Продолжение. Начало см.:

Девять месяцев

Объективный повод выпить

Звезды

Сон в летнюю ночь

На войне как на войне

Молодым везде у нас дорога

Вначале было слово

Окончательный анализ

Магистр алхимии

Выявить и наказать виновных

Частный инвестор

Взвешенное решение

У банкиров праздник

Его Величество Дизайн

Теория и практика общественных связей

Что такое субординация

Вице-президент на линии

Окончательный анализ - 2

Биржа тщеславия

Управление рисками

Рыцари финансовой торговли

Бутылка мира (производственное шоу в 2-х действиях)

Курьер

Корпоративные финансы

Человеческий фактор

Принять к сведению

"Интерактив"

Руками не трогать!

Корпоративные финансы - 2

Нет предела совершенству

Настоящая угроза

Гражданский долг

Окончательный анализ - 3

Интервью

Ответ по умолчанию

Уполномоченный посредник

В целях безопасности

 

Сцена первая. Кабинет президента банка.

ПРЕЗИДЕНТ. В конце концов, мне кажется, я не так уж часто докучаю вам такими просьбами...

ГАРДЕЗИ. Мне так не кажется.

ПРЕЗИДЕНТ. Она хорошая, умная девушка...

ГАРДЕЗИ. Я счастлив.

ПРЕЗИДЕНТ. ...закончила вуз с отличием...

ГАРДЕЗИ. Я рад за нее.

ПРЕЗИДЕНТ. ...мечтает о работе в вашем коллективе...

ГАРДЕЗИ. Очень мило!

ПРЕЗИДЕНТ. У меня такое ощущение, что вы что-то против нее имеете.

ГАРДЕЗИ. Вы сказали, ее зовут Оксана Мутько?

ПРЕЗИДЕНТ. Вас смущает ее фамилия? Обращаю внимание, что она пишется через букву «т»...

ГАРДЕЗИ. Упаси боже! Как может смущать чья-то фамилия меня, обладателя фамилии Гардези?

ПРЕЗИДЕНТ. Так в чем же дело?

ГАРДЕЗИ. Вы в курсе, что она, будучи студенткой, пару лет назад проходила у нас практику?

ПРЕЗИДЕНТ. Так она ваша бывшая практикантка? Вот видите!

ГАРДЕЗИ. Вижу - что? Я хочу предупредить, что впечатление от этой Мутько осталось... гм... противоречивое.

ПРЕЗИДЕНТ. А у нее от вашего департамента, судя по всему, самые теплые воспоминания, если она к вам так рвется...

ГАРДЕЗИ. Ладно, я неудачно выразился. Впечатление не противоречивое. Оно отрицательное. Резко.

ПРЕЗИДЕНТ. Слушайте, Андрей Викторович, здесь дело явно не в вашем личном впечатлении. Вы же человек корректный. У кого именно в вашем департаменте она проходила практику?

ГАРДЕЗИ. У Цатавы.

ПРЕЗИДЕНТ. Вот видите!

ГАРДЕЗИ. Вижу - что? Серго Цатава - отличный специалист и терпеливый наставник...

ПРЕЗИДЕНТ. Цатава? Я вас умоляю!

ГАРДЕЗИ. У меня такое ощущение, что вы что-то имеете против Цатавы...

ПРЕЗИДЕНТ. Вовсе нет, я же знаю его столько лет... Но вот насчет того, что он - терпеливый наставник...

ГАРДЕЗИ. Ну хорошо, бог с ним, с Цатавой! Но эта Мутько запомнилась всем, а не только ему! Мне в том числе. Гонор, нарушение субординации, самоуверенность...

ПРЕЗИДЕНТ. Ну и эпитеты!

ГАРДЕЗИ. Всего лишь вольный перевод на интеллигентный язык живых отзывов моих сотрудников.

ПРЕЗИДЕНТ. Андрей Викторович, это неконструктивный подход. Отказать этой Мутько работать в вашем департаменте из-за того, что она вела себя как-то не так во время практики - это, знаете ли, несолидно. О ней отзываются как об очень перспективном специалисте.

ГАРДЕЗИ. Кто же о ней так отзывается?

ПРЕЗИДЕНТ. Неважно. Очень уважаемые люди.

ГАРДЕЗИ. Которым неудобно отказать?

ПРЕЗИДЕНТ. Что значит - неудобно? Должны же быть для отказа внятные основания!

