Продолжение. Начало: Просто блондинка на финансовом рынке

Начались мои трудовые будни…

Для того чтобы вовремя попасть в дилинговый центр, мне нужно было вставать в шесть утра, так как я жила прямо в противоположном конце Москвы. Добираться приходилось на перекладных: электричка, метро, троллейбус…

Но жажда знаний и денег была велика!

И я каждое утро пускалась во все тяжкие: штурмовать электричку, метро, троллейбус. Когда везло с транспортом и не тратилось время на ожидание на остановках, я приезжала раньше, чем открывался дилинговый центр. Приходилось ждать на подоконнике между первым и вторым этажом, когда придет уборщица, и откроет зал.

Сам зал представлял из себя огромную комнату с окнами с двух противоположных сторон, которая располагалась на втором этаже миленького особнячка, стоявшего в небольшом парке. Несколько уголков зала было отгорожено серыми ширмами, высотой чуть ниже человеческого роста. Когда ты стоял, то можно было увидеть головы сидящих по этим углам китайцев. Посередине зала стояли длинные столы с мониторами, рассчитанные на пятнадцать-двадцать посадочных мест. Все места были закреплены за трейдерами индивидуально, и занять чужое место было нельзя. Зато, глянув в зал, китайцы сразу определяли, кто присутствует, а кто не пришел на работу.

Такой же ширмой был отгорожен уголок, где стоял чайный стол. Там постоянно закипал электрический чайник. Щедрые китайцы бесплатно поили всех желающих кофе и чаем. Как вы понимаете, на такую халяву всегда было много желающих, поэтому если тебе хотелось выпить кофе или чаю, проще всего было взять пустой чайник, спуститься на первый этаж в туалет, набрать воды, подняться обратно и поставить чайник кипятиться. Тогда тебе точно достанется, так как твоя чашка в очереди будет стоять первой.

На второй день моего пребывания в роли трейдера утром прибежал наш менеджер, пересчитал новичков (нас оказалось пять человек), и спросил: «Кто уже зашел в рынок?» Мы оторопели, так как никто из нас еще ни разу не подошел к компьютеру и не сделал тот заветный технический анализ, который позволял определить господствующее направление движения цены, чтобы знать, «куда ставить-то?».

Надо сказать, что провести технический анализ было технически невозможно, так как компьютеров в дилинговом зале было всего два на четыре-пять десятков торгующих трейдеров. Трейдеры,  жаждущие таки произвести технический анализ, занимали очередь еще с вечера. На наш общий немой вопрос, как прорваться к компьютерам, менеджер сказал: «Пошли со мной!». Мы дружно поднялись с места и выстроились за его спиной, думая, что он посадит нас за компьютер и даст нам самостоятельно понажимать на кнопочки.

Не тут-то было. Он сел сам и стал быстро-быстро листать валюты, индикаторы, проводить линии, произнося вслух какие-то магические (по моему мнению) заклинания: «Марчонка – быкуем, Чиф – тоже. Кабеля пока советую не трогать, он спит, а вот йенка – по ней интервенции идут, только быковать, но осторожно, так как может обвалиться… Записывайте уровни: 1.34 бай, 1.12 бай, 80 бай…»

У меня в голове роились вопросы, но я, как и все ученики, старательно записывала все, что он нам говорил. «Когда-нибудь же он закончит перечислять все это количество целых и дробных слов бай» - думала я, - «Надо будет обязательно расспросить про спящего кобеля и, главное, куда идут по йенке интервенции, и что при этом может у йенки обвалиться?» Что-то непонятное не давало мне покоя. Наш руководитель явно забыл сказать о чем-то глобальном!

«Ну конечно! Он же забыл про главную валюту – доллар США!» - осенило меня. Я решила ему напомнить. «А теперь расскажите нам о долларе США » - попросила я. Он сказал, что уже все рассказал и повторять для блондинок второй раз он не собирается. (Что это за птичий язык, вразумительного ничего не сказал – а говорит, что все сказал?)

Кроме русского языка, китайского языка и китайского английского в дилинговом центре, оказывается, широко применялся сленг. То есть трейдеры предпочитали разговаривать между собой сокращенными словами и фразами для более быстрого получения большего количества информации.

