Окончание. Начало: Пенсионный переполох

Какая же пенсионная система реформировалась в 2001 году при участии М.Ю. Зурабова? Та, которая была создана предыдущим поколением реформаторов после распада СССР в 1991 году. Она базировалась на советской системе.

Поскольку на момент «реформ» пенсионеры были, полностью от советской системы отмахнуться не удалось. В урезанном виде она является и частью современного пенсионного законодательства (см. закон «О трудовых пенсиях в РФ» № 173-ФЗ). Вот только размеры пенсий вызывают справедливое негодование сегодняшних пенсионеров.*

* Расчет их пенсий базируется на т.н. расчетной пенсии (РП).

За базовую цифру была взята утвержденная для этих целей среднемесячная зарплата в РФ за период с 1 июля по 30 сентября 2001 года (СЗП). Она умножалась на стажевый коэффициент, от 0,55 (для здоровых) до 0,85 (для инвалидов), и на коэффициент, определяемый как отношение фактического среднемесячного заработка к среднемесячному заработку по стране за тот же период (для большинства его предел ограничивался значением 1,2). С учетом того, что СЗП равнялась 1671 рубль, максимальная пенсия - для инвалида, проживающего в неблагоприятных климатических условиях - равнялась 2700 рублей (при курсе доллара 30 рублей за долл.). За пять лет номинальные пенсии выросли примерно на 120 %. Однако доля квартплаты и коммунальных платежей в пенсиях увеличилась.

А что же было до 1991 года?

Если отвлечься от идеологических установок, пенсионная система в СССР была далеко не такой «социалистической», как это кому-то кажется. Именно поэтому Думы первых созывов принимали законы, которые объявлялись исполнительной властью как невыполнимые.

Основным критерием вклада в общественное производство в советском законодательстве был минимальный стаж для начисления пенсии. Это не архаизм: как еще определить общественную значимость труда учителя и сталевара, если не через стаж?.. А если усложнить ситуацию, например, кто-то из выпускников стал академиком, а кто-то отпетым уголовником? Так что, естественно, трудовой стаж, а не только уровень доходов должен был учитываться при начислении пенсии. Минимальный размер трудового стажа равнялся 20 годам для женщин и 25 годам для мужчин*.

* Существовали льготы для работающих на вредных производствах, для женщин, родивших пять или более детей, для инвалидов-слепых, лилипутов.

20 лет - стаж значительный. Это создавало некоторую напряженность в обществе, но в целом пенсионную систему того периода можно охарактеризовать как рациональную (разумную). Встречался пенсионер, незаслуженно обделенный или облагодетельствованный государством, но способный к труду понимал, что нужно делать сегодня, чтобы получить определенный уровень пенсии завтра: ехать на север, сосредоточиться на непрерывном стаже или добиться уважения в глазах профактива. Если еще добавить, что минимальный размер пенсии составлял 40-100%% от средней ежемесячной зарплаты из выбираемых работником 5-ти лет подряд, то было чем похвастать.

Кратко о методологии расчета пенсий в СССР.

Итак, расчет осуществлял выходящий на пенсию самостоятельно: он выбирал подряд пять «лучших» лет, на основании стандартных справок и документов применял соответствующие надбавки – и получал искомую цифру. Расчеты перепроверяла пенсионная комиссия при местном комитете профсоюзов. Сумма сравнивалась с пенсионной «сеткой». Назначалась пенсия.*

* Пенсии в СССР были равны условно. В зависимости от того, в какую группу по уровню зарплаты попадал пенсионер. Существовали и персональные пенсии. Но они тоже были фиксированы. Их размеры особенно не афишировались, но отличались от минимальных в разумных пределах.

Все пенсионные выплаты осуществлялись за счет единого государственного бюджета. Пенсионный фонд и его доходная часть были виртуальными. Пенсионные доходы подразумевались равными пенсионным расходам. Поскольку существовал только подоходный налог и налог на бездетность, а собственность была общенародной, не скрывали - за пенсионеров платят работающие.

