Досье

Александра Михайловна Козырева родилась в деревне Старово Рамешковского района Калининской области. Окончила Калининский политехнический институт. В 1987 г. стала начальником областного управления Жилсоцбанка СССР. В 1990 г. создала один из первых стране коммерческих банков - Тверь-универсалбанк. С тех пор бессменный его президент. Возглавляет Ассоциацию коммерческих банков Тверской области. Доктор экономических наук, академик Международной академии информатизации. У нее две дочери и трое внуков.

Есть банки, которые, как комета: промелькнули на небосводе и сгорели в плотных финансовых слоях. Другие, напротив, подобны дереву, которое медленно, но упорно растет вверх, постепенно перерастая другие деревья. С банком, о котором пойдет речь, случилась уникальная ситуация: он, как Феникс, возник из пепла вновь.

В июле 1996 года председатель Центробанка России Сергей Дубинин подписал приказ об отзыве лицензии у одного из крупнейших банков страны - Тверьуниверсалбанка (ТУБ). Наблюдатели поспешили заявить, что он прекратил свое существование. Но так не считала Александра Михайловна Козырева, с именем которой связаны все взлеты, падения и вновь взлеты ТУБа.

ПАРТИЙНОЕ ЗАДАНИЕ СТАТЬ БАНКИРОМ

Любопытно, что она, по образованию инженер-строитель, в свое время и не помышляла заниматься банковской сферой, успешно трудясь в должности сначала старшего инженера, а затем заместителя областной конторы Стройбанка СССР.

Интерес к этой деятельности проснулся у нее в 1987 году, когда КПСС и правительство решили реорганизовать систему специализированных банков. Летом 1987 года Козыреву пригласили выступить с докладом на совещании в совете министров СССР, посвященного финансово-банковской системе, а осенью того же года решением Калининского обкома партии рекомендовали на должность начальника областного управления Жилсоцбанка СССР.

Интерес к этой деятельности проснулся у нее в 1987 году, когда КПСС и правительство решили реорганизовать систему специализированных банков. Летом 1987 года Козыреву пригласили выступить с докладом на совещании в совете министров СССР, посвященного финансово-банковской системе, а осенью того же года решением Калининского обкома партии рекомендовали на должность начальника областного управления Жилсоцбанка СССР.

Однако хозрасчет - еще не коммерциализация.

ЗАПАДНЫЙ ОПЫТ НА ТВЕРСКОЙ ЛАД

«Я подумала, что надо поучиться где-то на экономиста, а был октябрь, поступать куда-то было поздно. Тогда я попросила одного сотрудника: поезжайте по библиотекам города и подыщите мне литературу по зарубежным банкам. Нашлось три книги, одна мне понравилась - «Банки, биржи, валюта стран капитализма». Я ее прочитала от корки до корки. Она помогла мне понять, как надо строить свой бизнес», - вспоминает в интервью НБЖ Козырева те годы.

Она попыталась перевести Жилсоцбанк на коммерческие рельсы, направляя бумагу за бумагой в Госбанк СССР, однако там к такому повороту никто не был готов. Поняв тщетность своих усилий, 14 ноября 1990 года Козырева учредила Тверьуниверсалбанк. По ее словам, она «придумала такое название, потому, что в условиях нестабильной экономической ситуации надо было быть универсальными. Выбирать только одну из ниш - опасно, она могла оказаться невостребованной. Название же Тверь, с одной стороны, должно было показать наши амбиции, мол, мы можем выйти на всероссийский уровень и не благодаря столице, а с другой - показать, что это тверской банк».

13-Й, НА ВЗЛЕТ!

Амбиции руководства нового банка зиждились не на пустом месте. В первой половине 1990-х годов ТУБ бурно развивался, выпустив к 1994 году собственную пластиковую карту и эмитировав векселей на сумму более 3 млрд. руб. К 1996 году он оказывал более 140 видов услуг, имел свыше 20 тыс. акционеров, обслуживал более 200 тыс. клиентов - из числа как физических, так и юридических лиц. По размерам активов Тверьуниверсалбанк находился на 13-м месте среди российских банков.

