За год работы Агентства по страхованию вкладов (АСВ), обеспечивающего работу системы, выяснилось, что социальная функция системы страхования вкладов (ССВ) не только не противоречит принципам рыночной экономики, но, напротив, органично их дополняет и делает более эффективной работу банков. Банки, воспринявшие в штыки идею гарантирования вкладов в 90-х годах, теперь четко уяснили выгоду, которая обходится им всего в 0,6% объема привлеченных вкладов ежегодно, зато надежно защищает от возможных претензий вкладчиков.

...можно, но деньги вперед

Закон о страховании вкладов был принят 23 декабря 2003 года. Но официально считается, что система страхования вкладов работает чуть больше года – с осени 2005 года, когда завершился прием банков. У сторонников института страхования вкладов есть цель, которую в российских условиях можно назвать мечтой. Ее суть автор первого законопроекта о страховании банковских вкладов граждан, заместитель председателя комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Госдумы Павел Медведев любит излагать, цитируя своего американского знакомого: "Плохо, если ваш банк обанкротился в пятницу. Это значит, что свои деньги вы сможете получить только в понедельник". Российской банковской системе до такого положения дел еще далеко. Собственно, и в США эта цитата справедлива только тогда, когда Федеральная корпорация по страхованию банковских депозитов США оперативно находит покупателя на банк, объявивший себя банкротом. Однако это тот самый случай, когда словосочетание "банковская система" является не просто формой речи, а целью всей государственной политики в банковской сфере.

Пока же Генеральный директор агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов считает, что основным достижением АСВ за год работы стало качественное изменение отношения самого населения к банкам. Сегодня система страхует в стопроцентном объеме вклады девяти из десяти частных клиентов банков – и это действительно хороший показатель. С другой стороны, это означает, что у 90% вкладчиков объем банковских депозитов составляет не более 100 тыс. рублей и этому рынку есть куда расти.

Государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов" создана в начале 2004 года на базе госкорпорации "Агентство по реструктуризации кредитных организаций". Агентство собирает у банков ежеквартальные взносы в размере 0,15% от суммы привлеченных вкладов (всего 0,6% в год), которые идут на формирование фонда страхования вкладов. Из этого фонда в случае банкротства банка–участника системы его вкладчикам выплачивается компенсация. Возмещение по вкладам в банке выплачивается вкладчику в размере 100% суммы вкладов в банке, не превышающей 100 тыс. рублей, плюс 90% суммы, превышающей 100 тыс. рублей, но не более 190 тыс. рублей в совокупности. По вкладам в банке, в котором страховой случай наступил до 9 августа 2006 года, выплачивается 100% суммы вкладов, но в совокупности не более 100 тыс. рублей. Остальную часть депозита вкладчик получает обычным порядком в ходе процедур по банкротству кредитной организации. При этом его права требования на сумму компенсации переходят к Агентству по страхованию вкладов.

В настоящий момент объем фонда страхования вкладов составляет около 30 млрд рублей. Кроме задачи страхования банковских вкладов на АСВ возложены функции корпоративного ликвидатора кредитных организаций. Агентство проводит процедуру банкротства банков, которые являются членами системы страхования вкладов, а также банков, не являющихся членами ССВ, за ликвидацию которых не берутся частные конкурсные управляющие.

Последний законопроект Ельцина

На американский опыт, как на пример для систем страхования вкладов, ссылаются не случайно. Первая система гарантирования вкладов была создана в 30-х годах прошлого века именно в Америке и именно во времена великой депрессии. Новая организация обеспечивала возврат вкладов в обанкротившихся банках, снимая социальный накал во время кризиса и обеспечивая возможность наиболее эффективной реструктуризации проблемного банка. Этот опыт был признан настолько удачным, что впоследствии его взяли на вооружение большинство банковских систем в развитых странах. Так, в Европейском союзе действует нормативный акт, обязывающий создавать системы страхования вкладов во всех странах ЕС.

