СВИДАНИЕ С ЭПОХОЙ

«Поступим так, - сказал собеседник повелительным тоном и удобно устроился в кресле, - я рассказываю, а потом вы задаете свои вопросы». Я безропотно включила диктофон.

Яков Николаевич Дубенецкий рассказывал долго и обстоятельно. Он говорил о себе, о своих коллегах и партнерах по бизнесу, высказывал свой взгляд на экономические решения партии и правительств. Чай остыл. Хмурый и холодный весенний день создавал благоприятный фон для воспоминаний. В какой-то момент мне показалась, что и я вспоминаю бодрые 70-е, истеричные 80-е и шокирующие 90-е.

Скоро с финансовой карты страны навсегда исчезнет последнее напоминание о мощнейшей финансовой структуре, которая в былые времена финансировала строительство всех объектов на территории Советского Союза, начиная от БАМа, атомных и гидроэлектространций и заканчивая районными поликлиниками, школами и детскими площадками. Перед расставанием не мешает вспомнить ее историю, поговорить о причинах ее развала и уничтожения.

досье

Дубенецкий Яков Николаевич родился в 1938 году. Окончил Пинский финансовый техникум, экономический факультет МГУ, Первый московский институт иностранных языков. Работал в системе Госплана СССР, Министерстве газовой промышленности, в Стройбанке СССР, в Промстройбанке СССР. В 1990-2000 годах - председатель правления Промстройбанка России. В настоящее время руководитель Центра инвестиций Института народнохозяйственного прогнозирования РАН России.

ДИТЯ СОВЕТОВ

Промстройбанку (ПСБ) не повезло с самого начала. Он родился на месяц раньше, чем Государственный банк СССР, ныне именуемый Центральным банком РФ, - на месяц, и это, как говорят отставные банкиры, провело между ними межу, превратившуюся со временем в зияющую пропасть. Не повезло банку и с названием. У моряков есть поговорка: как корабль назовете, так он и поплывет. ПСБ же менял свое название чуть ли не каждый год, откликаясь на указания Политбюро ЦК КПСС.

«Это была эпоха создания современных производственных мощностей в экономике. Дня не проходило без новостей о сдаче в строй завода или электростанции», - вспоминает Дубенецкий бодрые застойные 70-е. Стройбанк в те годы не был в полном смысле кредитной организаций. В основном финансирование объектов проводилось за счет средств госбюджета. Доля кредитования составляла не более 10%. Но один плюс все же был. «Контроль над распределением средств был сильно забюрократизирован, однако его строгость способствовала пресечению коррупции и нецелевому расходованию государственных денег», - отмечает Яков Николаевич.

В 1987 году было принято постановление о создании пяти специализированных банков, в том числе и Промышленно-строительного банка СССР. Перестройке подвергся и Госбанк СССР. Несмотря на яростное сопротивление его руководства, ему пришлось расстаться с прежним величием. Большая часть его имущества и власти на местах распределялась между союзными банками, а ему отводилась роль расчетно-эмиссионного центра. Аппарат Госбанка, по слухам, обиделся на коллег и в последующие годы заставлял их отвечать за совершенные Политбюро ошибки.

Зато для Промстройбанка СССР настал звездный час. Через него теперь проходило больше половины платежного оборота всей банковской системы существовавшей тогда огромной экономики. Он состоял из 1500 учреждений, из них 950 - в России. Численность сотрудников увеличилась с 42 до 100 тыс. человек. К традиционным операциям добавились внешнеэкономические. Однако в полной мере насладиться триумфом он не успел. В 1988 году правительство Николая Рыжкова посетила новая суперидея: создавать банки при министерствах, крупных промышленных предприятиях, превращать региональные филиалы союзных банков в самостоятельные коммерческие организации. Несмотря на то, что ПСБ СССР тогда потерял часть клиентуры из реального сектора, он все же остался крупнейшей финансовой структурой в стране.

справка

ПРОМСТРОЙБАНК был основан в 1922 году как акционерное общество «Промышленный банк» с целью долгосрочного кредитования отечественной промышленности. В 1923-1924 годах он назывался Российский торгово-промышленный банк. В 1928-1932 годах - Банк долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства СССР (Промбанк СССР). В 70-х - Строительный банк СССР. В 1987-1993 годах - Промышленно-строительный банк (Промстройбанк СССР). С 1993 года - Промышленно-строительный банк России - Промстройбанк России. В апреле 2004 года Банк России внес запись о ликвидации Промстройбанка России в Книгу государственной регистрации кредитных организаций.