ГАРДЕЗИ. То есть вы готовы дать прямое распоряжение назначить ее в мой департамент?

ПРЕЗИДЕНТ. Ну... в каком-то смысле...

ГАРДЕЗИ. И мы будем обязаны терпеть все ее выходки?

ПРЕЗИДЕНТ. Я этого не говорил. Но позволить ее третировать я тоже не могу, тем более из-за личностных предубеждений! Что за дискриминация? Банковские служащие не обязаны быть ангелами. Все мы не подарок...

ГАРДЕЗИ. Почему же? Например, вот вы. Очень чуткий, внимательный, отзывчивый человек...

ПРЕЗИДЕНТ. Андрей Викторович!

ГАРДЕЗИ. Ну хорошо, хорошо. Конец дискуссии?

ПРЕЗИДЕНТ. Ну, не воспринимайте это так резко. Давайте договоримся, что вы, как говорится, дадите ей еще один шанс.

ГАРДЕЗИ. Всего лишь шанс?

ПРЕЗИДЕНТ. Да, всего лишь шанс. В конце концов, пусть составит первое впечатление. А там посмотрим.

 

Сцена вторая. Приемная вице-президента банка Андрея Гардези. В тот же день.

ГАРДЕЗИ. Татьяна Феликсовна, а вы помните такую девушку по имени Оксана Мутько?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Помню.

ГАРДЕЗИ. Ну?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Что - ну? У тебя ностальгия?

ГАРДЕЗИ. Да уж... Между прочим, по воле нашего президента эта ностальгия грозит материализоваться буквально завтра!

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Вот как!

ГАРДЕЗИ. Татьяна Феликсовна, давайте без этих светских манер а-ля мисс Марпл! Вы что, не помните эту Оксану Мутько?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Я же сказала - помню. Просто не считаю корректным давать оценки будущей коллеге...

ГАРДЕЗИ. Будущей коллеге? Вот еще! Я не собираюсь засорять наш драгоценный коллектив...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Вот как!

ГАРДЕЗИ. Вы опять?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Не думаю, что у тебя есть выбор...

ГАРДЕЗИ. Выбор есть всегда. Если не у меня, то у нее самой. Главное - подсказать ей правильное решение...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Как же это сделать?

ГАРДЕЗИ. Соберите-ка у меня наш менеджерский состав...

 

Сцена третья. Приемная вице-президента банка Андрея Гардези. На следующий день.

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Заходите, Оксана, не стесняйтесь.

ОКСАНА. Доброе утро! Мне сказали, что Андрей Викторович меня вызывал...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Да-да. У нас сейчас... э-э... производственное совещание. Андрей Викторович хочет, чтобы вы на нем присутствовали.

ОКСАНА. Я? Почему я?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Не знаю, милочка. Может быть, чтобы вы ближе познакомились с особенностями работы нашего департамента... Редкая честь, между прочим. Наверное, Андрей Викторович возлагает на вас какие-то особые надежды...

ОКСАНА. Ой, надо же...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Да вы заходите, заходите. Уже почти все собрались. Только Цатава опаздывает...

ОКСАНА. Цатава? Серго?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Помните Серго?

ОКСАНА. Еще бы...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. А вот и он!

СЕРГО. О, кого я вижу! Оксана Мутько!

ОКСАНА. А... Э... Здравствуйте.

СЕРГО. Как похорошела, да?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Тебе виднее...

СЕРГО. Ай, красавица! Глаз не оторвать!

ОКСАНА. Ну что вы в самом деле...

СЕРГО. Буду просить Андрея, чтобы тебя ко мне! Только ко мне!

ОКСАНА. Я вообще-то хотела...

СЕРГО. Ничего не хочу слышать! Только ко мне! Все красавицы должны быть подо мной... у меня... то есть, я хотел сказать, в моем отделе...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Оксана, да вы не слушайте его и проходите, проходите в кабинет... Серго так шутит.

СЕРГО. Ну уж нет! Какие шутки, да? При моей нервной работе одна радость - красивые сослуживицы...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Серго, хватит! Она уже за дверью. Меня-то избавь от этих пошлых двусмысленностей...

СЕРГО. Разве я не был убедителен, Татьяна Феликсовна?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Чересчур.

СЕРГО. Почему - чересчур? Может быть, у меня такой темперамент!

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Иди уж... гроза сослуживиц...

 

Сцена четвертая. Кабинет вице-президента банка Андрея Гардези. Несколько минут спустя.