Тем не менее даже позитивный международный опыт не сильно помог авторам идеи создания российской системы страхования вкладов в 90-х годах. С 1994 года депутат Павел Медведев три раза вносил на рассмотрение Госдумы соответствующий законопроект. Несмотря на отсутствие принципиальных замечаний, банковское лобби добивалось того, что документ не проходил утверждение. Основные причины этого заключались в нежелании банкиров делать отчисления в фонд страхования и иметь над собой структуру, которая станет дублировать надзорные функции Банка России.

Последний вариант, запущенный депутатами, ветировался Борисом Ельциным в декабре 1999 года – это был последний законопроект, на который он наложил свою резолюцию в качестве российского президента. Примечательно, что на первом же совещании после своего избрания президентом в апреле 2000 года Владимир Путин обсуждал проблемы банковского сектора и по его итогам дал поручение Министерству экономического развития разработать аналогичный документ. Но даже при такой поддержке понадобилось четыре года на его принятие.

С другой стороны, затяжки в принятии сыграли на руку надежности системы, позволив обкатать концепцию и сделать ее практически неуязвимой. Кроме того, Агентство по реструктуризации кредитных организаций, на которое впоследствии и возложили функции главного страхователя, ввело страхование вкладов среди банков, находящихся под его управлением, наглядно доказав не только социальные, но и рыночные преимущества системы.

Динамика притока средств населения в тех банках, где вклады были застрахованы, в два раза превысила рост вкладов во всем банковском секторе. При этом следует учитывать, что в данном случае речь шла о банках, которые еще недавно находились на грани отзыва лицензии, и, соответственно, доверие вкладчиков к ним было невелико.

В ССВ с чистой совестью

Как выразился год назад первый заместитель председателя ЦБ Андрей Козлов, время "управляемого стресса" для банковской системы закончилось. Дело в том, что Центральный банк при приеме банков в систему страхования вкладов поставил в качестве сопутствующей задачи (хотя по своей сути она может считаться первичной – как называют "великой" малую теорему Ферма) масштабную проверку банков.

"Создание системы страхования вкладов изначально подразумевало серьезный качественный анализ банковской системы",– отмечает предправления Оргрэсбанка Игорь Коган. Тем не менее перспектива ревизии ЦБ (того самого "управляемого стресса") так напугала банки, что послужила одной из причин "кризиса доверия" летом 2004 года, когда банкиры прекратили взаимное кредитование.

Пугаться было чего: конвейер, налаженный Банком России, работал без перерывов на протяжении почти полутора лет, попутно "отделяя зерна от плевел" и вычленяя нежизнеспособные кредитные организации. Правда, как признался Ъ один из руководителей Банка России, принимавший участие в отборе кредитных организаций, "брали практически всех, отсеивались только те банки, проблемы в которых были очевидны после проведенных проверок". Кроме того, банки после вынесенного решения имели возможность устранить недостатки, подав повторные заявки на вступление. По признанию директора департамента банковских продуктов банка "Глобэкс" Ирины Мелковой, процесс вступления в систему действительно "сопровождался повышением прозрачности кредитных учреждений (в части раскрытия собственников банков) и приведением их отчетности к требованиям ЦБ".

Именно поэтому можно сказать, что ЦБ не столько отсеивал банки, сколько стимулировал их к повышению устойчивости и приведению в порядок отчетности. Те из банков, которые не попали в систему, могли апеллировать только к главе Банка России или оспаривать решение в судебном порядке. Но по суду до сих пор никто не смог пробиться в ССВ.

953 надежных банка

После начала работы ССВ вся банковская система разделилась на три вида: банки, вошедшие в систему (то есть проверенные и надежные), банки, которые проверены, но не вошли в систему (эти оказались ненадежными), и те, которые изначально не подавали заявку на прием. Однако две последние категории разделить сложно. Многие банки "прощупывали почву", зная о проверках. И если они понимали, что не могут быть приняты, то отказывались от подачи заявлений. Кроме того, ряд организаций не вошли в систему, потому что не планировали работать с частными вкладчиками (например, Международный промышленный банк).

