Продолжение. Начало: Знать бы прикуп…

На сегодняшний день теорию Кидланда-Прескотта и созданную ими модель уже нельзя назвать последним словом в объяснении причин экономических циклов. Во-первых, потому, что появились более совершенные модели того направления, начало которому положили названные авторы, а во-вторых, потому что вновь «подняли головы» новые кейнсианцы, которые, как оказалось, вовсе не были «разбиты» в 70-х годах прошлого века.

Кейнсианцы «новой волны» хотя и стали использовать модели, предполагающие оптимальное поведение экономических агентов и рациональные ожидания, однако в «фундаменте» этих моделей лежат прежние кейнсовские положения о том, что экономика не находится в равновесии в каждый данный момент времени, и ею движет спрос, а не производительность труда. Неравновесие они объясняют ограничениями в доступе к информации и тем, что цены, особенно при низкой инфляции, подстраиваются к равновесному уровню в течение длительного времени, поскольку цены на товары и услуги, как и зарплаты, довольно «жестки» (зафиксированы в каталогах и контрактах) и долго остаются неизменными, несмотря на изменение спроса в экономике. По этой причине спрос удовлетворяется по текущим ценам, и весь выпуск в экономике будет определяться совокупным спросом на все товары.

«Новые» кейнсианцы, в противовес практическим рекомен­дациям Кидланда и Прескотта о минимиза­ции вмешательства государства в экономику, по-прежнему определенную роль отводят государству в сглаживании краткосрочных колебаний, хотя из всего арсенала мер, направленных на «усмирение» колебаний, они стали предпочитать в основном меры денежно-кредитной политики.

Таким образом, в настоящее время экономисты в отношении вопроса о причинах экономических циклов условно делятся на два больших лагеря: «новые» кейнсианцы и «новые» классики. Какой-то единой синтетической теории, которая бы получила всеобщее признание, пока не существует, хотя надежда на появление такой теории в ученых кругах еще не исчезла.

Мы не будем больше рассматривать конкретные теории – их было представлено читателю достаточно много, хотя, наверное, не меньше осталось вне поля нашего зрения. Просто пора закругляться и подводить итоги.

Что мы имеем, как принято говорить, в сухом остатке? Какие советы можно дать рядовому инвестору, предпринимателю или простому обывателю по части предвидения (или предсказания) экономических кризисов, как самой драматичной фазы делового цикла? И можно ли дать такие рекомендации?

Думается, что можно. Еще в 19 веке Жуглар предсказывал наступление экономических кризисов. Известно, что Джон Мейнард Кейнс достаточно успешно «играл» на бирже, причем считалось, что удача ему сопутствовала не в силу благосклонности фортуны, а благодаря его знаниям рыночных механизмов.

Хотя вопрос о скрытых причинах деловых циклов еще остается открытым, рекомендации по предсказанию экономических кризисов обычно отталкиваются от анализа симптомов, приближающегося кризиса. Тем более, что со времен Жуглара статистика шагнула далеко вперед. На сегодня в нашем распоряжении более обширные статистические данные и о промышленном производстве, и о реальном объеме ВНП, существуют отраслевые индексы, различные статистические агрегаты, характеризующие денежную массу, индексы цен, подробные данные о процентных ставках и т.п. Все зависит только от возможностей доступа к той или иной информации.

О прямых свидетельствах приближения кризиса

Итак, как же предвидеть наступление экономического кризиса? Кризис, как мы выяснили, является следствием определенного повышательного процесса, который ему предшествует. Было замечено, что всякий период подъема характеризуется постоянно возрастающим помещением сбережений в промышленные предприятия (инвестициями) и вызываемым этим увеличением производства и потребления, оживлением меновой деятельности и обращения богатств, а также повышением цен, предпринимательской прибыли, процента и заработной платы. Больше возникает новых предприятий, всюду господствуют оптимистические настроения.  Затем наступает момент, когда это создание новых предприятий и увеличение общественного капитала не может продолжаться более: издержки связанные с открытием новых предприятий, а когда они уже открыты, стоимость производства, представляемая ценами сырьевых материалов, размером заработной платы, общими расходами (процентные ставки по кредитам и т.д.), делаются настолько высокими, что всякий проект создания нового предприятия заставляет ожидать убытка или такой незначительной прибыли, что нет резона осуществлять его.