Я попросила давно (целых два месяца) торгующего трейдера, который вместе со всеми стоял за спиной менеджера возле меня, перевести на русский язык все, что сказал руководитель. Все валюты, которые перечислил китаец-калмык, а это были именно валюты, это: немецкая марка – марчонка, швейцарский франк – чиф (чуть не сказала «будьте здоровы!»), йенка – японская йена и кабель – английский фунт стерлингов. ( Кто бы мог подумать, что английский фунт вызывает у трейдеров мужского пола подобные ассоциации, ладно бы у женщин…, но женщин в этой профессии почти нет.)

Далее мне поведали красивую историю возникновения подобного названия. Когда-то мировой валютой был английский фунт стерлингов, и торговля им между Старым светом, то бишь Лондоном, и Новым светом, то бишь Нью-Йорком, происходила по телеграфному кабелю. С тех пор за английским фунтом стерлингов и закрепилось сленговое название «кабель» с ударением на первом слоге.

Еще, как потом мне рассказали, торгуются не валюты, а валютные пары, то есть если говорят, что «покупаю йену» - это значит, покупают йену против доллара. Его при этом упоминать не нужно, чтобы не тратить время, так как он является международной счетной единицей и, в основном, торгуется против всех валют. А вот если захочется купить йену против какой-нибудь другой валюты, то нужно обязательно ее тоже назвать, например, йену против немецкой марки.

Теперь на русском языке рекомендации китайца-калмыка выглядели так: «Покупать доллар против немецкой марки по цене 1.34, покупать доллар против швейцарского франка по цене 1.12, английский фунт стерлингов не трогать, так как цена стоит, покупать доллар против японской йены по цене 80.»

Про интервенции нам пока ничего объяснять не стали, сославшись на отсутствие времени. Менеджер пригласил нас вернуться за стол. Пока мы рассаживались, он взял телефонную трубку и заказал швейцарский франк. Через несколько секунд, ему, видимо, прокотировали цену, и он сказал: «Бай Ван миллион». (Откуда у него такие деньги..?)

Как потом оказалось, чтобы купить миллион, достаточно было на счете иметь десять тысяч долларов, китайцы давали тебе «плечо один к ста», то есть увеличивали твою сумму в сто раз.

Несмотря на это, сумма покупки, произнесенная им, потрясла воображение…

Мы переглянулись между собой, и все вместе еще больше зауважали его. Он продолжал говорить, но уже по-русски: «Разбросьте, пожалуйста, сумму по двести тысяч, по следующим счетам…» И тут мы услышали, как он перечислил наши номера счетов. «В нашем деле главное – вовремя зайти! А теперь Ваша задача на сегодня – правильно выйти» - сказал он, обращаясь к нам, положил трубку телефона и ушел.

Шок, который испытали мы – новички - был сильным. Реакция у мужиков была самая разная. Двое схватили трубку телефона, но не смогли поделить ее, и у стола возникла маленькая потасовка, которая стала привлекать к себе внимание остальных обитателей зала. Наконец они, отпихивая друг друга, закрыли свои позиции, то есть продали по двести тысяч долларов против швейцарского франка. Двое других новичков, обсудив между собой возможные последствия, решили чуть-чуть подождать, но при малейшем движении цены в противоположную сторону, тоже закрыть свои позиции. Справившись со своими эмоциями, они обратили взоры на меня, ожидая хоть какой-нибудь реакции.

Сказать, что у меня перехватило дыхание - это ничего не сказать. Выброс адреналина в кровь был настолько мощным, что эти ощущения невозможно было сравнить ни с чем, пережитым мною раньше. Сердце билось так, что я боялась, что оно выскочит и убежит. Я лихорадочно соображала, что же делать. Тогда я решила сначала провести сеанс аутотренинга, чтобы успокоиться и прийти в нормальную физическую форму, ведь думать в таком состоянии я все равно не могла.

Закрыв глаза, чтобы не видеть усмешек трейдеров, я начала делать глубокие вдохи носом и медленные продолжительные выдохи, как советуют в книжках, произнося слог фу, ффуууу, ффууу… Немного успокоившись таким образом, и не обращая внимания на хохот остальных, я взяла калькулятор и начала высчитывать цену, по которой я могла закрыть позиции по швейцарскому франку без убытка. Сразу закрыть позиции было нельзя, так как, когда менеджер делал за нас покупку, то биржа взяла с нас спред.

