Евгений Бернштам – фигура в банковской среде более чем неоднозначная.

Его, успешного бизнесмена, владельца «Секвойи Кредит Консолидейшен» и кредитного брокера «Фосборн Хоум», менеджера, работавшего на высоких позициях в Альфа-Банке, УРАЛСИБе, одни горячо любят, а другие столь же страстно терпеть не могут.

Уроженец Махачкалы, выросший около моря, человек честолюбивый, где-то жесткий, где-то неожиданно сентиментальный и уверяющий в любви к жизни «во всех ее проявлениях», он действительно с трудом вписывается в стандартные характеристики.

Когда он говорит о том, чего достиг в жизни, в его речи часто звучит: «впервые», «новинка», «раньше этого никто не делал». Первое в России коллекторское агентство, первый в стране ипотечный брокер…

На замечание, что в мире все это было изобретено еще до его рождения, Бернштам парирует вполне в своем духе, что есть несколько уровней новизны, и первый из них –  это изобретение Вселенной…

Сейчас он вернулся к банковской деятельности, став Президентом и зам. Председателя Совета Директоров «Хоум Кредит энд Финанс банк». Привыкает к новому кабинету, расставляя в нем фотографии семьи и фигурки пиратов и первооткрывателей Дикого Запада.

О том, как происходит возвращение назад в будущее  - в интервью Банкир.Ру.

В ХКФ все намного лучше, чем кажется

- Евгений Семенович, Хоум Кредит - это был осознанный выбор, т.е. близок ли он вам по идеологии как менеджеру, который имеет большой опыт работы в банке?

- Прежде всего, я никогда не скрывал желания работать в больших структурах. Это сродни наркотику, который для меня желанен, лишь бы стоящие передо мной задачи были масштабными.

Мой опыт показывает, что главное – получить ответ на вопрос, С КЕМ работать.

В Хоум Кредит мне этот ответ дали. Переговоры велись с августа прошлого года. Не скрою, что мне предлагали партнерство в разных секторах экономики, и это был нелегкий выбор, в котором все предопределила роль личности.

- Неужели вам не страшно оставлять свой бизнес на других людей?

- Абсолютно не страшно. В обеих компаниях выстроена такая система управления, которая не требует моего ежедневного присутствия. Конечно, я участвую в выработке стратегии развития, но в остальном полагаюсь на сильные команды профессионалов. В Секвойе у меня уже есть партнер, инвестиционный банк Goldman Sachs.

Я не исключаю появление партнеров и в Фосборн Хоум, однако полностью продавать бизнесы никогда не входило в мои планы. Более того, генеральные директоры обеих компании – мои партнеры по бизнесу, что определяет их мотивацию.

Поэтому вновь все замыкается на человеческом факторе. Я подбираю себе сотрудников, которые способны мыслить, брать на себя ответственность, а не просто ходить по ковровой дорожке, кайфуя от чувства ощущения себя как крохотной шестеренки в огромном механизме.

Бизнес без удовольствия, без азарта – просто не может существовать. 

- У ХКФ не самая приятная репутация на банковском рынке. Многочисленные обсуждения в СМИ скрытых комиссий, доведенные до отчаяния заемщики, которые не знали, куда «попали»… Как вы относитесь ко всему этому?

- Я в банке сравнительно недавно. Мне очень легко было сравнить внешнее восприятие его с тем, что есть на самом деле. Скажу вам, что ситуация совершенно иная, чем выглядит со стороны.

В СМИ банк обсуждается обычно под соусом горячего и жареного, но в реальности все намного лучше.

- Для кого?

- Для всех.

- Если вы пришли в банк, который активно работает на рынке потребительского кредитования, вы не можете не интересоваться готовящимся законом.

Теперь банки будут вынуждены вскрывать эффективные ставки, нужно быть готовым к тому, что заемщик может получить право вернуть кредит без всяких санкций, и к другому. Не обидно, что его авторы, похоже, решили защитить только заемщиков?

- На самом деле, складывается впечатление, что у заемщика есть права, а у банка только обязанности. Такая однобокость вредна для рынка и может серьезно притормозить его развитие. Закон этот много обсуждается, и ХКФ, как лидер рынка, принимает в этом участие. Надеюсь, что авторы прислушаются к мнению банков.

Тем не менее, несмотря ни на что, мы уверены, что никакой закон не сможет свернуть потребительское кредитование в России. Рынок этот далек от насыщения, и Хоум Кредит готов сделать качественный скачок вперед.

Просто со временем маржа банков снизится, будет больше отказов по кредитам. 

Уровень взыскания плохих долгов – 33 %

- ХКФ был первым, кто продал свой портфель долгов. Вы – владелец самого крупного в стране коллекторского агентства. Не возникает ли тут некой дисгармонии?

- Конфликта интересов не будет точно. Мы с акционерами банка нашли пути взаимодействия и совместного инвестирования в обоюдно интересные проекты. Есть ряд идей, о которых я расскажу позднее.

Что касается продажи долгов, то заметьте, что до Хоум Кредита никто не отваживался (да и после него не отважился!) честно открыть все карты!

Все твердят: у нас  просрочка  -  2 %. Но это – игра. Вам стоит их спросить: а какого возраста ваша просрочка? Сколько у вас не «свежих» долгов, а с седой бородой? Сколько вы списали на балансы ваших «дочек», «внучек»? Сколько средств таким способом были вами возвращены из обязательных резервов ЦБ?

Но разве кто-то ответит?

Примечательно, что  честность Хоум Кредита встретила совершенно неадекватную реакцию сообщества и прессы, хотя все должно было быть наоборот.