Даже более того, некоторые предприятия, основанные в конце периода подъема, обманывают надежды своих основателей вследствие повышения цен, зарплаты и процента; ожидания учредителей предприятия не сбываются, ибо они оказались или слишком оптимистичными или неточными. Другими словами, повышение издержек убивает экономическую предприимчивость. С исчерпанием экономической предприимчивости, за неимением заказов резко и внезапно замедляется деятельность всех отраслей производства, которые в современных обществах работают для удовлетворения все растущей потребности во все большем и большем количестве орудий производства. Положение отраслей производства, производящих предметы производственного назначения, ухудшается. Производственная деятельность сокращается, происходит снижение цен, прибыли сильно понижаются; оборот в сфере обращения замедляется; в результате этого значительно увеличивается число случаев несостоятельности. Биржевые курсы ценных бумаг падают: перепуганные собственники сбережений стараются по возможности разместить их в надежные ценные бумаги, приносящие, хотя и небольшой, но постоянный доход. В силу взаимосвязанности экономических отраслей кризис распространяется на другие сферы: начавшись в отраслях, превращающих сбережения в капитал, он распространяется на весь экономический организм. Изначально кризис не бывает всеобщим, но он становится таковым впоследствии.

Выявив сферу экономической деятельности, которая особенно чувствительна к  кризису, мы тем самым приблизились бы к открытию способа предвидеть кризисы. Для того, чтобы определить, переживает ли страна период подъема, и если это так, то какую именно часть этого периода она переживает, нужно обратить внимание на приток сбережений к промышленности и на положение отраслей, производящих средства производства. Изучение состояния дел этих отраслей и покажет нам, насколько интенсивно идет производство общего капитала; установившиеся в них цены и условия продажи позволят узнать нам, можно ли рассчитывать на продолжительное существование экономической предприимчивости, или напротив, следует ожидать, что последняя скоро иссякнет.

При этом следует учитывать, что хотя стоимость орудий производства и является важным обстоятельством, от которого зависит существование экономической предприимчивости, тем не менее, последняя зависит не только от этого обстоятельства. Успех или неудача предприятия зависит еще и от потребления, которое оно сможет найти, а также от значения процентной ставки, которую приходится платить за пользование кредитом или при учете векселей (когда используются денежные суррогаты).

Руководствуясь этим принципом, логично было бы проследить превращение периода подъема в экономический кризис и постараться определить симптомы, на основании которых можно, если и не предсказать в точности время наступления кризиса, то, по крайней мере, определить его приближение.

Обычно к концу периода депрессии, уровень цен вообще и в особенности цен продуктов отраслей, изготавливающих средства производства, наиболее низок, а количество капитала, не находящего себе помещения в промышленности, настолько увеличивается, и следовательно, ссудный процент настолько понижается, что все условия для настоящего подъема имеются налицо.

Таким образом, будет дан толчок к повышательному движению. Если проследить за этим движением с помощью статистических данных, при условии их полноты, точности и доступности, то можно прийти к приблизительным выводам, которыми мы вполне сможем удовлетвориться. Эти выводы дадут возможность предвидеть наступление кризиса.

Прежде всего, следует обратить внимание на статистику выпуска ценных бумаг: она покажет степень экономической предприимчивости, настоятельности спроса на средства производства. Рост количества дополнительных выпусков акций и облигационных займов, как правило, свидетельствует о том, что субъекты предпринимательской деятельности ищут свободные денежные средства для осуществления инвестиций в развитие своего производства.

Тем не менее, эта статистика, как и всякая другая, нуждается в истолковании и контроле. В частности, реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может исказить значение данных, получаемых из этого источника. Вследствие этого, для оценки притока сбережений к промышленности необходимо прибегнуть и к другим источникам: к изучению положения промышленности, производящей средства производства. Основное внимание при  этом обращается на размеры производства  в этой сфере промышленности, определяемые по количеству и ценности производимых продуктов, на продажные цены последних, на полученную предприятиями прибыль, на выплачиваемую рабочим зарплату.