В середине 1990 года Верховный Совет СССР принял постановление о реформе союзных банков. Скорость его обсуждения впечатляет - всего 28 секунд! «Мудрое» решение ликвидировало республиканские учреждения союзных банков, да по существу и сами банки на территории союзных республик. Их имущество и денежные средства передавались Центробанку России, а подразделения в регионах и городах превращались в самостоятельные банки.

Здание на Тверском бульваре ПСБ получил в подарок от государства

ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ

В 1991 году Промстройбанк СССР провел акционирование. Госбанк выделил 1 млрд. руб. (неденоминированных) на формирование уставного капитала, что было очень неплохо, поскольку мелкие банки создавались при капитале 5 млн. руб. К тому времени от всей системы у него осталось 24 собственных филиала и акции парижского Евробанка (9,7%) и лондонского Moscow Narodny Bank (3,4%). Спустя некоторое время под его крыло вернулись 12 бывших филиалов в статусе дочерних банков со своей филиальной сетью.

Бизнес банка в новых рыночных условиях развивался быстро. У него появились дочерние компании: страховая, финансовая, инвестиционная, лизинговая. В сущности, он стал первым финансовым холдингом в стране. Доля государства к 1998 году снизилась с 25 до 1,2%, т. к. остальные акционеры капитализировали дивиденды.

Хорошая репутация и длительная история позволили наладить плодотворные контакты с западными банками. В Великобритании, Швейцарии, Германии были открыты представительства. В 1997 году ПСБ стал первым российским банком, получившим вид на жительство в США. Новые связи обеспечили привлечение дешевых деньг за рубежом и кредитование на приемлемых условиях российских промышленников, что ставило банк в привилегированное положение по сравнению с конкурентами на внутреннем рынке.

В 1992 году правительство Егора Гайдара назначило ПСБ СССР агентом по кредитованию приоритетных инвестиционных государственных программ. Статус госбанка внушал доверие частным вкладчикам. В 1993 году ПСБ уже России одним из первых стал выпускать пластиковые карты.

 Григорий Лернер - достойный член корпорации детей лейтенанта Шмидта

кстати...

В 1997 году МВД России занималось расследованием дела о хищении Григорием Лернером в российских банках $200 млн. Яков Дубенецкий был допрошен в качестве свидетеля, поскольку, по показания Натальи Лозинской - помощницы Лернера, с его ведома Промстройбанк выдавал «необеспеченные, заведомо невозвратные кредиты, получая за них «гонорары» от заинтересованных лиц». По ее словам, деньги переводились на счета Дубенецкого и его заместителя Новикова в один из швейцарских банков. Однако Яков Николаевич опроверг это обвинение. «У меня был счет в израильском банке «Хапоалим» для покрытия кредитной карты. Она предназначалась для лечения моего сына. Счетов в других банках у меня не было», - утверждает он.

НА МИННОМ ПОЛЕ

В 1996 году светлая полоса в жизни Промстройбанка закончилась.

В апреле в головном офисе на Тверском бульваре произошел пожар, по официальной версии, из-за окурка, непогашенного одним из сотрудников. «Ничего серьезного не потеряли кроме документов инвестиционного и международного департаментов, но это удовольствие обошлось нам в $30 млн.», уточняет Яков Николаевич.

В середине года очень перспективный проект чуть не обернулся катастрофой. ПСБ совместно с израильским бизнесменом Григорием Лернером, прославившемся впоследствии рейдерскими скандалами, создал Российско-Израильскую финансовую компанию. Ее задачей было привлечение средств российских эмигрантов на рынок государственных ценных бумаг. Доходность была впечатляющая: 15-20% годовых против 3-4% годовых в израильских банках. «Мы с большой помпой провели открытие компании в Израиле. На нем присутствовали премьер-министр Виктор Черномырдин и ряд достойнейших людей. Сказочная была поездка», - вспоминает Дубенецкий. К сожалению, окрыленный новыми перспективами, он не заметил один пунктик соглашения.