Глупо? Не совсем. Вернее, совсем не глупо.

Какие экономические идеи лежали в основании пенсионной системы в СССР?

Первое: идея обеспечения трудовыми ресурсами труднодоступных территорий при их освоении (пример: т.н. «северные» коэффициенты, которые сохранялись вне зависимости от места последующего проживания пенсионера) и производств с вредными условиями труда (достигалось через снижение пенсионного возраста). Второе: решение проблем дефицита трудовых ресурсов. По отдельным низкооплачиваемым специальностям существовали пенсии за выслугу лет работникам. В итоге – учитель, врач и сдельщик получали приблизительно равные пенсии. Общее правило - учитывался непрерывный стаж плюс работающим пенсионерам пенсии выплачивались в полном объеме*.

* Касательно последнего: существовали периоды, когда пенсионеру приходилось выбирать между зарплатой и пенсией. Для проведения индустриализации до войны отсутствовали пенсии для колхозников. Что свидетельствует, что пенсионная система в СССР не была статична.

Третье: идея «удержания» работника в профессии (проработавший определенный стаж по специальности мог претендовать на звания «отличник», «почетный», «заслуженный», что в конечном счете отражалось на пенсии); и на предприятии (при расчете пенсии учитывался непрерывный стаж, поэтому при увольнении работники использовали систему переводов с предприятия на предприятие).

Таким образом, трудно не увидеть в пенсионной системе советского периода макроэкономический инструмент.

Подходы для повышения эффективности этого инструмента были стандартными.

Размеры пенсий одновременно должны быть обоснованными (т.е. учитывать выраженный в денежной форме вклад работника в процесс общественного производства, что, естественно, создавало стимул для работающих, и справедливыми (т.е. не должны приводить к социальной напряженности). Пенсии стремились как бы сгладить различия в прошлых доходах и через это как бы примирить граждан. Налицо попытка на этом пути найти «золотую» середину.*

* Здесь разделены понятия «справедливость» и «обоснованность». Идеальный вариант - когда эти понятия совпадают, но это вряд ли достижимо, хотя и приближаемо.

Пенсионное законодательство как часть трудового законодательства по-настоящему популяризировалось. Месткомы регулярно проводили лекции для работников.

Законодательство было относительно стабильным. Оно не менялось со времен хрущевской «оттепели». Никакие демографические проблемы не могли повлиять на доверие к государству. Государственные гарантии и материальная защищенность, пусть не так как хотелось, но ощутимо возрастали*.

* Некоторые из тех, кто сейчас находятся на пороге пенсии, и люди в расцвете сил помнят, как бабушки и родители – пенсионеры помогали им деньгами. Это не было большой редкостью. Гораздо реже встречалось обратное. Может, поэтому как издевка из эпохи перестройки звучит часто произносимая тогда фраза – «уровень общества определяется его отношением к детям и старикам».

Как видно, главная характеристика советской пенсионной системы – она органично была встроена в экономические отношения и не противоречила заявленным экономическим целям.

                                                              *    *    *

Подобные мысли для современного законодателя - в прошлом. Точнее, они только начинают появляться (смотри, например, изменения в закон «О трудовых пенсиях» после 2002 года или Постановление правительства РФ от 2006 года № 216 «О районных коэффициентах, применяемых при установлении пенсий и пенсий по государственному пенсионному обеспечению лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в районах с тяжелыми климатическими условиями»).

Сам закон «О трудовых пенсиях» можно охарактеризовать как лукавый. Государство уже боится брать на себя обязательства, которые «не может исполнить». Выступая в роли бесстрашного страхователя – оно трусливо перестраховывается.

Что же ждет будущего пенсионера в соответствии с действующим законодательством?

