Инфляция опять становится политической проблемой. Вместо того чтобы снизиться, как того ожидали российские власти, она вдруг выросла. При этом набор инструментов борьбы с инфляцией, к которым они могли бы прибегнуть, крайне ограничен. Даже укрепление рубля не приносит желаемого результата, угрожая негативными последствиями для отечественной экономики.

Симптомы       

Инфляция в июле составила 0,7%, с начала года -- 6,9%, а в годовом исчислении -- 9,3%, кому какой способ ее измерения ближе. Впрочем, сами данные вряд ли могут кому-нибудь понравиться: рост цен ощутимо ускорился, превысив не только официальные, но даже самые пессимистичные прогнозы. А ведь еще недавно казалось, что инфляцию наконец удалось обуздать: с совершенно неприличного январского уровня 2,4% она упала до 0,5% в мае и до 0,3% в июне. Это, вкупе с ожиданиями сезонного снижения цен на овощи-фрукты, позволило многим экспертам и даже руководству ЦБ надеяться на дефляцию или нулевой рост цен в III квартале 2006 года. Не то чтобы эти ожидания были неоправданными -- в прошлом августе на фоне несколько более высокого уровня годовой инфляции действительно было зарегистрировано небольшое (на 0,1%) снижение цен. 

Алексей Кудрин стерилизует избыточные российские доходы с помощью стабфонда и медленного исполнения бюджета

В этом году летней дефляции может и не случиться, ведь в июле сильнее всего выросли цены на продовольственные товары (0,9%) и даже на плодоовощную продукцию (2,7%), которой, казалось бы, самое время дешеветь. Аналитики и участники рынка вспоминают зимние морозы, нанесшие заметный ущерб сельскому хозяйству, и указывают на то, что в этом году плохие урожаи наблюдаются не только в России, а значит, цены и на отечественное, и на импортное продовольствие будут только расти. Пропавший с полок российских магазинов алкоголь тоже может испортить статистику: дефицит всегда ведет к росту цен. 

Что еще менее приятно, опять начал дорожать бензин. За июль 2006 года его стоимость поднялась на 1,1%, при том что за все первое полугодие она увеличилась на 2,6%. То ли дал о себе знать продолжающийся рост мировых цен на нефть (они уже вплотную приблизились к 80$ за баррель), то ли сказываются стремительная автомобилизация страны и растущий внутренний спрос, то ли нефтяные компании наконец сочли прошлогодний мораторий на повышение топливных цен, установленный по договоренности с правительством, исчерпанным. Так или иначе, это сразу спровоцировало волну апокалиптических прогнозов, дескать, ближайшее время цены на 92-й бензин могут подняться с нынешнего уровня -- примерно 18 руб./литр -- до 20 и даже 21 руб./литр. И тогда уже якобы может случиться катастрофа: остановится производство, начнутся массовые волнения и т. п. Впрочем, слова "катастрофа" и "кризис" в информационно бедном августе произносятся из года в год персонажами, у которых в другое время мало шансов быть упомянутыми в СМИ, и это вынуждает искать другие варианты развития событий.        

Сергей Игнатьев до недавних пор слабо участвовал в борьбе с инфляцией, но теперь ему придется активизироваться

Причины и инструменты        

Несмотря на то что дискуссия о природе инфляции и, соответственно, способах борьбы с ней старше, чем сам институт ответственных за это центральных банков, единства мнений у экономистов нет. Обычно говорят о том, что рост цен частично вызван монетарными факторами -- динамикой количества денег в обращении, процентными ставками, уровнем сбережений, частично психологическими -- динамика цен определяется в том числе и ожиданиями в ее отношении. Иногда еще говорят о факторах немонетарных, таких как состояние инвестиционного климата и уровень монополизма на отдельных рынках, между тем это скорее факторы, влияющие на экономический рост. Как бы то ни было, понятно, что здесь быстро ничего не исправить, а значит, в руках у российских властей фактически только денежные рычаги. 

А вот именно с деньгами в этом году творятся вещи непривычные. Говоря совсем простым языком, их, денег, очень много. Темпы роста денежной массы (агрегат М2) в годовом исчислении сейчас составляют около 44%, при этом только за июнь М2 вырос на 6%. Впрочем, рекорды бьют буквально все показатели, от доходов населения, заметно опережающих темпы роста ВВП, до показателей платежного баланса. Причем с последним творятся уж совсем непривычные вещи: мало того что рекордный рост экспорта и приток нефтедолларов при более медленном росте импорта означает увеличение сальдо торгового баланса (и, строго говоря, счета текущих операций), так еще наблюдается приток иностранного капитала. И хотя по времени это совпало и с тем, что рубль формально стал конвертируемой валютой, и с тем, что деловой климат пусть медленно, но улучшается, причины тут, похоже, другие -- непосредственно связанные с тем, как российские власти борются с инфляцией. 

