Кредитные организации активно выходят на биржу: в сфере брокерского обслуживания и доверительного управления коммерческие банки начали теснить специализированные инвестиционные институты. Однако основой стратегии развития инвестуслуги ни для одного банка пока не стали. А развитие инвестиционного направления часто требует создания дочерних компаний, которые работают практически независимо от основного офиса банка.

В российской экономической прессе финансовые рынки обычно условно делят на три основных сегмента: банковский, страховой и фондовый. В соответствии с этим делением в структуре государственной власти работают три основных регулятора финансовых рынков – Центральный банк, Федеральная служба по страховому надзору и Федеральная служба по финансовым рынкам. Но в реальности границы между рыночными сегментами достаточно прозрачны, прежде всего потому, что и банки, и страховые компании являются активными участниками фондового рынка. И те и другие располагают финансовыми резервами, которые необходимо размещать на бирже. Однако еще важнее то, что банки стараются предоставлять своим клиентам как можно более полный перечень финансовых услуг. Логика развития бизнеса подводит их к тому, чтобы начать предоставлять услуги в сфере фондового рынка и тем самым подменять специализированные брокерские, инвестиционные и управляющие компании.

Делаем все

В России уже стало обычным делом, что крупные банки могут выполнять для своих клиентов (по крайней мере крупнейших) функции брокера и депозитария. «Банки оказывают своим клиентам весь перечень услуг на фондовом рынке: брокерское обслуживание, кредитование клиентов денежными средствами и ценными бумагами, предоставление возможности самостоятельно осуществлять торговые операции на рынке (интернет-трейдинг), депозитарное обслуживание, доверительное управление активами, консультационные услуги, аналитическая поддержка», – отмечает начальник отдела операций на фондовых рынках Интерпромбанка Ярослав Ляхов. Кроме того, небольшое количество банков предлагают также обслуживание на международном валютном рынке (Forex).

Стоит отметить, что основные услуги на фондовом рынке практически одинаковы как для юридических, так и для физических лиц, хотя первые пользуются некоторыми дополнительными возможностями. Например, только компании нуждаются в такой услуге, как организация и размещение облигационных займов.

Как показывает практика, обычно юрлица оперируют суммами, существенно превышающими средний размер счета клиента – физического лица, поэтому им интересен индивидуальный и комплексный подход. Скажем, возможность получения кредита под имеющийся у них портфель ценных бумаг с одновременным управлением данным портфелем на рынке профессиональным управляющим. Обычно стандартный договор брокерского обслуживания на ММВБ подразумевает получение денежных средств от продажи ценных бумаг на следующий день, банк же способен обеспечить клиента деньгами день в день для осуществления текущих платежей. И таких нюансов достаточно много. «Для приоритетного обслуживания определенных категорий юридических лиц, например профессиональных участников рынка ценных бумаг или компаний-нерезидентов, банк может предоставлять услуги по продлению операционного дня, предоставлению «единого» счета, проведению срочных платежей и т.д.», – разъяснил «Ко» заместитель генерального директора компании «Ютрэйд.ру» Олег Карасев.

Согласно майскому рейтингу ММВБ лидером среди банков, оказывающих брокерские услуги, является «ВТБ 24» (1-е место среди всех брокеров по числу зарегистрированных клиентов, 5-е место по числу активных клиентов, 8-е – по обороту с акциями в режиме основных торгов, 9-е – по объему клиентских операций с акциями). Далее следуют Альфа-банк, НОМОС-банк и Газпромбанк. Позиции в доверительном управлении активами клиентов достаточно сильны у «ВТБ 24», «КИТ Финанса», «Зенита», Газпромбанка и некоторых других.

Дочки-матери

Вопрос о том, являются ли кредитные организации конкурентами брокерских и управляющих компаний, довольно сложен, поскольку очень многие банки для оказания услуг своим клиентам учреждают собственные дочерние фирмы соответствующего «фондового» профиля. Обычно это делают мелкие и средние банки, для которых большой объем операций с наиболее рискованными активами, подразумевающий создание значительных резервов, негативно сказывается на соблюдении нормативов. Крупные банки с достаточным размером собственного капитала вполне могут обойтись без этого. Именно поэтому на вопрос, обязательно ли учреждать дочерние управляющие компании, представители крупных и средних банков дают фактически противоположные ответы. «Для предоставления банком своим клиентам полноценного инвестиционного обслуживания создание дочерних компаний не является обязательным, – решительно заявил руководитель группы региональных продаж инвестиционного департамента «ВТБ 24» Сергей Николаев. – Более того, с точки зрения надежности банк всегда интереснее клиенту, чем дочерняя структура. К тому же, обращаясь в банк, клиент получает не только инвестиционное, но и полноценное банковское обслуживание. Наличие компании необходимо лишь в том случае, если в качестве коллективной формы инвестирования банк хочет предложить своим клиентам паевые инвестиционные фонды (ПИФы), а не общие фонды банковского управления (ОФБУ)».

В то же время главный экономист УК «Русь-Капитал» Алексей Логвин считает: хотя создание дочерних компаний и не является обязательным, однако «подобный шаг может выглядеть правильным с точки зрения оптимизации бизнес-процессов и исключения возможных конфликтов интересов в рамках группы». Кроме того, замначальника департамента доверительного управления активами клиентов Газпромбанка Андрей Зокин отметил, что управляющая компания, зарегистрированная как отдельное юридическое лицо, обладает определенными лицензиями на совершение операций с негосударственными пенсионными фондами и на обслуживание паевых инвестиционных фондов. У банка таких возможностей нет.

Проблема «китайской стены»

Итак, создание отдельной управляющей компании, во-первых, дает банку возможность работать с ПИФами и пенсионными накоплениями, а во-вторых, придает внутреннюю гибкость управленческой структуре банковского холдинга.