Работодатель уплачивает за своего работника в зависимости от размера его дохода ЕСН по регрессивной шкале. Максимальная ставка – 20%. Она распространяется на большинство работодателей и применяется для работников, чей доход не превышает 280 тыс. руб. в год.

Например, работник 1967 года рождения и в 2027 году выйдет на пенсию. Предположим, что с 2002 по 2027 годы он без работы не сидел, а для «накоплений» предпочел государственную управляющую компанию (ГУК) при Внешэкономбанке (ВЭБе). В пенсионном фонде ежемесячно учитываются платежи, и за 26 лет (или 312 месяцев) максимальная перечисленная за него сумма составит - 1,5 млн. руб. Платеж в базовую часть составит 6% (0,45 млн. руб.), в страховую – 10% (0,75), в накопительную – 4% (0,3).

Пенсия будет представлять сумму производных от этих частей. Для этих целей части должны быть поделены на временной норматив. Он равен 228 месяцам (19 лет) и называется «количеством месяцев ожидаемого периода выплаты трудовой пенсии по старости»*.

* Название у этой переменной, прямо сказать, туманное. Поскольку чем «ожидаемый период» меньше, тем пенсия выше. По сути - это период, который показывает, когда задолженность ПФ перед пенсионером станет равной нулю.

В итоге: размер ежемесячной базовой пенсии – 2 тыс. руб. (0,45 млн. руб. разделить на 228 месяцев), страховой – 3,3 тыс. руб. (0,75 на 228), накопительной – 1,3 тыс. руб. (0,38 на 228). Общая сумма пенсии без учета индексации базовой и страховой части 6,6 тыс. руб. Т.е. отношение пенсии к зарплате (т.н. коэффициент замещения) без учета индексации и приращений к накопительной части - 28% (6,6 тыс. руб./ (280 тыс. руб. / 12 месяцев)). Без накопительной части эта величина еще меньше – 23%.*

* В связи с увеличением накопительной части за счет страховой с 2008 года последний показатель уменьшится еще.

Поскольку инфляция – неизбежный спутник капитализма, покупательная способность пенсионных выплат из базовой и страховой частей будет равна сегодняшним отчислениям только при условии, что номинальный рост зарплат будет не ниже индекса потребительских цен в течение 26 лет.

Первое лукавство закона «О трудовых пенсиях» – «коэффициент индексации и ее периодичность определяются Правительством Российской Федерации». Причем говорится об «уровне цен» и «темпах роста цен», и нигде нет упоминания об индексе потребительских цен.*

* О существующих оценках инфляции см. «Осторожно: статистика». Понятие «инфляция» слишком расплывчато. Например, что имеет в виду правительство, когда делает прогноз инфляции или называет ее ежемесячные размеры. Явно - не уровень потребительских цен. Возможно, подводные лодки и крылатые ракеты дешевеют, но массовый потребитель, тем более пенсионер их и не покупает.

Следующее лукавство - чтобы «выбрать» свои пенсионные права, нужно прожить по выходе на пенсию 19 лет. Тогда все останутся при своих. Но смертность в России такова, что таких долгожителей не много. Чтобы сами пенсии не стали причиной скорой смерти на пенсии, надо хотя бы сократить количество месяцев «ожидаемого периода выплаты трудовой пенсии по старости». А то получается, что от высокой смертности выигрывает государство.*

* Думается, «наверху» осознают, что такое законодательство популяризировать опасно. «В 2003 году на информирование о сути пенсионной реформы из федерального бюджета выделили 163 млн. рублей. Однако их решили сэкономить и отказались от разъяснительной компании. В 2004 году предполагалось выделить 40 млн. рублей, но и они не были использованы». (Москальчук Р. Промышленники задумались о пенсионерах.// Аргументы недели, №8(42), 22 февраля 2007 г.). Для сравнения, на управление ПФ РФ было выделено 37,7 млрд. руб.