справка

Уставный капитал ПСБ был распределен между трудовым коллективом (60%), государством (25%) и сторонними акционерами (15%). Среди них 20 внешнеторговых объединений и строительных компаний, а также 40 крупных промышленных предприятий, в частности, «Газпром», автомобильный завод «ЗИЛ», нефтяная компания «Роснефть» и пр. Президент ПСБ и его заместитель, вопреки расхожему мнению, имели не 72% акций банка, а доверенность от коллектива на голосующий пакет. Топменеджерам принадлежало не более 13% акций.

Израильтяне получали из Москвы депозиты якобы на раскрутку бизнеса с оговоркой: каждая полученная сумма возвращалась при условии получения последующей. В противном случае все перечисленные из ПСБ деньги возврату не подлежали. «Когда сумма перечисленных средств достигла $15 млн., я заинтересовался сделкой, - рассказывает Яков Дубенецкий. - Вроде бы деньги из Израиля должны были приходить в Россию, а они уходили и не возвращались. Оказывается, деньги переводились в Банк Северного Кипра, который, как позже выяснилось, был обыкновенной пустышкой».

Когда же москвичи пришли в себя и волевым решением остановили отток средств, на руководство Промстройбанка посыпались обвинения во всех смертных грехах вплоть до экспорта капитала. Остановить этот поток помог Владимир Путин, в ту пору (1996) заместитель управделами президента России. Дубенецкому удалось встретиться с ним лично. Аудиенция длилась час. Путин не прерывал собеседника, слушал внимательно, пообещал проверить информацию. Дело было закрыто, но в бюджете банка появилась «пробоина» в $18 млн.

Тогда же стала расти просроченная задолженность по кредитам промышленных и торговых предприятий. В итоге к концу года общие потери превысили $64 млн. Отчасти восполнить их помог синдицированный кредит 11 западных банков на сумму $36 млн., полученный в 1997 году, в разгар Азиатского кризиса. Поручителем выступал Международный московский банк (ММБ), одним из акционеров которого являлся ПСБ. В залог он взял валютные облигации государства.

Громкий скандал и финансовые трудности привлекли внимание конкурентов. На пороге председательского кабинета все чаще стали появляться «засланные казачки» из ОНЭКСИМа, МЕНАТЕПа и иных банков. «Милые ребята, - вспоминает со смехом Дубенецкий. - Мы вели интересные разговоры, но выводы оказались не в их пользу. По сути, предлагалось не только объединить ПСБ с другим банком, но и заставить его заплатить за это объединение». В общем, разговоры с назойливыми «доброжелателями» таковыми и остались.

Изрядно ощипанный, но непобежденный, банк вступил в 1998 год.

БИЗНЕС-ШОУ: ДРАМА НА ТВЕРСКОМ. ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

В августе 1998 года российское правительство развело руками и объявило дефолт.

Госбумаги обесценились. Чиновники разрешили пересчитать их по номинальной стоимости только Сбербанку. Прочие активные игроки ГКО и ВЭБовок столпились у разбитого корыта. Среди них и ПСБ с гособлигациями на 1,5 млрд. руб.

Руководство ПСБ поспешило за помощью к своему главному акционеру «Газпрому», который имел блокирующий пакет акций банка. Увы, «Газпром» сам был в трудном положении, его банки испытывали сильный дефицит средств.

В начале 1999 года приступило к работе Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). Дыра в бюджете Промстройбанка тем временем катастрофически разрослась 2,5 млрд. руб. 18 июня 1999 года совет директоров АРКО, возглавляемый председателем ЦБ РФ Виктором Геращенко, принимает решение о выдаче кредита на 3,115 млрд. руб. Банк собирает доверенности от 1 тыс. акционеров и вносит их акции в залог в Банк России.

А 2 июля ЦБ РФ отзывает лицензии у 6 банков, в том числе и у ПСБ.

В головном офисе Промстройбанка России на Тверском бульваре шок. В коридорах тишина. Сотрудники - на своих рабочих местах разговаривают вполголоса. Телефоны разрываются. К ним никто не подходит - ответить нечего.