В итоге на сегодняшний день российская система страхования вкладов насчитывает 953 банка, а за ее пределами осталось более 250 кредитных организаций. По мнению начальника управления депозитов и сбережений Бинбанка Александра Ефремова, начало работы ССВ "оказало благотворное влияние как на рынок банковских вкладов, так и на всю банковскую систему в целом". О том, что проверка банков, безусловно, дала свой положительный результат, свидетельствует и статистика по отзыву лицензий. Из вошедших в ССВ банков потеряли право на проведение банковских операций только восемь организаций. За тот же год Банк России отозвал 50 лицензий – и главным образом у банков, не вошедших в систему.

Возросшее доверие вкладчиков при этом выразилось не только в росте депозитов, но и в увеличении сроков вклада. "Население все больше стало открывать вклады на длительные сроки, что позволяет им определить доход по депозиту на длительный срок (до двух лет), а банкам получить длинные ресурсы",– говорит Ирина Мелкова.

На сегодняшний день, по словам Александра Турбанова, текущие темпы роста вкладов более чем в два раза превышают темпы роста доходов населения. В свою очередь, начальник управления расчетных продуктов и депозитов физических лиц Московского кредитного банка Владимир Кустов отмечает, что "если раньше вкладчики шли в основном в госбанки и в банки с участием госкапитала, который выступал гарантом сохранности их средств, то теперь с равной возможностью дорога открылась и в коммерческие банки".

Однако выравнивание конкурентных возможностей (по сравнению с госбанками) имеет и отрицательную сторону. Как отмечают специалисты, это может привести к утрате социальной ответственности банками, которые начнут вести рискованную процентную политику. То же может произойти и с вкладчиками, которые при выборе банка начнут ориентироваться не на его надежность, а только на процентную политику. Собственно, именно на стимулирование ответственности частных клиентов и рассчитывали в АСВ, когда принимали решение о введении дифференцированной ставки страхового покрытия (90% суммы в части вклада от 100 тыс. до 200 тыс. рублей).

Средства оправдывают цель

Сейчас система страхования вкладов активно развивается, а АСВ увеличивает свое влияние на банковскую систему. В следующем году совет директоров агентства планирует инициировать законопроект об увеличении размера страхового покрытия до 300 тыс. рублей, а в среднесрочной перспективе довести его до европейских стандартов (€20 тыс.). Такой шаг будет одобрен и вкладчиками, и банкирами. "Расширение границы возмещений по вкладам хотя бы до 500 тыс. рублей позволит банкам обеспечить приток более стабильных и долгосрочных средств",– объясняет начальник управления развития депозитных и комиссионных продуктов Альфа-банка Вадим Юдин.

Кроме того, АСВ будет расширять свои функции. "Мы хотели бы взять на вооружение опыт ряда стран, состоящий в передаче обязательств и активов банка-банкрота в здоровый банк",– заявил Александр Турбанов. В более поздней перспективе в АСВ будут готовы рассмотреть вопрос о введении дифференцированных страховых взносов от банков в зависимости от того, насколько рискованную деятельность они ведут.

Банкиры ждут этих решений с нетерпением, надеясь главным образом на снижение ставки. "Это позволило бы банкам повысить доходность депозитов как для самих банков, так и для клиентов, предложив им новые интересные условия размещения",– объясняет Вадим Юдин. По словам замдиректора департамента развития розничного бизнеса Промсвязьбанка Лидии Герценой, "сумму страхового покрытия нужно увеличивать, но так, чтобы страховые отчисления банков в АСВ не сказались серьезно на доходности банковских вкладов".

Впрочем, повышение ставки отчислений – вещь скорее мифическая. Если случится банковский кризис, то эта мера не поможет, а усугубит ситуацию. Кроме того, на случай, если средств фонда страхования не хватит, законодательством предусмотрена его государственная поддержка. Зато в долгосрочной перспективе, если бескризисное развитие банковской системы продлится достаточно долго, банки могут рассчитывать на полное прекращение отчислений, как это произошло в ряде развитых стран. Но для этого фонд должен аккумулировать средства, сопоставимые с объемом всех привлеченных вкладов, что случится очень не скоро.