Одной из причин такого успеха был умелый подбор команды, многие из которых впоследствии сделали блестящую карьеру. Из Тверьуниверсалбанка вышли: старший вице-президент ОАО «Российские железные дороги» Федор Андреев, президент ОАО «ТрансКредитБанк» Сергей Пушкин, председатель совета директоров инвестиционной группы «Русские фонды» Сергей Васильев, председатель правления инвестиционного банка «КИТ Финанс» Александр Винокуров, первый заместитель председателя правления АКБ «СОЮЗ» Артем Королев, старший вице-президент ОАО «Банк Глобэкс» Евгения Князева, исполнительный директор «КИТ Финанс» Наталья Курачева.

С минимальными потерями ТУБ вышел и из банковского кризиса 1995 года. А вот следующий год оказался для него почти роковым. 

мнение contra

Как сообщал летом 1996 г. канал НТВ, наиболее вероятной причиной краха ТУБа стали, по мнению многих специалистов, серьезные просчеты в финансовой политике и в управлении, а также сверхрисковая кредитная политика. Тверьуниверсалбанк слишком много строил и вкладывал денег в недвижимость в надежде на то, что цены на нее вырастут. Это был явный просчет, не были учтены предвыборные факторы, из-за чего цены на недвижимость, наоборот, резко упали. Но действительно бездонной ямой оказалась вексельная программа банка. Слишком много было выдано векселей, и большие надежды возлагались на связи с регионами, где Тверьуниверсалбанк организовывал взаиморасчеты при помощи своих векселей, а также на то, что эти векселя будут ходить долго и все разом их не предъявят к оплате.

 

ТУБ только снаружи выглядел провинциальным банком

НИ ЗА БЕЛЫХ, НИ ЗА КРАСНЫХ

К марту 1996 года сложилась олигархическая «семибанкирщина», выступившая в поддержку переизбрания Бориса Ельцина на второй срок. На исторической встрече Ельцина с Борисом Березовским, Владимиром Гусинским, Владимиром Виноградовым, Михаилом Ходорковским, Александром Смоленским и Владимиром Потаниным было поручено тогдашнему президенту Фонда защиты частной собственности Анатолию Чубайсу вести избирательную кампанию. Тверьуниверсалбанк, уклонившийся от участия в союзе, после выборов был подвергнут строжайшей ревизии и фактически закрыт на два года.

К моменту президентских выборов поползли слухи, что ТУБ дает деньги КПРФ, благо, до марта 1995 года совет директоров Тверьуниверсалбанка возглавлял Николай Рыжков. Однако, по словам Александры Козыревой, никто никогда не давал денег на компартию, «а с Николаем Ивановичем, человеком глубоко порядочным, мы расстались в свое время, когда он заявил, что уходит в политику».

27 июня 1996 года Александра Козырева на встрече с журналистами опрометчиво поделилась своими взглядами о влиянии предвыборной обстановки на деятельность банков. По ее словам, в предвыборные месяцы на рынке присутствовало ощущение неопределенности, замедлялись процессы во многих секторах финансового рынка. В банках сократились объемы привлеченных средств. Как один из симптомов общей нервозности на рынке Козырева отметила уменьшение остатков средств на счетах банков - корреспондентов Тверьуниверсалбанка: банки предпочитали проводить платежи через расчетно-кассовый центр Банка России.

мнение pro

Евгения Князева, старший вицепрезидент Банка «Глобэкс», в прошлом начальник управления Тверьуниверсалбанка:

- У Козыревой по-хорошему хозяйский взгляд. Она предпочитала хорошо платить сотрудникам, чтобы никто из нас не смотрел «на сторону», посылала на учебу за границу. У нее работалось очень комфортно, и мы, в Твери, ощущали уголок цивилизации. Поэтому, когда начались проблемы с лицензией, поженски скажу, было много слез, однако Козырева держалась очень достойно и рук не опустила.

