсиб» Андрей Недбайло считает, что игроки, специализирующиеся на высокорисковом кредитовании (к таковым в первую очередь относятся «товарные» займы), вынуждены будут пойти на снижение своих тарифов. Впрочем, банки если и перейдут к активным тарифным действиям, то не раньше зимы — как минимум несколько месяцев им понадобится на то, чтобы проанализировать, как заемщики реагируют на эффективные ставки.