ГАРДЕЗИ. Я пригласил на совещание нашу новую сотрудницу Оксану Мутько, которую наверняка многие из вас помнят...

СЕРГО. Помним, помним! Между прочим, она у меня практику проходила!

ГАРДЕЗИ. Да. Ты, Серго, пока помолчи, я тебе потом дам слово... Так вот, Оксану мне порекомендовал сам президент банка. Так что мы возлагаем на Оксану особые надежды...

ОКСАНА. Ну зачем же так, Андрей Викторович...

ГАРДЕЗИ. Ну-ну, не скромничайте, Оксана! Меня заверили, что вы теперь подготовленный банковский менеджер. Вы и тогда произвели на меня неизгладимое впечатление, но теперь-то вы еще и дипломированный специалист... Да и сам факт, что вы в свое время проходили здесь практику, - это как бы рекомендация для нас же самих... Идеальный вариант. Мне нужен помощник, который поставит здесь все, наконец, с головы на ноги...

ОКСАНА. Да я, собственно, не претендую...

ГАРДЕЗИ. Нет уж, позвольте! Мы остро нуждаемся, как говорится, в свежей крови... Вот эта свора дармоедов, которую вы видите за этим столом, уже не способна ни генерировать свежие идеи, ни работать энергично... Вообще никакой эффективности! Зажрались, понимаешь... Впрочем, давайте я все-таки вас официально представлю... Так. Серго Цатаву вы помните...

ОКСАНА. Да, конечно.

СЕРГО. Вах, красавица, помнит!

ГАРДЕЗИ. Серго, заткнись, пожалуйста. У меня к тебе еще будет особый разговор насчет красавиц... Далее. Юра Сахаров, наш исполнительный директор...

ОКСАНА. Здравствуйте...

ЮРА. Ну, здорово, коли не шутишь... Ф-ф-ф!

ГАРДЕЗИ. Юра! Ты что, опять нетрезвый с утра?

ЮРА. Я? Да ты че, Андрюха! Просто опохмелился после вчерашнего...

ГАРДЕЗИ. Совсем обалдел? Какой еще опохмел? Ты можешь вообще не пить на рабочем месте?

ЮРА. Шутишь?

ГАРДЕЗИ. Хорошо, а хотя бы не в рабочее время?

ЮРА. А я и пью, между прочим, только в нерабочее время! После шести или, в крайнем случае, в обеденный перерыв... А опохмел, кстати, - это и не выпивка вовсе!

ГАРДЕЗИ. Да? А что же это, по-твоему?

ЮРА. Лечение! Если хочешь, чтобы я был работоспособен, не лишай меня допинга... Это же как инсулин для диабетика!

ГАРДЕЗИ. Инсулин? С ума сойти... Ладно, проехали... С тобой тоже будет отдельный разговор. Кто у нас дальше? Семен Попов, начальник отдела по управлению активами.

СЕМЕН. Я вот все-таки не понял насчет «с головы на ноги»... Может, у кого и бардак, но вот у меня...

ГАРДЕЗИ. Ты-то рот закрой! Кто бы выступал...

СЕМЕН. Что, и со мной отдельный разговор будет?

ГАРДЕЗИ. Не разговор, а публичная порка... Позже. Так, Оксана, вот рядом с Семеном - Святослав, глава валютного трейдинга, дальше - Костя, руководитель фондового трейдинга...

ОКСАНА. Здравствуйте... Да вы не беспокойтесь, Андрей Викторович, я всех помню...

ГАРДЕЗИ. Да? Ну, вот и славно. Вы, Оксана, посидите и послушайте, как мы обсудим ряд наших насущных проблем. Может быть, к концу совещания у вас появятся какие-то рацпредложения...

ОКСАНА. Я, конечно, постараюсь, но...

ГАРДЕЗИ. Вот и договорились. Раз уж тут Сеня Попов начал возмущенно выступать, то с него и начнем.

СЕМЕН. А что, какие-то проблемы?

ГАРДЕЗИ. Что ты, никаких проблем! Только вот скажи-ка мне, Сеня, какова средневзвешенная доходность портфелей твоих клиентов по итогам последнего квартала?

СЕМЕН. Н-ну... Я так с ходу точно не могу сказать... Где-то около пятнадцати процентов годовых...

ГАРДЕЗИ. Нет.

СЕМЕН. Нет? Что значит - нет? А! Ты, наверное, из мидл-офиса получил точные цифры... Больше, чем пятнадцать?