По ее словам, несмотря на то, что несколько замедлилась скорость расчетов по Москве, ТУБ без задержек проводил выплаты населению и оплачивал свои векселя. А посему, в этих условиях проводимое Центробанком ужесточение денежно-кредитной политики было несвоевременным.

Наблюдатели отметили и ее заявление о том, что банк готов к любому исходу выборов. В случае победы Ельцина на рынке неизбежно наступит оживление. Если победит Зюганов, то, возможно, будут национализированы некоторые банки, а на финансовом рынке возникнет напряженность. Однако и на этот случай у банка, по словам Александры Козыревой, были планы действий.

В конце июня - начале июля 1996 года в Москве некоторые СМИ сообщили, что тверской банк испытывает некоторые затруднения. В частности, газета «Коммерсантъ» информировала своих читателей о том, что в последние две недели в редакцию с жалобами звонили клиенты Тверьуниверсалбанка. Сначала речь шла преимущественно о задержках при погашении векселей банка, которые ранее очень аккуратно гасились.

Козырева поначалу отрицала эти факты. Однако затем была вынуждена признать, что, поскольку некоторые клиенты неожиданно решили снять все свои деньги со счетов, требуемая сумма оказалась достаточно велика (несколько сот миллионов рублей), и клиентам было предложено заказать деньги и получить их несколько позже.

Представители ЦБ тем временем сообщили прессе, что внимательно следят за ситуацией в Тверьуниверсалбанке, однако не планируют вводить туда временную администрацию, ограничившись в самом крайнем случае переводом ТУБа в ОПЕРУ-2. Благо, мол, сам банк обратился с такой просьбой в ЦБ и получил принципиальное согласие. Однако вскоре события приняли совсем другой оборот.

Владимир Бабичев, в начале 90-х работавший в Тверьуниверсалбанке административным директором (ныне он руководитель Тверской таможни), считает, что банк закрыли по политическим причинам: «Главная «ошибка» руководства была в том, что денег не дали никому: ни Ельцину, ни Зюганову, - говорит он. - Это было несколько опрометчиво, потому что при такой позиции банк оставался в проигрыше, кто бы ни пришел к власти. Но в банке думали, что в стране уже наступила демократия и цивилизованный бизнес».

Сама Козырева полагает, что масла в огонь подлила и пресса: «перед выборами-96, на завершающем этапе, газеты активно писали, что у нас, мол, «красный банк» и с нами не стоит работать. Будут проблемы. С клиентами первое время проблем не было, но когда в газетах пишут, что у банка серьезные проблемы начинается паника. В результате пошел резкий отток. Шутка ли снять в течение двух недель сразу 600 млрд. руб.?»

ТВЕРЬУНИВЕРСАЛБАНК В «ЗЕРКАЛЕ» ДУБИНИНА

Спустя несколько дней после победы Бориса Ельцина во втором туре, 8 июля 1996 года ЦБ объявил о введении в Тверьуниверсалбанке временной администрации. Ее руководитель Сергей Панов заявил, что причиной кризисной ситуации в банке стала «рискованная и даже сверхрискованная кредитная политика». 19 июля последовало решение временной администрации об отстранении от должностей руководителей московского и санкт-петербургского филиалов ТУБа.

По мнению Александры Козыревой, ЦБ отреагировал на редкость оперативно - так он не реагировал никогда. Прошли только две недели со дня назначения временной администрации (вместо предусмотренных нормативами трех месяцев), которая даже еще не подготовила своего заключения о ситуации в ТУБе, как 21 июля 1996 в аналитической программе «Зеркало» (канал РТР) глава Центробанка Сергей Дубинин торжественно заявил, что подписал приказ об отзыве лицензии у Тверьуниверсалбанка.