Все эти сведения можно получить из балансов и отчетности нескольких наиболее крупных компаний, а также иной статистической отчетности. Учитывая тот факт, что такое исследование достаточно трудоемко и сложно, в целях упрощения можно обратить внимание на некоторые показатели, которые найти достаточно несложно.

Раньше, в 19 веке, выпуск металла, его цены и спрос на него служили почти безошибочным признаком того или другого состояния этой отрасли промышленности.

В более поздние времена, характеризующиеся интенсивным развитием научно-технического прогресса, ситуация несколько изменилась. Если, скажем, обратиться к работе Э.Хансена «Экономические циклы и национальный доход», то в ней предлагается постоянно наблюдать за ходом событий в целом ряде стратегических областей. К таковым Э.Хансен относит разные категории инвестиций и потребительских товаров длительного пользования, а именно: 1) автомобили; 2) предметы домашнего обихода и электроприборы; 3) товароматериальные запасы промышленных предприятий, оптовой и розничной торговли; 4) машины и оборудование предприятий; 5) здания предприятий; 6) жилищное строительство. В сфере правительственной деятельности он указывает две стратегические области: 1) государственные программы строительных работ и развития ресурсов и 2) отношение выплат к поступлениям в федеральном кассовом бюджете (увеличение или уменьшение этого отношения).

После определения экономического состояния отраслей, занятых превращением сбережений  в материальные богатства, необходимо исследовать влияние этого благополучного (или угнетенного) состояния на другие отрасли производства. В результате такого исследования мы должны констатировать, какая волна – благополучия или угнетения – постепенно перетекает из одной отрасли производства на другую.

Вся эта симптоматика, связанная с экономическим положением, естественно, должна рассматриваться в динамике. В период подъема, обращая внимание не на состояние народного хозяйства в один определенный момент, но на ряд этих последовательных состояний, мы можем увидеть, что в отраслях, производящих средства производства, поднимается и растет волна благополучия, которая затем мало-помалу распространяется на все производство. Выпуски промышленных бумаг, производство средств производства, цены последних, заработная плата рабочих, занятых в производстве в этих отраслях, – все это прогрессивно увеличивается; курсы торговых и промышленных ценных бумаг все больше растут. Вскоре то же происходит и в других отраслях.

Вследствие роста производства и потребления, оживляется обращение всех видов богатств: средств производства, предметов потребления, ценных бумаг. Оживление обращения богатств выражается, главным образом, в увеличении кредитных и вексельных портфелей банков. Процентные ставки растут.

Годы, которые следует признать благополучными на основании статистики производства и потребления, вместе с тем оказываются благополучными и на основании данных относительно обращения богатств: данных относительно железнодорожных перевозок, внешней торговли, увеличения объемов расчетных операций банков.

Однако, наблюдая за статистическими данными, следует учитывать, что один статистический показатель не может со 100%-й надежностью свидетельствовать о наступлении оживления. Так в вышеназванной работе Э.Хансен приводит перечень из 21 показателя; временные ряды этих показателей могут считаться до некоторой степени надежным свидетельством оживления. Названные показатели подразделяются в свою очередь на три следующие группы:

А. Опережающая группа

1. Банкротства

2. Индекс курсов обыкновенных акций промышленных компаний

3. Новые заказы на товары длительного пользования

4. Контракты на жилищное строительство

5. Контракты на строительство в торговле и промышленности

6. Среднее число часов, отработанных за неделю в обрабатывающей промышленности

7. Вновь зарегистрированные корпорации

8. Оптовые цены 28 базисных товаров 

 

В. Приблизительно совпадающая группа

1. Занятость (вне сельского хозяйства)

2. Безработица

3. Прибыли корпораций, поквартально

4. Стоимость чеков и векселей, оплаченных за счет вкладчиков банками вне Нью-Йорка

