Через пять лет в России останется не больше четырех-пяти независимых региональных банков. Все остальные либо будут скуплены более крупными конкурентами, либо закроются из-за неспособности выполнять требования Центробанка к капиталу.

Региональные российские банки вымирают. Если с начала 90−х годов общее количество российских банков уменьшилось примерно наполовину, то сокращение региональных и местных банков составило 70–95%. Сторонников концепции «нам нужно меньше банков, но чтоб они были сильными» это обстоятельство может порадовать. Приверженцев идеи «пусть будет много банков хороших и разных» — огорчить. Но как бы то ни было, сокращение численности региональных и местных банков, похоже, совершенно естественный процесс, обусловленный макроэкономическими тенденциями. Об этом, в частности, свидетельствует четкая корреляция выживаемости региональных банков с инвестиционной привлекательностью регионов (последний такой рейтинг «Эксперт» публиковал в № 44 за 2005 год).

В частности, в Свердловской области — одном из самых промышленно развитых регионов с высоким инвестиционным потенциалом, которому сопутствует умеренный риск, — из 57 изначально зарегистрированных кредитных организаций к настоящему времени в живых чуть меньше половины, 27 банков.

В регионах, чей инвестиционный потенциал «Эксперт» оценил как средний, картина хуже — там банковские системы сократились примерно втрое: в Краснодарском крае из 75 изначально зарегистрированных остался 21 банк, в Пермском крае — 9 из 28.

В регионах с низким потенциалом и высоким риском инвестиций местные банковские системы практически сходят на нет: в Курской области число банков уменьшилось с пятнадцати до двух, в Читинской — с двадцати до двух, в Брянской — с тринадцати до одного. Ни один банк не выжил в Чукотском автономном округе, не устояли ни один из пяти банков Еврейской АО и ни один из восемнадцати в Чечне. Ни одного местного банка не осталось в Ненецком, Таймырском, Эвенкийском, Усть-Ордынском и Агинском автономных округах.

В среднем сегодня, по оценкам президента Ассоциации региональных банков «Россия» Александра Мурычева, на долю местных банков за редким исключением приходится 15–20% всех банковских услуг в регионе, еще от 15 до 30% региональных банковских рынков занимают иногородние, остальное — территориальные подразделения Сбербанка. Исключения составляют регионы с высокой инвестиционной привлекательностью. Например, в Ханты-Мансийском АО местные банки держат 50–60% рынка, не сдают позиций и свердловчане.

Уже оформился и раздел сфер влияния между местными и столичными банками. В частности, рынок частных вкладов все активнее отвоевывают местные банки. По данным Ассоциации страхования вкладов, еще в начале января 2003 года местные банки собирали только 18,2% вкладов в регионах, а к началу 2006 года их доля в этом сегменте выросла до 33%. «Граждане регионов больше доверяют своим, более привычным брендам», — объясняет Александр Мурычев.

Закономерным следствием этой тенденции является более сильная зависимость местных и региональных банков от вкладов населения. Так, на 1 апреля 2006 года вклады граждан в их пассивах составляли 31,7%. В московских банках, ориентированных в основном на привлечение средств предприятий и организаций и имеющих к тому же доступ к более дешевому зарубежному финансированию, удельный вес депозитов в пассивах не превышает 11,2%.

Большая доля вкладов населения в источниках фондирования региональных банков (а депозиты — это ограниченный и достаточно дорогой источник денег) обусловливает ограниченные возможности региональных банков по кредитованию клиентов. На кредитование крупных промышленных предприятий местные банки в большинстве своем и не замахиваются: все значимые региональные производители давно кредитуются и частично обслуживаются в московских, а то и западных банках.

А вот ниша обслуживания малого и среднего бизнеса — это как раз конек регионалов. Практически всех местных предпринимателей банкиры знают лично и поэтому прекрасно ориентируются в том, кто из них чего стоит, кого и на какую сумму можно ссужать без большого риска.

Варяги идут

Экспансия столичных банков в регионы в виде открытия филиалов или покупки местных банков нарастает. Естественно, наиболее привлекательны для них как раз регионы с хорошим потенциалом. Так, в 2002 году в Краснодарском крае было 78 филиалов банков из других регионов, а на начало нынешнего их уже 84, в Волгоградской области было 42, сегодня уже 51, в Ростовской соответственно 60 и 70. Восемь новых филиалов столичных банков открылось за последние четыре года в Свердловской области, 11 — в Челябинской. Особенно полюбился варягам Ханты-Мансийский автономный округ: за четыре года количество филиалов банков из других регионов здесь утроилось — с 14 до 42.