Аналитики сходились на том, что тут дело не чисто. Как писала газета «Финансовая Россия», «к этому случаю заставляет присмотреться более пристрастно тот факт, с какой легкостью ЦБ вычеркнул из своего реестра банк, который был не только очень крупным, но и тесно взаимосвязанным с остальным банковским миром. Дела о куда более мелких и куда менее значимых кредитных организациях, попавших в затруднительное положение, рассматриваются иногда по несколько месяцев, а то и в течение года. Здесь же все решилось в течение нескольких дней. Кое-кто даже не успел поверить в случившееся, когда был распространен пресс-релиз Центробанка об отзыве лицензии».

 

 Тверьуниверсалбанк постарался расплатиться со всеми кредиторами

Проанализировав ситуацию, наблюдатели пришли к выводу, что Тверьуниверсалбанк стал жертвой своей аполитичности, которая в условиях резкого размежевания властной элиты неминуемо привела к старому советскому выводу «Кто не с нами - тот против нас!». Имело место и банальное сведение счетов со стороны ЦБ, для которого ТУБ был неудобным банком. В частности, из-за того, что избрав своими приоритетами клиринговое и вексельное направление деятельности, он в некоторой степени покусился на монополию Центробанка, за что, в конечном счете, и поплатился.

Сергей Дубинин впоследствии утверждал, что отозвал лицензию у ТУБа, потому что руководство банка провело в последний день перед назначением временной администрации сомнительную сделку, передав почти все свои здания в долгосрочную аренду различным структурам по смешным ценам. Помимо этого, по мнению Дубинина, банк сдавал фальсифицированные отчеты. Президент Тверьуниверсалбанка называет это враньем, пояснив корреспонденту НБЖ, что некоторые здания действительно были переданы в аренду, но только для того, чтобы их не арестовали и не продали с торгов.

 

Сергей Дубинин колебался вместе с «линией партии»

КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ?

«Я себя чувствовала в то время ужасно. Жить не хотелось. Это была такая трагедия. Потом, когда я стала искать путивыходы, я говорила, что у меня такое чувство, как будто моего ребенка посадили в тюрьму и мне надо его оттуда вытаскивать», - вспоминает Александра Михайловна.

Надо было думать, что делать дальше. Поскольку в 1996 году законодательно была прописана только процедура банкротства предприятий, Козырева стала в судебном порядке добиваться в отношении своего детища введения внешнего управления, параллельно готовя соответствующую программу и подбирая подходящую кандидатуру на пост внешнего управляющего. Именно вокруг этого поста развернулись нешуточные страсти, поскольку нашлось немало желающих «порулить» активами бывшего банка. Козыреву уговаривали, сулили золотые горы, а некоторые напрямую угрожали, однако она упрямо отстаивала свою кандидатуру - Нину Шилину - которая и была утверждена в результате введения 15 октября 1996 года Арбитражным судом Твери внешнего управления.

Сложились и отношения с кредиторами. Еще до судебных заседаний в Арбитражном суде Александра Козырева выступила на собрании кредиторов, где присутствовало более 700 человек, и заявила, что если банк обанкротят, то клиенты более своих денег не увидят, поскольку все пойдет с торгов. В случае же введения внешнего управления можно получить как минимум 70 % своих денег (по состоянию на декабрь 1996 года требования кредиторов оценивались в 1,7 трлн. недономинированных рублей).

Собрание поддержало идею о введении внешнего управления и, как оказалось в дальнейшем, не прогадало.

Представители Центробанка первый заместитель председателя Александр Турбанов и руководитель Департамента банковского санирования Сергей Панов - отмечали, что Тверьуниверсалбанку может быть частично восстановлена лицензия, и шансы на это были достаточно велики. Однако газеты ехидно написали, что в день рождения, 10 декабря 1996 года, Сергею Дубинину приготовлен своеобразный «подарок» - в итоге глава ЦБ не подписал приказ о возвращении лицензии.