Как видно, на более чем две трети сегодняшних отчислений на нужды ПФ у будущего пенсионера надежды мало. Улучшить свое положение он может только за счет накопительной части. Именно ради нее во многом и задумывались пенсионные реформы-2001.

Идея проста – гарантировать негосударственным пенсионным фондам устойчивый источник денежных поступлений и запустить механизм институциональных инвесторов. Как, например, в США, где начиная с 70-х годов XX века эти институты стали играть заметную роль в акционерных капиталах корпораций и на рынке ценных бумаг. Но насколько это актуально и осуществимо в современной России? А если учесть, что появившиеся после 2001 года НПФ и управляющие компании не первая волна подобных организаций? В 90-х годах инвестиционные компании и НПФ создавались сотнями, но сегодня следов большинства не найти. Кто-то из них собирал ваучеры, кто-то прилеплялся к крупным предприятиям и обещал хорошие прибавки к пенсии. Все это было и не сработало.

                                                             *    *    *

Итак, источником формирования накопительной части пенсии являются налоги с работодателей. А распоряжаются ей работники. Последние могут оставить ее в распоряжении государства, и тогда 4% будут направлены в ГУК ВЭБ, или передать другой УК, аккредитованной при ПФ РФ. Работодатели не могут влиять на выбор работников. Для работодателей накопительная часть – это тоже расходы. Эти расходы были бы небесполезны, если пенсионная система хотя бы стимулировала работника к добросовестному труду. Но этого нет. Выплаты в конвертах - явление застарелое и массовое. Остановить его могут только сами работники. Но, не видя собственной и ощутимой выгоды, они соглашаются получать «серые» зарплаты.

Законодательство – 2001 довело эту ситуацию до абсурда. Если раньше работодатель, обманывая государство, не мог сформулировать, почему он поступает так, то сегодня такая возможность у него появилась. Он справедливо может заявить, что выплачивает зарплату в конвертах, потому что его налоги в накопительную часть идут таким же, как он сам, частным организациям. Для получения своих доходов ему без всякой надежды на государство приходится что-то предпринимать. Его же «собратья» – управляющие компании числом 56 – поставлены в привилегированное положение. Не без помощи государства уговорив работника, они обяжут работодателя заплатить налог по сути им. И все это произойдет под эгидой того же государства. С базовой и страховой частями – понятно: налоги будут использованы для выплаты сегодняшним пенсионерам. Судьба накопительной части – еще под вопросом. Получит ли работник с этой части накоплений ожидаемую пенсию через 20 лет – вилами на воде написано, а уплатит работодатель реально и безвозвратно.

Не менее некрасива ситуация и с накопительной частью, переданной в доверительное управление ВЭБу. Подобное доверие к этому банку со стороны правительства вызывает массу подозрений и претензий со стороны банковского сообщества. Существующий инвестиционный портфель ГУКа (его структура установлена постановлением правительства) инвестиционным можно назвать с натяжкой. Это - портфель антиинфляционный: огромные миллиардные средства превращаются в государственные облигации. Была бы большая польза, если бы они или просто не взимались с потенциальных инвесторов – работодателей, или попадали в руки их работников прямо сейчас, или, на худой конец, оседали на счетах ЦБ, оказывая давление на снижение ставки рефинансирования.

Представляется, что негосударственным фондам была обещана иная доля от накопительной части. Поэтому они инициируют разговоры о волевом изъятии пенсионных денег из государственной управляющей компании и привлечении работодателей на сторону НПФ посредством льгот. Правительство обороняется и пугает отменой накопительной части вовсе (Невинная И., Кукол Е. Отказаться от накопительных пенсий.// Российская газета, № 23 (4286), 3 февраля 2007).

Последнее, безусловно, логично, но современная власть считает, что ошибаться не может. На критику она реагирует, как дочь такого же невежественного героя «Письма к ученому соседу»: «Она у меня эмансипе: все у ней дураки, только она одна умная».