Практика последних двух-трех лет свидетельствует, что наиболее активная скупка региональных банков идет сейчас в регионах, отнесенных «Экспертом» в рейтинге инвестиционной привлекательности к категории твердых «хорошистов». Так, летом прошлого года московский Инвестсбербанк купил ростовский Русский генеральный банк — одну из самых сильных кредитных организаций в регионе. Контрольный пакет Югбанка, еще одного банка, имеющего сильные позиции в регионе, весной этого года купил «Уралсиб».

Экспансия столичных банков практически не встречает сопротивления. Одна из основных причин — слабое развитие сетей региональных банков. По статистике на один филиал «регионала» приходится более 9 филиалов иногородних банков. Так, против одной местной банковской точки в Тульской области работает 27 дополнительных офисов столичных банков, на четыре ярославских — 36 иногородних, на две мурманских — 28. Новые покупки столичными банками «регионалов» только ухудшают эти соотношения, загоняя местных в ситуацию, единственным выходом из которой оказывается продажа бизнеса.

Время «банковских киосков» прошло. Надо либо становиться крупным игроком федерального масштаба с развитой филиальной сетью, либо позиционироваться на специфических сегментах рынка финансовых услуг, либо продаваться

В Пермской области одним из первых был продан Камабанк, принадлежавший местной администрации. Два года назад 75% его акций отошли к подмосковному банку «Агропромкредит», а сейчас Камабанк признан лучшим в Поволжском федеральном округе.

Уральский промышленно-строительный банк в 2005 году приобретен питерским Промстройбанком. Другой крупнейший банк региона — «Уральский финансовый дом» — для начала сам прикупил регионального коллегу — «Пермкредит». А сейчас, по словам заместителя председателя правления Александра Яцкова, присматривается к потенциальным инвесторам (см.  «Перспективнее консолидироваться с крупным игроком».)

Интересна московским банкирам и Сибирь. В 2003 году банк «Глобэкс» приобрел 76% новосибирского банка «РИБ-Сибирь». В январе этого года столичный банк «Губернский» купил 86% банка «Сибирское согласие». В соседнем регионе, в Красноярском крае, самым весомым акционером одного из крупнейших финансовых институтов (которых всего-то пять), банка «Енисей», является столичный Конверсбанк.

Активны варяги и в некоторых регионах, оцененных «Экспертом» на «четыре с минусом». Так, сменили владельцев несколько банков Саратовской области: в 2004 году банк «Экспресс-Волга» был куплен Пробизнесбанком. НАРАТ-банк, имеющий в области восемь филиалов, перешел под контроль татарского «Ак Барса». Казахстанские банкиры с интервалом в полгода купили два крупнейших омских банка: в ноябре 2004 года второй по величине банк Казахстана «ТуранАлем» приобрел Омск-банк, а в апреле 2005−го АТФ-банк купил 88% омского банка «Сибирь».

В Амурской области из пяти местных банков в 2005–2006 годах четыре сменили владельцев. Последней по времени сделкой стала покупка Супербанка московским Транскредитбанком, завершившаяся весной этого года. Регион к экономически развитым и инвестиционно привлекательным не относится, но можно предположить, что инвесторов стимулирует близость Китая. Примечательно, что в целом смена владельцев пошла региональной банковской системе на пользу: по итогам первого квартала этого года Амурская область лидировала по темпам прироста вкладов населения, которые увеличились на 44,02% (в среднем по России — 5,19%). Практически все сделки по смене владельца сопровождаются увеличением капитала банка и, следовательно, повышением его дееспособности.

А вот на четыре банка экономически депрессивной Псковской области никто, похоже, не претендует. И они начинают терять даже то, что имели: за первый квартал объем депозитов вопреки общей тенденции сократился на 13%. Можно предположить, что либо вкладчиков переманили филиалы московских банков, либо у жителей области уже просто не осталось сбережений.

Поход столичных банков не окончен. В течение одной только недели июля два крупных «москвича» заявили о своих планах в провинции: более двадцати дополнительных точек до конца года намерен открыть банк «Союз», упор на развитие регионального бизнеса провозгласил МДМ-банк. Можно предположить, что далеко не все столичные банки широко обнародовали свои планы и кто-то предпочитает действовать без лишней огласки.