Однако обратная сторона гибкости – слабая управляемость. Если УК не только юридически, но и фактически оказывается отдельной от банка бизнес-структурой, то возникает опасность, что между основной частью банка и его дочерней управляющей компанией исчезает всякая координация, и УК из составной части банковского бизнеса превращается просто в один из принадлежащих банку активов. Острым вопросом банковского бизнеса является достижение взаимодействия и синергии между банком и дочерней компанией. Судя по имеющейся у «Ко» информации, далеко не везде эту проблему удается решить. Синергия между услугами на фондовом рынке и остальными видами банковских услуг становится возможной лишь при привлечении и обслуживании клиентов по принципу «единого окна». Но это требует от клиентских менеджеров часто слишком высокой квалификации и универсальности. «Как показывает практика, оптимальным является выделение фондового блока в банках в отдельное подразделение или вынесение этого бизнеса в структуру отдельного юридического лица», – отмечает Олег Карасев.

По наблюдениям Ярослава Ляхова, обычно управляющие компании являются самостоятельными подразделениями с собственным менеджментом и стратегией, не зависимой от банка. Взаимодействие с последним может ограничиваться лишь фондированием на взаимовыгодных условиях.

«С точки зрения координации действия брокерских компаний и УК, между ними всегда существует «китайская стена», – признает Андрей Зокин. – В российской действительности в некоторых банках она приобретает специфический характер, тем не менее в Газпромбанке она присутствует. Кроме того, нужно понимать, что и у брокерских, и у управляющих компаний, если они не подчинены одному руководителю, есть свои прибыли и убытки. Поэтому они вынуждены, с экономической точки зрения, быть закрытыми для того, чтобы не пересекаться. Конечно, специфика российских банков заключается в том, что многим УК, если в их банке имеется крупная брокерская структура, большинство сделок нужно заключать через нее. Однако это не рыночная практика, и, скорее всего, она изживет себя, потому что каждая компания будет ориентироваться на достижение максимальной прибыли в рамках своего подразделения».

Вместе с тем, как считает начальник управления элитного обслуживания частного капитала АКБ «МБРР» Константин Лебедев, все зависит от позиционирования банка на фондовом рынке. «Могу привести массу примеров, когда дочерние структуры являются совершенно самостоятельными игроками как с точки зрения принятия управленческих решений, так и относительно места, занимаемого на рынке, – отмечает Лебедев. – В то же время есть примеры, когда дочерние компании выступают лишь в качестве внешней оболочки кредитной организации – они самостоятельны юридически, но полностью зависимы функционально».

Доверять своим

С точки зрения маркетинга важнейшим вопросом является мотивация клиента. Почему человек или компания решает совершать операции на фондовом рынке именно через свой банк, не прибегая к услугам специализированных компаний или системы интернет-трейдинга? Некоторые полагают, что дело исключительно в нерешительности и слабой финансовой образованности клиента. Он уже привык к своему банку и боится выходить за его пределы, не решаясь обращаться к плохо знакомым ему финансовым институтам. Так, Олег Карасев из «Ютрэйд.ру» считает, что клиент выходит на биржу через свой банк «в случае, если доверяет только своему банку и готов платить повышенные комиссии и пользоваться не всегда самым удобным сервисом, лишь бы не выводить активы, а также при недостаточной осведомленности о перечне и стоимости предоставляемых специализированными компаниями услуг».

Действительно, если клиент не пытается изучить рынок, а сразу обращается к своему банку, он лишает себя возможности выбрать самого качественного «фондового помощника» с оптимальными тарифами. А вдруг неподалеку существует компания, чьи тарифы и качество лучше, чем у твоего банка? Клиент, слишком лояльный своей кредитной организации, может просто не узнать об имевшейся у него возможности.

Однако в обращении к своему банку есть и ряд преимуществ. Например, как считает Сергей Николаев из «ВТБ 24», если кредитный институт, банковскими услугами которого пользуется клиент, предлагает и полный спектр инвестиционного обслуживания, то это, во-первых, удобно с точки зрения получения всех необходимых услуг в одном месте, а во-вторых, позволяет снизить временные и денежные затраты при зачислении и выводе денежных средств для торгов.

Цена – качество

Самое главное, по единодушному мнению экспертов, разницы в качестве обслуживания между банковскими и фондовыми институтами не ощущается. «Рынок брокерских услуг и услуг доверительного управления настолько конкурентен, что говорить о качественном различии каких-либо групп его участников было бы неправильно», – уверен Алексей Логвин. «Каких-либо ощутимых различий для клиента между банком, предлагающим инвестиционные услуги, и специализированной компанией нет», – согласен с ним Сергей Николаев.

Правда, Ярослав Ляхов из Интерпромбанка считает, что одно существенное различие все-таки есть, и оно связано с аналитической поддержкой. Лишь несколько крупнейших банков могут конкурировать с аналитическими подразделениями инвестиционных компаний – лидеров рынка, для которых огромный штат отраслевых аналитиков является необходимым условием существования.

Впрочем, хотя банки и могут оказывать услуги на фондовом рынке в полном объеме, ни один из них не делает их основой своей стратегии развития.

Основной бизнес банков – кредитно-депозитные операции. «Для банков услуги на фондовом рынке – это одно из направлений бизнеса, не являющееся основным», – признает Константин Лебедев из МБРР. «Среди российских банков мало специализирующихся исключительно на инвестиционных услугах, – подчеркивает замначальника управления операций на фондовом рынке Промсвязьбанка Андрей Павленко. – Большинство банков предлагают брокерское обслуживание как дополнительную услугу».