- Помимо закона о потреб. кредитовании, в проекте закон о деятельности коллекторских агентств. Означает ли это, что сейчас коллекторы работают, мягко говоря, в спорном правовом поле? Были ли у "Секвойи" прецеденты, когда на нее юридически подкованные должники подавали в суд?

- Закон нужен, но не ради самого себя, а чтобы привести все к некому цивилизованному виду. Рынок молодой, мятущийся, в него рвутся однодневки, непрофессионалы. Со временем он должен придти к определенным стандартам, когда каждое агентство найдет свою нишу: одни будут специализироваться на сборе задолженности ЖКХ, другие – телекома, третьи –  банков…

Сейчас немало компаний, именующих себя коллекторскими агентствами, просто компрометируют рынок пресловутыми битами и прочими незаконными средствами. К примеру, вешают объявления в подъезде, что здесь живет должник…

- Минутку! "Секвойя" не раз рассказывала, что пишет письма на работу должнику. Чем же это лучше??

- Письма на работу – это не вмешательство в личную жизнь, и это действительно один из способов. Мы работаем по принципу психологического воздействия на личность, и абсолютно в правовом поле. Все разговоры записываются на диктофон, хранятся до суда, если до него доходит дело. Перед созданием агентства я консультировался с ведущими юристами, в том числе международными.

- А где, простите, вы набираете людей, способных «психологически воздействовать на личность» - в колониях для трудных подростков? И разве заемщики обязаны общаться с ними?

- На коллекторов, сами понимаете, нигде не учат. Поэтому у нас четко организована система обучения и тренингов.

Заемщики общаться с коллекторами не обязаны, и нередко избегают их, бросают трубки…

- "Секвойю" региональные коллеги упрекают в том, что все ее «региональное развитие» сводится к тому, что в регионах открывается офис, состоящий из комнаты и двух человек. Эффективность такой работы, соответственно, тоже весьма спорна…

- Это не совсем так. В 2004-2005 г.г. наше региональное развитие подразумевало создание в регионах не филиалов, а мобильных офисов с минимумом персонала.

В 2006 году мы решили, что в каждом регионе выгоднее иметь полноценный филиал с профессиональным руководителем, отвечающим за продажи, взыскание долгов… Поэтому в прошлом году мы открыли 12 филиалов, а в этом году откроем филиалы еще в 7-10 городах.

Однако наша стратегия заключается в том, чтобы функции взыскания были максимально централизованы, т.е. в регионах осуществляются только те мероприятия, которые невозможно провести из Москвы, главным образом, личные переговоры с должниками, представительство в суде. А рассылку писем, телефонные переговоры мы ведем из столицы, и успех коллекторского бизнеса не в раздувании штатов и офисов, а в грамотном управлении филиалами.

- Крупные банки, такие как Росбанк, ВТБ, создали свои коллекторские агентства. Не исключено, что по их пути пойдут и многие другие. Не останутся ли агентства, подобные "Секвойе", не у дел? Росбанк, между прочим, уверяет, что они сравнивали эффективность возврата долгов своего агентства с другими, и свое оказалось намного эффективнее.

- У меня это вызывает только сдержанную улыбку. Подобные мнения я тоже слышал. Весь вопрос в том, что своему агентству дают работу с ранними долгами, а на аутсорсинг передают уже отработанные долги, взыскание по которым всегда идет тяжелее.

Уровень взыскания сейчас в "Секвойе" около 33 %. Если кому-то покажется, что это мало, то на Западе эта цифра составляет 6-8 %. При этом, 80% долгов возвращаются до суда. Из общего портфеля задолженности порядка 15 % - случаи мошенничества.

Эффективность взыскания зависит во многом от самого банка. Нам недавно пришлось работать в Волгограде, с клиентами одного из федеральных банков. Так там из 34 просрочек – 28 оказалось случаями мошенничества! Понятно, что работать с такими долгами почти бессмысленно, и это уже вопрос к службе безопасности и к скоринговой модели банка. 

Я не помню плохого

- Ваше второе «детище» Фосборн Хоум недавно объявил о новой услуге – рефинансировании. Инициатива имела успех?

- Мы провели  исследование рынка ипотеки,  и поняли, что есть большая потребность заемщиков в снижении ставок по уже взятым кредитам. Услуга оказалась очень востребованной: всего за 2,5 месяца было собрано больше полутора тысяч заявок на сумму около 50 млн. $.

Вообще, Фосборн очень хорошо развивается. В 2007 году мы планируем увеличить объем полученных нашими клиентами кредитов до 240 млн. $.

Откроем отделение в Петербурге, до конца года – еще в девяти крупнейших городах. Запустим брокеридж автокредитования и страховых продуктов, словом, реализуем полноценную модель  финансового супермаркета.

- IPO своих компаний  не планируете?

- Пока нет – слишком рано. Планирую найти партнеров для Фосборна, для Секвойи – начать работу на Украине.

- Что может обидеть Евгения Бернштама?

- Я не обидчивый человек, быстро забываю плохое. Если же считаю, сам кого-то обидел – могу переживать, не спать, пока не извинюсь. 

- А что  приносит вам удовольствие, кроме работы?

- Очень люблю настольный теннис. Море. Это так здорово – когда еще очень раннее утро, этот шум волн, след от восходящего солнца…

Фигурки вот собираю,  у меня уже 120 пиратов, моряков и первопроходцев с Дикого Запада. Мэйслера коллекционирую (Франк Мэйслер – израильский скульптор, Прим. Автора).

С семьей провожу время, у меня двое детей.

С супругой часто ходим на концерты, в консерваторию, на балет.

Жизнь очень многогранна!