ГАРДЕЗИ. Нет. Меньше.

СЕМЕН. Четырнадцать?

ГАРДЕЗИ. Меньше. Значительно.

СЕМЕН. Да? Ну не знаю тогда...

ГАРДЕЗИ. Семь с половиной.

СЕМЕН. Сколько-сколько? Не может быть! Наверное, ошибка в расчетах...

ГАРДЕЗИ. Сначала мне сказали - десять. Я удивился, что так мало, и попросил перепроверить. Вот тогда-то мне и дали уточненную цифру - семь целых пять десятых.

СЕМЕН. Как это понимать?

ГАРДЕЗИ. Это ты меня спрашиваешь? Это я тебя должен спрашивать - как это понимать? Мне сказали, что ты весь год занимался приписками! Закрывал убытки по одним клиентам средствами других!

СЕМЕН. Вранье!

ГАРДЕЗИ. А вот служебное расследование и покажет, вранье это или нет...

СЕМЕН. Служебное расследование?

ГАРДЕЗИ. Ты побледнел или мне показалось?

СЕМЕН. Да плевал я на это служебное расследование...

ГАРДЕЗИ. Вот как! Хамим, значит... Сидишь с таким видом, будто семь и пять десятых - показатель круче некуда! Ты хотя бы осознаешь, что в этом году от твоего отдела ни копейки прибыли, а только расходы на ваши немереные зарплаты! Не видать вам бонусов...

СЕМЕН. Да идите вы со своими бонусами! Немереные зарплаты? Не смеши меня! В этом жлобском банке всегда платили гроши... Вообще давно хотел сказать, что в гробу я видел всех вас... и вообще! Оксана, хочешь хороший совет? Найди себе хорошее место для своей карьеры, а не этот гадюшник...

ГАРДЕЗИ. Ты куда это направился? Я с тобой еще не закончил!

СЕМЕН. А я закончил! Сейчас принесу заявление «по собственному»! Счастливо оставаться!

ГАРДЕЗИ. Вот хрен ты у меня уволишься до конца служебного расследования! Кхм... Оксана... гм... вы уж простите за такой пассаж...

ОКСАНА. Да я... в общем-то...

ГАРДЕЗИ. Так, с отделом по управлению активами мы еще разберемся... К торговым дескам у меня тоже претензии. Константин и Святослав! Ваши ребята - рекордсмены по нарушению режима. Курение, опоздания, прогулы, нарушение дресс-кода, использование техники не по назначению... Все будут депремированы по итогам квартала в размере 80 процентов оклада... О бонусах даже и не заикайтесь! Ясно? Молчите? Вот и славно. И не надо тут играть желваками... Оксана, вы заметки делаете?

ОКСАНА. Заметки? А какие заметки я должна делать?

ГАРДЕЗИ. Ну как же? Вы же видите - у нас тут все нуждается в реформе. Потребуется жесточайшая регламентация. Разумная бюрократия не помешает, и в этом вопросе, честно говоря, я очень на вас полагаюсь...

ОКСАНА. Я вообще-то как-то не думала...

ГАРДЕЗИ. А вы подумайте, подумайте! Есть насущная необходимость в свежем взгляде... Так, дальше. Серго!

СЕРГО. Меня-то за что, а?

ГАРДЕЗИ. С клиентами ты пьянствуешь добросовестно, так что в смысле бизнеса относительно других ты смотришься не так уж плохо...

СЕРГО. Прямо бальзам на сердце...

ГАРДЕЗИ. Но! Твой моральный облик безобразен!

СЕРГО. Моральный облик? При чем тут мой моральный облик, а?

ГАРДЕЗИ. Серго, ты знаешь такое модное слово - «харассмент»?

СЕРГО. Какой такой «харассмент»?

ГАРДЕЗИ. Сексуальные домогательства к коллегам!

СЕРГО. Я?! Домогательства?!

ГАРДЕЗИ. Девушки жалуются на твой необузданный темперамент! Дескать, ты используешь свое служебное положение для построения неформальных отношений...

СЕРГО. Слушай, неформальные отношения - это так плохо?

ГАРДЕЗИ. А если на тебя в суд подадут? Или в милицию заявление напишут? «Пришьют» тебе дело...

СЕРГО. Какое еще дело?! Все исключительно на обаянии!

ГАРДЕЗИ. Кобель ты, Серго!

СЕРГО. Думаешь, раз начальник - можно оскорблять, да? Еще и при дамах!