Хотя формально в правительстве за инфляцию отвечает ведомство Германа Грефа, более или менее реальные средства борьбы с ней имеются лишь в арсенале Минфина и ЦБ. Контора Алексея Кудрина стерилизует избыточные нефтяные доходы через механизм стабфонда и в какой-то мере посредством медленного исполнения бюджета. Так называемые кассовые расходы в первом полугодии традиционно сильно отстают от назначений, и хотя формально причина здесь в том, что министерства просто не успевают вовремя обосновать свои расходы, отрицать стерилизационный эффект невозможно. Впрочем, у этого механизма есть и оборотная сторона: в ноябре-декабре расходы добираются до получателей, чему мы и обязаны традиционным всплеском инфляции в январе-феврале. 

Инструменты ЦБ до недавних пор были задействованы в меньшей степени, хотя первое полугодие доказало, что они применяются все активнее. Во-первых, это стерилизация: рост облигаций Банка России и депозитов в ЦБ оказался значительным, причем не только в абсолютном выражении, но и как доля в денежном предложении (денежной базе в широком определении). Во-вторых, это процентная политика, которая вот-вот впервые станет существенной: ЦБ постепенно приближает депозитные ставки к рыночным. И в-третьих, самое важное -- курсовая политика. 

Российские власти -- и это, возможно, было ошибкой -- никогда не скрывали, что рассматривают укрепление рубля как существенный антиинфляционный инструмент. ЦБ планировал укрепление рубля (впрочем, оно было настолько очевидно предсказуемым, что отрицать его неизбежность было бы глупо). Соответственно, рублевые инструменты с какого-то момента стали необычайно привлекательным инструментом: процентные ставки по госбумагам довольно высоки, вероятность дефолта практически нулевая, а валюта еще и укрепляется. За первые семь месяцев 2006 года рубль вырос относительно доллара на 7%, а доходность рублевых обязательств -- порядка 6% годовых, то есть в долларовом выражении доходность практически безрисковых инвестиций была около 10% за полгода. 

Комбинация высокой инфляции и ревальвации привела еще к одной неприятности: ускорился и рост реального эффективного курса, сильнее всего влияющего на конкурентоспособность отечественных товаров. Если дело и дальше пойдет такими темпами, скоро любой российский товар окажется дороже импортного, производство встанет, а безработица вырастет. Так что дальнейшее укрепление курса -- вопрос не столько техники борьбы с инфляцией, сколько политики.

МАКСИМ ШИШКИН
      

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Что теперь будет с курсом рубля?       

Евгений Гавриленков, главный экономист ИК "Тройка Диалог": 

-- С начала года ЦБ твердил, что и дальше будет укреплять рубль, чтобы бороться с инфляцией. Это привело к тому, что усилился приток капитала и прирост внешних займов российских компаний. Если в январе-феврале международные резервы росли на $6-7 млрд в месяц, то уже в апреле-мае -- более чем на $20 млрд в месяц. Наш месячный профицит по внешней торговле -- $13 млрд, порядка $3 млрд -- отрицательный баланс по услугам, а значит, месячная оценка счета текущих операций -- порядка $10 млрд. Следовательно, около $10 млрд пришло по счету капитальных операций. 

Как следствие -- ускорились темпы роста денежной массы. Если в начале года она росла в годовом исчислении на 37-38%, то в середине года -- уже на 43-44%. За один лишь июнь она увеличилась на 6%. Это фундаментальный фактор, показывающий, что нет прямой и однозначной связи между динамикой курса рубля и инфляцией, потому что на инфляцию влияет масса других факторов, таких, например, как бюджетные расходы. Однако, пока догма о том, что укрепление рубля способствует снижению инфляции, остается в умах, думаю, ЦБ будет эту политику проводить. И говорить о прогнозах курса не стоит, поскольку это сейчас не макроэкономика, а действия чиновников. Но не удивлюсь, если доведут до 26 руб. за доллар. 