Спустя некоторое время в банке появляются временные управляющие. В январе 2000 года Яков Дубенецкий, последний предправления крупнейшего банка СССР и России, пишет заявление об уходе. Председатель наблюдательного совета Рем Вяхирев не возражает.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

15 февраля 2000 года премьер-министр РФ Михаил Касьянов обращается к исполняющему обязанности президента России Владимиру Путину с просьбой не банкротить Промстройбанк, поскольку «проведение мероприятий по реализации его имущества и других активов не приведет к положительным для государства результатам». По предложению Касьянова, имущество банка следует превратить в госсобственность и использовать ее «при увеличении капитала Российского банка развития». В тот же день Путин отвечает: «Согласен. Касьянову М.М. и Геращенко В.В. проработать возможные варианты санации с помощью АРКО. Доложите». Ровно через полгода Арбитражный суд Москвы возвращает Промстройбанку лицензию.

Временные управляющие гасят задолженность перед кредиторами первой очереди. Их численность постепенно сокращается. Все говорит о том, что банк жив. Иностранные кредиторы настаивают на реструктуризации. Они готовы даже вложить свои долги в дополнительную эмиссию акций ПСБ. И вот остается последний бросок. Банк в течение суток, мобилизовав все ресурсы, готовит документы и деньги на погашение задолженности перед вкладчиками первой очереди, как рассказал НБЖ один из временных управляющих Промстройбанка в частной беседе. Последние 150 платежек печатали ночью. Утром их везут в ГУ ЦБ по Москве на исполнение, а там говорят: «На корсчетах у вас денег нет». За минувшие сутки Центробанк списывает все имеющиеся средства банка на пополнения Фонда обязательного резервирования. У ПСБ не остается денег даже на зарплату сотрудникам.

 Они так и не договорились

«...Председатель Центробанка Виктор Геращенко категорически против всех вариантов санации. Перспективы Промстройбанка он считает «безнадежным случаем». Правительство собирается создать на его базе Российский банк развития? У «Промстроя» слишком много дыр, любезно заметил главный банкир страны, :и под крыло АРКО банк не может быть передан, т. к. по целому ряду параметров не соответствует Закону о реструктуризации кредитных организаций.

Промстройбанк объявляют банкротом и передают его в конкурсное производство.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Апрель 2001 года. Собрание кредиторов Промстройбанка рассматривает два вопроса. Первый - признать банкротство.

Второй - выборы конкурсного управляющего. Большинство кредиторов голосует против банкротства и за санацию. У представителей Банка России и Евробанка - противоположенное мнение. На Неглинной не принимают ни один из вариантов спасения.

Кредиторы выбирают в конкурсные управляющие Сергея Подобедова. Но ЦБ и Евробанк отдают свои голоса Владимиру Бовкуну. В результате новым конкурсным управляющим становится Бовкун.

На Тверской бульвар ликвидатор приходит в сопровождении представителей Гута-Банка и банка «Еврофинанс».

«Договоренность с Дубенецким у нас была следующая, - рассказывал потом председатель совета директоров Гута-Банка Артем Кузнецов, - банк банкротится самым скорейшим образом, и мы спасаем его филиальную сеть и переименовываем в Гута-Банк. Единственное условие, которое мы ставили: если вы только заговорите о реструктуризации, мы тут же вас забываем. У Промстройбанка нет ни одного актива вообще. Самый лучший актив - это кредит КамАЗу на 270 млн. руб.».

кстати...

К началу 1998 года уставный капитал ПСБ составлял 400 млн. руб. Собственный капитал банка - 600 млн. руб. Сумма баланса - 9 млрд. руб. Филиальная сеть системы ПСБ насчитывала 200 учреждений и дополнительных офисов. Кредитный портфель - 6 млрд. руб. Объем частных вкладов - 650 млн. руб. ПСБ принадлежало 10% акций ММБ, 10% ММВБ, 9,7% Евробанка, 3,4% Moscow Narodny Bank, а также акции компаний, входящих в холдинг

Бовкун быстро пускает с молотка все имущество Промстройбанка. Здание в центре Москвы, имеющее подземный гараж, поликлинику, ресторанный комплекс, оборудованные деньгохранилище и офисные площади на тысячи квадратных метров, продается за $3 млн. при рыночной оценке в $60 млн. Акции BCEN Eurobank, номинальной стоимостью 112,01 млн. франков, а рыночной - $17 млн., и 0,77% акций Moscow Narodny Bank - «уходят» кипрскому оффшору Batildor Holding Limited всего за 5,79 млн. руб. и 47,2 млн. руб. соответственно.

