Частные инвестиционные фирмы (private equity firms) инвестируют средства, которые им доверяют богатые клиенты, а также пенсионные фонды и другие институциональные инвесторы. Они сосредотачивают деньги в создаваемых и управляемых ими инвестиционных фондах (private investment funds), а затем используют для полного выкупа или приобретения доли в различных компаниях, а также других видов вложений.

Частные инвестиционные компании не торгуются на бирже и не обязаны публиковать информацию о своих инвесторах и результатах деятельности. В случае покупки бизнеса основной задачей таких фирм является повышение его доходности или стоимости. После реорганизации, которая часто сопровождается сменой руководства, а иногда выведением активов и дроблением бизнеса, купленная компания может быть продана с высокой прибылью.

Одной из характерных черт частных инвестиционных фирм является то, что для финансирования своих сделок они прибегают к использованию банковских займов – до 70% от объема сделки.

За частными инвестиционными фирмами стоят авторитетные финансисты, политики, звезды шоу-бизнеса. Например, бывший глава General Electric Джек Уэлч, названный журналом Fortune "менеджером столетия", стал специальным партнером компании Clayton, Dubilier&Rice. Митт Ромни – бывший губернатор штата Массачусетс и кандидат на президентских выборах 2008 года – является одним из основателей Bain Capital, которой руководил 14 лет. В создании частной инвестиционной фирмы Elevation Partners участвовал известный музыкант, солист группы U2, Боно.

В Европе частная инвестиционная компания - PIC – это корпорация, организованная, как правило, в странах с щадящим налоговым законодательством и законами, охраняющими банковскую секретность.[1]  Менеджером PIC, принадлежащей владельцу частного капитала, выступающей в роли холдинговой компании для частных активов, становится трастовая компания. PIC – самостоятельная, независимая от владельца частного капитала, имеющая собственные права и владеющая активами. Между тем, будучи собственником и бенефициаром PIC, владелец частного капитала имеет возможность осуществлять полный контроль   над решениями директоров компании, управляющих инвестиционным процессом. PIC, таким образом, является действенным средством сохранения финансовой конфиденциальности.

PIC предоставляет владельцу капитала следующие преимущества.

Соблюдение конфиденциальности. Активы PIC – самостоятельной юридической единицы – зарегистрированы на имя инвестиционной компании, а не владельца капитала.

Выгодная налоговая ситуация. PIC расположены, как правило, в государствах, облагающих  доход  компании минимальными налогами.

Ограниченная ответственность. Одна из основных побудительных причин создания PIC – желание акционеров иметь ограниченную ответственность.

Возможность без хлопот передавать права на владение капиталом. Передача акций – наиболее легкий способ передачи активов новому владельцу.

Гибкость. PIC  - удобный инструмент финансового планирования семьи. В ряде обстоятельств акции PIC, находясь в доверительном управлении, оказываются более гибкими и дают их владельцу больший выбор стратегий, нежели другие формы размещения капитала.

Принцип организации PIC можно увидеть в проспекте Союза швейцарских банков (UBS): «…мы проводим детальный анализ вашего финансового положения. Затем в сотрудничестве с вашими юридическими и налоговыми консультантами, наши специалисты помогут вам выбрать страну и совершать необходимые формальности для оформления PIC. Международная трастовая компания UBS имеет возможность организовать PIC в любой точке земного шара: вся процедура, в зависимости от государства, занимает один день. Организовав PIC, мы налаживаем ее деятельность, а именно: назначаем директоров, служащих, номинальных держателей, акций; поставляем необходимое офисное оборудование; проводим ежегодные собрания акционеров; составляем отчеты о важнейших решениях менеджеров; оформляем бухгалтерские документы; составляем документацию, необходимую с точки зрения законов выбранного государства: от ежегодных отчетов по прибылям до публикации данных».   

Американская специфика. Все больше и богаче рынок частных инвестиционных фондов (или фондов прямых инвестиций) представляет собой огромную, но довольно закрытую индустрию[2]. По данным исследовательской фирмы Private Equity Intelligence, крупнейшей в мире частной инвесткомпанией по объему управляемых активов является Blackstone Group – $45,91 млрд, за ней идет Goldman Sachs Private Equity Group – $41,55 млрд. В прошлом году только в США с участием частных инвестиционных фирм было совершено около трети слияний и поглощений (M&A) на общую сумму $319 млрд. Им удается аккумулировать огромные наличные суммы и привлекать заемные средства, которые идут на приобретение компаний в самых разных отраслях экономики. Деньги вкладываются практически во все сферы предпринимательской деятельности, начиная от энергетики и заканчивая игорным бизнесом и образованием.

Рынок частных инвестиционных фондов (или фондов прямых инвестиций) представляет собой огромную, но довольно закрытую индустрию.