Владимир Малиновский, начальник отдела анализа рынка долговых обязательств инвестиционного банка "КИТ Финанс": 

-- С инфляцией, которая, как правило, является естественным спутником экономического роста, пытаются бороться многие развитые страны. Свою денежно-кредитную политику ужесточают и США, и Европа, и страны Азии. Поэтому, на мой взгляд, инфляция в России не является чем-то особенным. На июльскую инфляцию оказали влияние высокие цены на нефть, которые привели к удорожанию бензина, а в итоге, скорее всего, сказались и на конечной стоимости сельскохозяйственной продукции. Алкогольный кризис стал причиной возникновения дефицита и повышения цен на спиртные напитки. Кроме того, можно вспомнить бум на рынке жилья -- заработала ипотека, стали расти цены на недвижимость, что позволило поставщикам стройматериалов поднять цены на свою продукцию. 

Традиционно с инфляцией борются, замедляя темпы экономического роста, что не подходит для России. Поэтому основными инструментами остаются пока административные рычаги (например, соглашения о замораживании цен на бензин) и курс рубля. Я думаю, что инфляция по итогам 2006 года не превысит 10-10,5% годовых, за доллар будут давать около 26,5 руб. 

Иван Манаенко, начальник отдела анализа долгового рынка ИК "Велес Капитал":

-- Все надеются, что в августе-сентябре будет некая дефляция, которая поможет перестать укреплять рубль. Но на этот счет есть большие сомнения, поскольку не только в России, но и в окружающих ее странах наблюдается рост цен. При этом растет зависимость России от импорта. Что касается надежды на урожай, то да, в прошлом году это помогло. Поможет ли в этом -- большой вопрос. И кроме того, рост инфляции является следствием притока спекулятивного капитала, повышающего вероятность того, что России снова повысят рейтинги, что этот приток только усилит. Временная пауза, которую взяла ФРС США в повышении ставок, опять же может способствовать притоку капитала в Россию. 

Помимо укрепления рубля ЦБ всерьез обеспокоился ростом денежной массы и стал повышать ставки по депозитам. Теперь нужно смотреть, какой эффект это даст. Возможно, это несколько сдержит инфляцию. На днях МЭРТ опубликовал проект, согласно которому курс доллара на конец этого года составит 26,7 руб. Я более скептичен и считаю, что уровень 26,4-26,5 руб. за доллар мы увидим при условии, что на рынке евро--доллар будет стабильность.
       
Андрей Выхристюк, аналитик Brunswick UBS:

-- Естественно, мы ожидаем падения курса доллара. Сейчас наш прогноз курса по итогам года составляет 25,5 руб. Поскольку ЦБ укрепляет рубль относительно бивалютной корзины, здесь есть два эффекта: падение курса доллара на мировом рынке и укрепление рубля по отношению к бивалютной корзине. 

Для борьбы с инфляцией краткосрочных возможностей не так много. И одна из ключевых проблем -- это монополизм в российской экономике. Эту проблему можно решить, открыв рынки для импорта. Есть доходы, которые получает население, цены на нефть, индексация пенсий и зарплат -- все это вливается в экономику и отражается большей покупательной способностью. Но поскольку у нас довольно монополизированная экономика, то производители в таком случае просто повышают цены. А чтобы такой дополнительный спрос не выражался в повышении цен, нужно увеличивать предложение. Поэтому, если говорить о среднесрочной перспективе, нужно делать экономику более конкурентоспособной. А в краткосрочной, естественно, регулировать денежную массу, в частности укреплением рубля. 

Ольга Беленькая, аналитик ИК "Финам":

-- Мы ожидаем ослабления доллара вследствие ситуации на рынке FOREX. Здесь пока, на наш взгляд, вероятен сценарий постепенного и относительно контролируемого ослабления доллара. В России дополнительным фактором становится рекордный профицит торгового баланса за счет высоких цен на сырьевые товары, а также приток капитала. Укрепление рубля было бы гораздо существеннее, если бы не позиция ЦБ, осуществляющего интервенции на внутреннем валютном рынке. На данный момент, поскольку инфляция грозит выйти за рамки официального прогноза, есть вероятность, что будет сделана попытка сдержать рост денежного предложения за счет большего укрепления рубля. Однако и здесь резерв ограничен недавним предостережением президента правительству и Центробанку о негативных последствиях чрезмерного укрепления рубля для промышленности. По нашему прогнозу, на конец года курс составит 26,35-26,4 руб. за доллар.