5. Железнодорожные погрузки

6. Индекс промышленного производства

7. Валовой национальный продукт

8. Индекс оптовых цен (без продуктов сельского хозяйства и предметов питания)

С. Отстающая группа

1. Личный доход

2. Продажи розничных магазинов

3. Задолженность потребителей по покупкам в рассрочку

4. Банковский процент по ссудам, выданным промышленным и торговым предприятиям

5. Товароматериальные запасы промышленных предприятий в текущих ценах

При этом Хансен подчеркивает, что в числе восьми опережающих рядов нет ни одного ряда, который бы всегда опережал общий цикл, как в верхней, так и в нижней части цикла, на протяжении всего исследованного периода. В верхней части цикла каждый из перечисленных выше восьми рядов не был опережающим один или большее число раз. Так, первый ряд не был опережающим 3 раза из 14; второй ряд – 3 раза из 11; третий ряд – 4 раза из 25; четвертый – 1 раз из 5; пятый – 1 раз из 5; шестой – 1 раз из. 4; седьмой – 8 раз из 20; восьмой ряд – 4 раза из 11. Соответственные цифры для нижней части цикла были: 2 раза из 16; 3 раза из 11; 6 раз из 30; 1 раз из 6; 2 раза из 6; 2 раза из 5; 5 раз из 20; 3 раза из 11.

Таким образом, необходимо опираться на всю совокупность значений показателей, а не на значения какого-то одного показателя.

Продолжая наблюдать за состоянием народного хозяйства во времени, мы в какой-то момент обнаружим понижение цифры выпусков промышленных бумаг, что указывает на то, что экономическая предприимчивость ослабевает, что цены средств производства, сырья и зарплаты слишком высоки, сравнительно с ценами продуктов, для производства которых они предназначены. Необходимо также обратить внимание на ставку процента и ее изменение. Если анализируемые данные укажут на то, что цены какого-нибудь производства снизились и что понижение мало-помалу распространяются и на другие продукты, мы вынуждены будем констатировать наступление кризиса.

Понижение цен укажет нам на то, что в сфере обмена возникают определенные проблемы, что усиливается спрос на кредит, нужный для оплаты покупок, которые не покрываются следующими за ними продажами. При этом состояние вексельных портфелей банков, вследствие того, что к банкам обратятся за деньгами, нужными для расчетов за покупки, совершенные во время подъема, в течение некоторого времени будет демонстрировать благостную картину: количество учтенных векселей будет все возрастать.

Однако этот признак, как правило, обманывает: в действительности такое наполнение вексельных портфелей банков будет вызвано более широким распространением дружеского кредита. Спустя некоторое время, когда торговцы, вследствие понижательной динамики цен, будут вынуждены продавать свои товары даже в убыток, для того, чтобы покрыть свои обязательства, состояние вексельных портфелей банков будет в точности соответствовать замедлению оборота в сфере обмена – портфели будут пустеть.

В случаях, когда подобный спрос на кредит будет вызван необходимостью произвести платежи за границу, промышленный кризис может осложниться курсовым кризисом. Правда, было бы ошибкой видеть в этом курсовом кризисе единственный симптом промышленного кризиса. История показала нам, что бывают курсовые кризисы, не связанные ни с каким экономическим кризисом.

Подобным же образом промышленный кризис  может сопровождаться биржевым кризисом: но на основании этого единственного симптома нельзя предсказывать наступление общего кризиса: бывают и изолированные биржевые кризисы, совершенно также как бывают изолированные курсовые кризисы.

О наступлении общего кризиса можно делать заключение только тогда, когда будет констатировано не одно какое-нибудь из перечисленных потрясений, а вся совокупность их. То есть, когда будет зафиксировано уменьшение выпуска эмиссионных ценных бумаг, понижение цен, сокращение производства в отраслях, производящих средства производства, кредитный кризис, который часто сопровождается курсовым кризисом, биржевой кризис, замедление оборота в сфере обмена, выражающееся в данных о железнодорожных перевозках и о внешней торговле, в изменении количества учтенных векселей, тогда и только тогда, мы можем сказать, что подъем превратился в депрессию, что кризис наступил.

Продолжение следует.