Вместо лицензии представители ТУБа получили в январе 1997 года из ЦБ, по словам Козыревой, «некую бумагу, которая разрешала нам лишь реализовывать активы и рассчитываться с кредиторами. Всю же прибыль предписывалось вкладывать только в государственные ценные бумаги и больше никуда».

мнение pro

Александр Турбанов, генеральный директор Агентства по страхованию вкладов, в прошлом руководитель АРКО:

- Я встречался с Александрой Михайловной дважды, в 1996-м и 1999-м годах, в неприятных для нее ситуациях, и хочу сказать, что она сочетает в себе волевой характер, профессионализм, последовательность и настойчивость в проведении своих планов в жизнь с умением строить отношения с людьми, плюс, безусловно, женское обаяние. Все это позволило ей с честью дважды вывести Тверьуниверсалбанк из экстраординарных, исключительных обстоятельств.

БОРЬБА ЗА ЖИВУЧЕСТЬ СУДНА

Для команды Козыревой это было второе потрясение, поскольку вместо полноценной работы им, по сути дела, разрешили только отдавать долги. Между тем, при этом надо было как-то платить коллективу зарплату. Однако капитан корабля не собирался выбрасывать белый флаг.

За короткий срок была разработана новая программа. Были закрыты все филиалы, кроме московского. Очень помогла продажа огромного здания в Москве (20 тыс. кв. метров), для которого Козырева долго искала покупателя, пока он не нашелся в лице «Газпрома».

В итоге за полтора года внешнего управления вместо погашения обещанных 70% долгов Тверьуниверсалбанк выплатил 82% - порядка 5 млрд. неденоминированных рублей. Отдельные обязательства были реструктурированы на длительный период, некоторых кредиторов, которые к тому времени обанкротились, не нашли. Оставшиеся суммы вкладывались согласно обязательствам в государственные ценные бумаги. Тем временем, на дворе был 1998 год.

ВОЗВРАЩЕНИЕ С ТОГО СВЕТА

17 апреля Арбитражный суд Твери в связи с окончанием срока внешнего управления прекратил дело о банкротстве Тверьуниверсалбанка. Во многом на решение суда повлияло то обстоятельство, что ликвидные активы ТУБа превышали сумму, которую требовали с банка его кредиторы. Александра Козырева вновь официально стала президентом банка.

Однако в Тверьуниверсалбанке не теряли оптимизма, надеясь на то, что главное, что лицензия, пусть и в урезанном виде, но есть, и теперь можно потихоньку вернуть себе утраченные некогда позиции.

Однако впереди банк ожидал новый удар. Грянул август 1998 года, в миг обесценивший государственные ценные бумаги, которые покупал Тверьуниверсалбанк по предписанию Центробанка. Но в отличие от многих банков, ТУБ уже уже имел опыт выживания в критических ситуациях, и потому, как хороший боксер, получивший нокдаун, он устоял и на этот раз.

ГОРЯЧАЯ ЗИМА 2000 ГОДА

В 1999 году пришла беда откуда не ждали. За Тверьуниверсалбанк взялось Агентство по реструктуризации кредитных организаций. Благо, в июне 1999 года депутаты утвердили Закон «О реструктуризации кредитных организаций», после чего санировать, а затем и ликвидировать проблемные банки стало возможно независимо от их желания. К таковым отнесли и ТУБ, который, по итогам аудита, проведенного АРКО, было решено объединить с Прогресспромбанком и создать на их основе новый банк. Окончательно под контроль АРКО Тверьуниверсалбанк должен был перейти к концу января 2000 года.

Козырева стала активно искать инвесторов. Кто-то предложил ей попросить помощи у владельца Новолипецкого металлургического комбината Владимира Лисина. 13 января 1999 года произошла их встреча, на которой стороны договорились, что владелец НЛМК покупает активы Тверьуниверсалбанка. Однако нужно было срочно перечислить деньги на корсчет банка ЦБ, т. к. было необходимо расчитываться по оставшимся обязательствам.