Оценка неадекватна, даже если бы Евробанк был совсем убыточным, возмутились эксперты. Депутаты сочли операцию приемлемой. «С точки зрения справедливости, цена, заплаченная кипрским оффшором за акции загранбанков, несущественна», - заявляет глава Банковского комитета Госдумы Александр Шохин. По его мнению, Центробанк просто вернул собственность, принадлежащую ему по праву.

Поощряемый «сверху» управляющий продает все, что попадается ему под руку. Когда же в банке не осталось даже ведра для бумаг, Банк России сообщает о ликвидации Промстройбанка России.

кстати...

Коммерческий банк для Северной Европы (BCEN - Banque Commerciale pour l'Europe du Nord), в просторечии Евробанк, был основан в 1921 году российскими эмигрантами. Советское правительство купило его в 1925 году. Moscow Narodny Bank (MNB) был открыт в Лондоне в 1919 году. В начале 90-х правительство уступает акции загранбанков ЦБ РФ. Номинальными держателями 11% акций MNB и 13% акций Eurobank были ряд ФГУПов и физических лиц. Московский народный банк и Евробанк включают 7 кредитных учреждений в странах Западной Европы, совокупные активы которых в 2005 году составляли около $9 млрд. В декабре 2005 года ЦБ РФ передал 84% акций Евробанка и 88,89% Моснарбанка Внешторгбанку (ВТБ). Акции иных владельцев также переданы ВТБ

И МОЛВА ТРЕЗВОНИТЬ СТАЛА

Странная история, произошедшая с ПСБ, и сейчас тревожит воображение. До сих пор нет ответа на простой вопрос: почему Банк России так старательно его топил? Одни видели месть Кремля за поддержку коммунистов на выборах 1996 года. Но Дубенецкий опровергает это. «В 1996 году мы не финансировали коммунистов. Николай Рыжков приходил ко мне и просил помочь его Союзу товаропроизводителей. Я поинтересовался: каким образом это сделать законно? Он на меня обиделся. С Зюгановым я вообще не знаком», говорит он.

Поговаривали о его личной вражде с Виктором Геращенко. Действительно, главу Промстройбанка регулярно прочили на председательское место в Банк России. Однако в правительстве, как и в Кремле, Дубенецкого считали «красным директором». Не нравилась там и его активная критика экономического курса. Так что его шансы перейти дорогу Виктору Владимировичу были не ахти как велики.

Между тем Промстройбанк владел одним богатством: акциями росзагранбанков. По замыслу ликвидаторов, они не должны были попасть к случайным людям при реструктуризации банка. Складывается впечатление, что во имя их спасения и была запущена в 1997 году «утка» о том, что якобы брошенный на произвол судьбы Moscow Narodny Bank (MNB) едва сводит концы с концами, а в 2000-м - что акции Евробанка ничего не стоят. Если так и было, то ПСБ, как акционер, имел полное право заявить об их банкротстве. На вырученные деньги он бы легко погасил хотя бы часть своих долгов. Но он это не сделал. Неглинная же приложила титанические усилия для предотвращения санации, отказала западным кредиторам в реструктуризации.

Виктор Геращенко чутко отслеживал весь процесс банкротства. Но что же он охранял? Финансовый мост между Россией и мировым рынком, поскольку у всех, кроме росзагранбанков, корротношения с Западом были прерваны после дефолта.

Акции Евробанка и MNB не вышли изпод контроля ЦБ. Но тогда как понимать официальное заявление, распространенное Moscow Narodny Bank, в декабре 2002 года, через 10 месяцев после сообщения о сделке с Batildor Holding Ltd.? «Batildor Holding Ltd. не владеет и никогда не владела долей в Moscow Narodny Bank, - говорилось в нем. - Банк не имеет изменений в долях акционеров с начала 90-х годов. Мы не имеем отношений, данных или информации о Batildor Holding Ltd.». Если это так, значит, никакой продажи акций не было. А был лишь шум. Для кого?

В середине 90-х годов российские министры призвали на помощь Международный валютный фонд. Одним из его требований, предъявленных в обмен на финансовые вливания в экономику России, был выход ЦБ из капитала росзагранбанков и госбанков ради развития конкуренции. После дефолта фонд, обещая новые кредиты, стал настаивать на исполнении обязательств. И чтобы его умаслить, Банк России и правительство устроили показательное заклание агнца.