Без капитала

Причина печальной ситуации, в которой оказались региональные банки, очевидна: низкая капитализация и, как следствие, несоответствие потребностям растущей экономики. «Если на рынке привлечения частных вкладов региональные банки еще могут конкурировать с московскими, то на рынке потребительского кредитования удержаться сложнее, — объясняет вице-президент Ассоциации региональных банков ‘Россия’ Александр Хандруев. — Ритейловый бизнес сейчас очень дорогая игрушка. Конкуренция усиливается, все время нужно создавать и продвигать новые продукты, что требует очень больших затрат: надо создавать систему бэк-офисов, разрабатывать скоринг-процедуры, системы безопасности. Из сегмента автокредитования многие малые региональные банки уже вышиблены. Очевидно, то же самое произойдет в ипотечном кредитовании и кредитовании на неотложные нужды. Не думаю, что в перспективе региональные банки будут лидировать в оказании услуг населению даже на региональных рынках».

Однако представители немногих благополучных региональных банков не согласны с тем, что «регионалы» изначально обречены на вымирание. «Недокапитализация — надуманная проблема, — утверждает председатель совета директоров крупнейшего банка Урала ‘Северная казна’ Владимир Фролов. — Сейчас на рынке существует масса возможностей увеличить капитал. Это прибыль, переоценка объектов недвижимости, увеличение уставного капитала и так далее. Бизнес опирается не на один капитал — нужно творчество, драйв, прорывные идеи».

Специалисты видят залог выживания регионального банка в правильной стратегии. «Задача определения стратегии в данный момент сводится к двум основным выборам, — говорит Александр Хандруев. — Один из них — позиционирование на специфических сегментах рынка финансовых услуг. Думаю, малый бизнес — это та ниша, которая может быть хорошо ими освоена. Вторая стратегия — предпродажная подготовка. Причем форма сделки может быть самая разная, от продажи участия в десяти процентах вплоть до контрольного пакета. А чтобы понравиться инвесторам, как своим, так и заграничным, банк прежде всего должен быть прозрачным. Плюс желательно иметь локальную филиальную сеть порядка десяти-пятнадцати допофисов». Похоже, что большинство местных и региональных банков уже выбрали для себя второй путь: статистика Банка России подтверждает, что многие «регионалы» в последние год-полтора увеличили уставный капитал и активно развивают филиальную сеть.

«Большинство региональных банков погибнет, у них нет будущего, — уверен Владимир Фролов. — Чтобы выжить, надо становиться крупным игроком. Думаю, что в итоге в каждом регионе останутся один-два родных банка, и они будут игроками федерального масштаба».

Можно не сомневаться, что «Северную казну» Владимир Фролов относит к категории тех исключительных, которые уцелеют. Банк в последнее время все настойчивее претендует на статус игрока федерального масштаба и проводит активную экспансию в сопредельные регионы: у него 26 филиалов и допофисов не только на родной земле, но и в Перми, Челябинске, Тюмени, Москве.

В числе банков, имеющих основания претендовать на роль региональных федерального масштаба, можно назвать красноярский «Кедр», чья сеть из более чем сорока филиалов и допофисов охватывает не только родной край, но и Москву, Владивосток, Ростов-на-Дону, Кемеровскую область и Хакасию.

Мощной сетью располагает и новосибирский Сибакадембанк. У него около полутора десятков филиалов от Москвы до Хабаровска и контроль над четырьмя региональными банками: екатеринбургским Уралвнешторгбанком, благовещенским Дальвнешторгбанком и московскими Желдорбанком и Эталонбанком. Правда, Сибакадембанк развивается в том числе и за счет средств иностранных инвесторов, вошедших в его капитал.

Новая конфигурация

Похоже, что окончательное исчезновение понятия «региональный банк» — вопрос времени, причем весьма небольшого. Сначала уйдут со сцены банки всех инвестиционно непривлекательных регионов. Потом настанет черед кредитных организаций из промышленно развитых областей, которым просто не хватит ресурсов для конкуренции с банками, имеющими выход на международные финансовые рынки. Тем более что скоро многим из них придется решать принципиально новые задачи. «В самом ближайшем будущем у многих банков начнут падать вычислительные системы: клиентская база ежегодно увеличивается в разы, а возможности серверных мощностей и программных комплексов ограничены, — прогнозирует Владимир Фролов. — Сейчас, по некоторым оценкам, такой услугой, как платежи через интернет, в России пользуются около ста тысяч человек. Но в ближайшие три-пять лет число совершающих электронные платежи, по тем же оценкам, вырастет до десяти-тридцати миллионов. Если сейчас не заниматься подготовкой технической базы, этот поток можно пропустить. Мы, например, начали заниматься развитием интернет-обслуживания с 1999 года, когда этот вид услуг был экзотикой. В результате сегодня на рынке удаленного доступа к банковским услугам, по оценке CNews, адекватно могут работать только четыре российских финансовых института — “Уралсиб”, ВТБ 24, Альфа-банк и наша “Северная казна”. Сейчас мы думаем, как сделать так, чтобы наши вычислительные системы справились с дополнительной нагрузкой и новые клиенты не прошли мимо нас».