Как отмечают эксперты, критика в адрес фондов вряд ли приведет к серьезным последствиям. "Развитие фондов прямых инвестиций опережает другие сегменты рынка капитала, предоставляя широкие возможности для инвесторов. Частные компании, в которых фонды приобретали долю, становятся более сильными. А при выходе фондов из капитала компаний многие из них начинают готовиться к публичному статусу",– считает Андреас Нендза, партнер Ernst & Young, руководитель практики консультационных услуг по сделкам в России и СНГ.
Однако сами частные инвестиционные компании все же признают обоснованность критики в свой адрес. "Мы достигли таких размеров, что сейчас нам нужна такая же степень прозрачности и открытости, как в любой публичной компании",– отметил во Франкфурте один из основателей и руководителей Carlyle Group известный финансист Дэвид Рубенстайн. По его словам, частным инвестфондам следует лучше объяснять общественности, как они работают, каковы размеры сделок и итоги работы портфельных компаний. В противном случае существует риск увязнуть в болоте проблем, на решение которых уйдут годы. Поэтому частные инвестиционные компании сейчас делают все, чтобы избежать ужесточения законодательства.

Взгляд на PIC в российской бизнес - среде: Президент «Интерроса»[3], Владимира Потанин: «инвестиционная компания не должна быть жестко привязана к определенным отраслям, хотя и не стоит быть всеядными. После того как мы осознали, что «Интеррос» – частная инвестиционная компания, и поняли, какие это дает преимущества, их осталось капитализировать. Дело в том, что частная инвестиционная компания в сравнении с публичной обладает большей свободой действий. Первая может осуществлять сделки с менее ясным исходом, с более высокими рисками, сопровождающиеся конфликтами и судебными разбирательствами, если, конечно, они корректны и не бросят тень на репутацию. Частная компания может себе это позволить, поскольку не имеет публичных котировок. Она вправе взяться за любой проект без объяснения партнерам, инвесторам, акционерам, почему она сделала такой выбор, при условии, конечно, что он не имеет социально значимого звучания. Публичная компания действовать, полагаясь на интуицию, не имеет права: вокруг нее должна царить атмосфера полного понимания того, что она делает. У небольшой частной компании есть еще одно преимущество в виде ниш-«щелочек», куда мировым гигантам просто не войти. И эту возможность надо капитализировать». Как PIC перестает существовать: «… Из проекта «Интеррос» выходит по трем причинам. Первая: инвестирование было неудачным. В таком случае не надо биться лбом о стену, надо уметь признавать неудачи и ошибки. Ни к чему упрямиться и тогда, когда исчерпан арсенал действий и ты не можешь больше ничего привнести в проект и превращаешься в пассивного инвестора. Кстати, возможно и такое, что проект вышел на стадию, когда им должны заниматься специализированные компании. Роль пассивного инвестора «Интеррос» себе не отводит. Наша компания – активный инвестор, мы либо полностью контролируем предприятие, либо осуществляем контроль с соинвестором, либо обладаем существенным влиянием, которое позволяет развивать бизнес. Третья причина: проект полностью готов и подлежит реализации. По аналогии с книгой: идея воплощена, книга написана, остается издать рукопись». 

Вывод: частная инвестиционная компания в России формируется по принципу американских, когда основа бизнеса – не управление  частным капиталом, а получение прибыли через реализацию проектов покупки – продажи бизнесов. Следовательно, PIC как инструмент private banking в большей степени реализуется в Швейцарии. В связи с этим возникают вопросы: нужны ли PICи в продуктовой корзине private banking, какие меры необходимы в макро и микроэкономике, чтобы его реализовать, какая форма PIC приемлема для российской финансово – банковской системы?

Ответ на первый вопрос очевиден – PIC как и траст очень удобная форма сохранения и приумножения капитала. Но с одной оговоркой (не по Фрейду, а по макроэкономике) в стране с щадящим налоговым режимом, коей Россия по-моему не является. Отсюда ответ на второй вопрос: как отмечает В. Потанин в одном интервью «…Не может передовая деятельность (как форма реализации PIC), связанная с риском, с затратами, находиться в одном налоговом режиме с добычей полезных ископаемых или с традиционным производством ширпотреба! Инновационная экономика нуждается в стимулировании…». Очевидно, что имеется в виду, в первую очередь щадящий налоговый режим. Видимо, после реализации вышесказанного, можно будет говорить о PIC в private banking. В настоящее время принципы функционирования частной инвестиционной компании прослеживаются в таких продуктах private banking как доверительное управление активами, ОФБУ и финансовое планирование.         

 



[1] Д. Мод, Ф. Молино «Private banking: элитное обслуживание частного капитала».

[2] АЛЕКСАНДР Ъ-ПЛАХОВ, обзор интернета

[3] Интеррос», № 1, 2006