«Я говорю Лисину, - вспоминает Александра Козырева, - что у нас есть обязательство перечислить в первом квартале порядка 50 млн. руб. Нужны деньги, а их нет».

АРКО отказалось от планов реструктуризации ТУБа. С Владимиром Лисиным была достигнута договоренность о том, что он покупает контрольный пакет акций Тверьуниверсалбанка, большинство представителей комбината (пять из девяти) вводятся в совет директоров банка, затем проводится дополнительная эмиссия с целью увеличения уставного капитала до 1 млрд. руб.

 

Мудрый Геращенко не советовал доверяться инвесторам

 

Опытный чиновник Турбанов до сих пор удивляется: как это Козыревой удалось спасти банк?

 

Олигарх Лисин взял ТУБ на прицел, но промахнулся

БАНК ПРЕТКНОВЕНИЯ

Однако время шло, а Центробанк не утверждал эмиссию. Встретив на какойто конференции в кулуарах Виктора Геращенко, который сменил к тому времени Сергея Дубинина на посту главного банкира страны, Александра Козырева поинтересовалась: доколе? Многоопытный Геращенко предостерег ее от нового инвестора, сказав, что тот обманет. Президент Тверьуниверсалбанка не поверила. Геращенко пожал плечами, а через некоторое время вышло распоряжение ЦБ о разрешении эмиссии ТУБу.

мнение contra

Список «провинностей» ТУБа, выявленных в ходе работы экспертной группы из ЦБ, помимо «неудовлетворительного финансового положения», содержал также неисполнение банковского законодательства, нормативных актов и предписаний ЦБ и обязательств перед вкладчиками, предоставление недостоверной отчетности, несоблюдение норматива обязательных резервов, депонируемых в ЦБ, нарушение правил осуществления расчетов и ведения бухучета, порядка и сроков предоставления отчетности в ЦБ, сообщали в июле 1996 г. «Московские новости».

По словам директора Департамента организации санирования комбанков ЦБ и главы временной администрации в ТУБе Сергея Панова, причинами «падения» банка стали «слабый менеджмент» и «отсутствие механизма управления». В числе прочих причин были также названы разногласия между руководством ТУБа: «тверским» (в лице президента Александры Козыревой) и «московским» (в лице вице-президента Сергея Васильева).

Далее состоялся примечательный диалог: «Приезжаю к Лисину с планом, спрашивает: а какие у вас активыто остались? Начинаю перечислять. Лисин предлагает все увести. Я опять в шоке. Геращенко оказался прав. Говорю: нет, я вам банк не отдам!»

Снова началась борьба за банк, в которой победу одержала «железная леди» из Твери. Столь долгожданную некогда эмиссию удалось предотвратить. Через год, к маю 2001 года, ей удалось вывести представителей Новолипецкого металлургического комбината из состава банка, а затем, продав свою долю в крупнейшей торговой компании Твери и проведя эмиссию в 15 млн. руб., Козырева купила контрольный пакет акций (76%) своего банка и стала его владельцем.

Козырева объясняет феномен Тверьуниверсалбанка, которому удалось, вопреки поговорке, дважды войти в одну реку, очень просто - никого не бросали и никого не обманывали. Порукой чему ее жизненный принцип: нерешаемых вопросов нет, всегда надо и можно договариваться. Плюс верная команда, состоящая из вице-президентов Елены Шурцевой и Ирины Стефановой, главного бухгалтера Елены Бординой, ее зама Татьяны Серовой и многих других, среди коих немало женщин. Сама Козырева объясняет наличие стольких женщин в руководстве банка очень просто: это люди, которые заменили ушедших после отзыва лицензий. И, надо сказать, заменили достойно.