ГАРДЕЗИ. Ты вообще должен перед Оксаной извиниться!

СЕРГО. За что?

ГАРДЕЗИ. За свои грязные намерения еще тогда, в период практики...

СЕРГО. Молчи!

ГАРДЕЗИ. Тогда ты еще мог сдерживаться, а сейчас совсем распоясался! Вы уж, Оксана, простите за эти откровения, но эта проблема может серьезно повлиять на производственный процесс...

ОКСАНА. Я... Мне... Ой, мама...

ГАРДЕЗИ. Вам нехорошо, Оксаночка?

ОКСАНА. Можно мне выйти, Андрей Викторович?

 

Сцена пятая. Кабинет президента банка. На следующий день.

ПРЕЗИДЕНТ. И еще один вопрос...

ГАРДЕЗИ. Слушаю.

ПРЕЗИДЕНТ. Ко мне приходила Оксана Мутько...

ГАРДЕЗИ. Да? К вам? А вот к нам на работу она сегодня почему-то не явилась...

ПРЕЗИДЕНТ. Собственно, по этому поводу она и попросилась ко мне на прием... Боюсь, что она передумала работать у вас. Странно! Честно говоря, она была несколько невнятна и уклончива в своих объяснениях... Якобы моральный климат и психологическая обстановка в вашем департаменте очень сильно изменились с тех пор, как она проходила у вас практику...

ГАРДЕЗИ. Что ж, такое бывает... Взглянула на нас через новую призму и разочаровалась.

ПРЕЗИДЕНТ. Разочаровалась? Гм... Честно говоря, у меня сложилось впечатление, что она была... как бы это сказать.. подавлена.

ГАРДЕЗИ. Подавлена?

ПРЕЗИДЕНТ. Даже напугана.

ГАРДЕЗИ. Напугана?

ПРЕЗИДЕНТ. Вы ее, надеюсь, вчера достаточно приветливо встретили?

ГАРДЕЗИ. Могу вас заверить, что по отношению к ней мы все вели себя очень корректно. Оксана Мутько не может упрекнуть нас ни в одном негативном слове и даже жесте в ее адрес...

 

Сцена шестая. Приемная вице-президента банка Андрея Гардези. В тот же день.

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Кстати, Андрей, а ты в курсе, что, оказывается, был подготовлен проект приказа о назначении Оксаны Мутько твоим советником?

ГАРДЕЗИ. Нет, но догадывался. Надеюсь, его так и не подписали?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Разумеется. Говорят, госпожа Мутько подыскивает себе другой департамент для начала своей блестящей карьеры...

ГАРДЕЗИ. Что и требовалось...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Можно вопрос?

ГАРДЕЗИ. Ну давайте.

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Ты реально видел какую-то угрозу в этой Мутько?

ГАРДЕЗИ. А разве сохранение монолитности нашего драгоценного коллектива - недостаточный аргумент?

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Знаешь, я бы не стала задавать вопрос, если бы хотела получить в ответ риторический вопрос...

ГАРДЕЗИ. Ладно, не обижайтесь, Татьяна Феликсовна. Учитывая, какие методы мне пришлось задействовать для недопущения Оксаны Мутько в наши ряды, вы и сами догадываетесь, что ответ на ваш вопрос утвердительный. Из-за обычного выпускника президент не стал бы так на меня давить... Не стал бы даже из-за блатной дочки, каковой, между прочим, Мутько не является... Хорошо, что эту Оксану я раскусил еще тогда, когда она была не в меру шустрой практиканткой. Далеко девочка пойдет. Только вот пусть не в моем департаменте. Мне тут инсайдеры не нужны...

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Все-таки это было отвратительно...

ГАРДЕЗИ. Да уж! Но и отпугнуть эту умницу можно было только чем-то экстраординарным... Например, доказать, что наш департамент - недостойная клоака... Правда, я боялся, что не получится. Серго явно переигрывал, а уж из Семена актер совсем никудышный... Даже хамил без фантазии.

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Знаешь, Андрей, я даже не об этом. Просто на секунду представила, что все это на самом деле...

ГАРДЕЗИ. Забудьте, Татьяна Феликсовна, как страшный сон! Это была всего лишь постановка. Случаи у нас бывают всякие, но вот случайных людей у нас нет и, надеюсь, не будет. Покуда жив.

ТАТЬЯНА ФЕЛИКСОВНА. Ну, тогда во веки веков, аминь! Конец

Продолжение следует.