Что касается мирового опыта, то копировать пенсионную систему не с кого. Каждая страна имеет собственный опыт, а критериями эффективности является продолжительность жизни и уровень бедности. Обнаруживается связь этих показателей с производительностью труда. Не страшно, что растет число неработающих, куда страшней - если в век современных технологий в стране не происходит модернизации производств. Хорошо, если законодатели озадачатся инвестициями, плохо – если при этом обделят пенсионеров. Решение инвестиционных проблем с помощью пенсионной системы – задача преждевременная и неподъемная. Она может быть решена за счет других бюджетов и требует других подходов.*

* Как иллюстрация, к чему может привести механическое повышение пенсионного возраста.

К увеличению безработицы, особенно среди молодых специалистов, и росту социальных расходов (последнего не миновать, поэтому денежная экономия на пенсиях будет скромней заявленной). Снижение зарплат и темпов ее повышения, особенно среди «простых тружеников». Следовательно, недополучит и бюджет. Поскольку возраст есть возраст – вряд ли избежать снижения производительности труда и точно не избежать увеличения страховых выплат по временной нетрудоспособности. Вероятны внутрипроизводственные конфликты, как в фильме «Старики-разбойники», и много чего. Словом, семь раз отмерь…

Даже если все пенсионные отчисления поступали бы в специальный фонд (базовая часть ЕСН сейчас поступает в федеральный бюджет РФ), бюджет не вправе устраняться от нужд пенсионного фонда: он обязан покрывать его дефициты (впрочем, может быть и наоборот). В этом природа государственных финансов.*

* Помнится, министр финансов обещал направить «сверхдоходы» на выплату пенсий будущим поколениям, и никто его не поправил.

Современное пенсионное законодательство стратегически слишком плохое, чтобы настаивать на его сохранении. Изменить придется многое. Со скандалами или без. С социальными потрясениями или без оных.

Тормозом на пути устранения недостатков пенсионного законодательства является особый порядок назначения пенсий для утверждающих это законодательство. Так, члены Совета Федерации и депутаты ГД имеют право на ежемесячную доплату к пенсии в размере, который обеспечивает им 55 или 75% денежного вознаграждения действующих законодателей (см. ч. 3 ст. 29 закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального собрания РФ»). Аналогичные нормы содержатся и в законах о статусе региональных депутатов. Причем появление этих норм связано именно с пенсионной реформой – 2001. В этом - самое большое лукавство. Это и доказательство, что нынешняя пенсионная система зиждется на неправдах.

Деятельность народных представителей не связана с риском для жизни. Власть хоть и бремя, но бремя добровольное. Общественное служение требует лучших. А лучший руководим совестью. Он не может заботиться о собственном будущем и материальном. Не допустит и того, чтобы кто-то позаботился за него. Только при этом условии все, что он делает, вызывает доверие. Это одна из самых древних аксиом власти.*

* Из истории известно, как лидер язычников, объявлявший войну, приносил в жертву собственного сына. Впоследствии сыновей брали в бой, на войну, что являлось признаком принадлежности к элите.

Шариковы были всегда, но их стыдились. В наши времена не зазорно обнародовать: «Я воевать не пойду никуда. На учет возьмусь, а воевать – шиш с маслом». 

Участь пенсионеров и взгляд на них, как на нахлебников, есть свидетельство превращения государства в «молоха». Точки, через которые проходит вектор этого превращения, известны. В начале – «братья и сестры»; затем – «сограждане» и «граждане»; далее - «избиратели (электорат)»; оканчивается все «налогоплательщиками» и «рабочей силой». Будущее государства в стране, где происходит подобное, недолговечно, ибо творческая инициатива на ее территории по-настоящему реализует себя исключительно на путях достижения власти. Имея ее, можно рожать, учиться, лечиться, отдыхать – уже в других местах.

Кто-то объясняет это процессами глобализации, но разум подсказывает – все прозаичней…

 

Максим Гринёв.

02.04.2007.