Спред – это небольшая разница между ценой покупки и ценой продажи в несколько процентных пунктов или пипсов, как в пункте обмена валют. Только там разница может доходить до тысячи пунктов или пипсов, а здесь китайцы нам давали разницу в десять процентных пунктов. Ну и чтобы совсем всем все было понятно – процентный пункт или пипс – это минимальная единица изменения цены валюты (валютной пары).

Кроме биржевого спреда китайцы брали с нас комиссионный сбор в зависимости от суммы, которой мы оперировали на рынке. За те двести тысяч, на которые менеджер сделал каждому ставку, каждый должен был заплатить еще по двести долларов. Таким образом, чтобы выйти сухой из воды, мне нужно было, чтобы курс доллара к швейцарскому франку вырос хотя бы на тридцать пипсов. Гарантий, что со временем он на столько изменится в мою пользу, не было никаких. Цена тупо стояла, и изменяться в какую-либо сторону пока, видимо, не собиралась.

Тут я вспомнила, как на лекциях нам говорили, что для трейдера очень важно терпение. Не можешь дождаться – ничего не получишь, а то и потеряешь… Я решила ждать и воспитывать в себе терпение. Потянулись томительные минуты, потом часы ожидания. Спал, оказывается, по меткому выражению менеджера, не только кабель, но и чиф, и две подружки - марчонка с йенкой…

Наконец вечером, часов в восемь, цена начала слегка подрастать, как будто на море подул легкий ветерок, и появилась рябь… Цена то поднималась, то опускалась, но подъемы были больше, чем спады, и таким образом, я, наконец, увидела на экране нужные мне для закрытия цены. Я взяла трубку телефона и торжественно произнесла, как меня учили: «Свис фрэнк бай ту». Оказывается я забыла предварительно назвать номер своего счета (как хорошо, что я забыла это сделать!!! Ведь я попросила купить мне еще…, а надо было продать). Видя округляющиеся глаза трейдеров, глядящие на меня, я поняла, что сказала что-то не то и оторопела.

И тут в трубке телефона по-русски четко сказали: «Какого черта ты паришь мне мозги! Говори номер, а потом уже валюту и бай или сел». Я села и положила трубку. Трейдер, сидящий рядом, попытался растормошить меня. «Что там сказали? Тебя закрыли?» - расспрашивал он. «Наверное нет, сказали сесть» - ответила я. «Да не сесть, а продать. "Селл" по-английски – продаю! Бери трубу снова» - потребовал трейдер.

Вторая попытка оказалась удачнее. Я назвала номер, «чиф и сел ту». Правда, цена уже была хуже, и закрыться с прибылью мне не удалось, но и убытка (Слава Богу!) не было. Непонятно только зачем нас заставляли делать заказы по-английски, когда телефонист прекрасно говорил на русском, был сам русским, а вовсе даже и не китайцем?

Народ стал собираться домой. Мы дружно вывалили на улицу и решили до метро прогуляться пару остановок пешком. Мужики бурно жестикулировали, вспоминая все события этого дня. Проходя мимо ларька, они решили взять по пиву. В маленькое окошечко один из трейдеров произнес: «Клинское, бай ту…» Самое удивительное, что оттуда высунулись руки и подали две бутылки пива. «Следующий!» - раздалось из киоска. «Продавец из ларька тоже трейдер? Зачем тогда пивом торговать?» - удивилась я.

Оказывается просто у трейдеров срабатывает сила привычки делать заказ на английском языке, а продавец за несколько месяцев ежедневных покупок трейдерами пива, уже понимал без перевода «бай ту» и «бай фо» и «бай сикс».

Мы сели в метро. Я все время мысленно возвращалась к событиям бурного дня. Надо было выработать такую линию поведения, чтобы менеджеру не хотелось больше делать за меня какие-либо покупки или продажи. Механически я вышла из метро и села в электричку.

Было уже поздно и народу было немного. Прислонившись к стенке, я закрыла глаза и не заметила, как уснула. Сколько прошло времени я не поняла, но проснулась от того, что кто-то тряс меня за плечо. Это был уже давно (целых два месяца) торгующий трейдер. «Вам на какой станции выходить?» - спросил он. Я сказала. «Тогда нам уже пора» - сказал он, и вышел вместе со мной.

«Как же Вы поедете обратно? Уже поздно, зачем ради меня такие жертвы?» - спросила я его. «Мир тесен. Я просто живу здесь» - ответил он.

Так закончился первый день моей торговли на международном валютном рынке.

Продолжение следует.