Не пройдет и пяти лет, как банковские системы регионов изменятся кардинально. «В тех регионах, где активно развивается экономика, инвесторы в банковский бизнес находятся и найдутся, — говорит президент Ассоциации банков Северо-ЗападаВладимир Джикович. — В регионах, где нет бизнеса, а следовательно, и клиентов, банки так и останутся в полудохлом состоянии, пока их не сживут со свету требования закона или нормативы ЦБ к капиталу».

В итоге около 50% рынка регионов удержит Сбербанк. Еще примерно треть рынка будет занята хорошо знакомыми брендами 20–25 крупных столичных банков. За большинством сохранившихся региональных брендов будут скрываться все те же московские банки. Реально действующих местных банков останется, пожалуй, не больше четырех-пяти — тех, кому удастся сохранить клиентуру из числа земляков — мелких и средних бизнесменов и развить свои филиальные сети, выйдя таким образом в категорию федеральных игроков.

Материалы.


Таблица

В первую очередь вымирают банки инвестиционно непривлекательных регионов

Регион Кол-во кредитных организаций на 1.01.02 Кол-во кредитных организаций на 1.04.06 Динамика прироста депозитов в региональных банках в I квартале 2006 г.
(%)
Высокий потенциал — умеренный риск
Свердловская обл. 30 27 9,6
Средний потенциал — умеренный риск
Краснодарский край 28 21 6,87
Красноярский край 10 6 7,77
Новосибирская обл. 15 14 11,04
Пермский край 12 9 16,01
Ростовская обл. 25 24 8,37
Пониженный потенциал — умеренный риск
Саратовская обл. 18 17 10,7
Омская обл. 8 8 9,53
Курская обл. 2 2 11,92
Незначительный потенциал — умеренный риск
Новгородская обл. 2 2 -0,82
Псковская обл. 5 4 -13,08
Пониженный потенциал — высокий риск
Алтайский край 5 5 5,05
Незначительный потенциал — высокий риск
Амурская обл. 5 5 44,02
Источники: Агентство по страхованию вкладов (АСВ), Банк России, рейтинговое агентство «Эксперт РА»


Перспективнее консолидироваться с крупным игроком

Марина Тальская

Дополнительный материал к статье  Естественное сокращение поголовья


«Уральский финансовый дом» по итогам прошлого года вошел в десятку лидеров банковской системы по динамике активов (прирост 276,2%) и собственного капитала (201%). Обусловлен ли столь мощный рывок амбициозными бизнес-планами кредитной организации или это всего лишь прихорашивание в рамках предпродажной подготовки, прояснил заместитель председателя правления АКБ «Уральский финансовый дом» Александр Яцков.

— За счет каких источников решаются сегодня проблемы капитализации региональных банков?

— Все средства хороши. Конкретно в нашем банке за последние пять лет рост капитала происходил примерно в равных пропорциях и за счет прибыли банка, и за счет средств акционеров. Сейчас уставный капитал банка составляет около шестисот миллионов рублей. На последнем собрании акционеров было принято решение в ближайший месяц провести допэмиссию еще на пятьсот миллионов рублей.

Судя по всему, наш собственник (Пермская финансово-промышленная группа, которой принадлежит 95% акций банка. — «Эксперт») заинтересован в развитии банка. Сейчас это несколько нетипично: большинство ФПГ воспринимают дочерние банки как непрофильные активы и либо стремятся избавиться от них, либо бросают на произвол судьбы.

— Чем можно объяснить этот интерес?

— Интерес этот заключается не в получении каких-то эксклюзивных услуг либо кредитования — банк по своим масштабам не может обеспечить собственника кредитными ресурсами в том объеме, в котором ему нужно. Наши акционеры давно кредитуются в московских банках и западных «дочках». Интерес собственника исключительно инвестиционный: окупить вложения за счет роста капитализации и дальнейшей реализации части акций банка.

— То есть речь идет о предпродажной подготовке банка?

— Скорее о возможности реализовать блокпакет.

— И когда планируется продажа?

— Самое раннее — через год, самое позднее — через пять лет.

— Кого вы видите в роли стратегического инвестора?

— Мы пока присматриваемся и изучаем потенциальных покупателей. Была встреча с представителями ЕБРР. Конкретные вопросы не обсуждались, встреча носила ознакомительный характер. Тем не менее банк готовится к международному аудиту, чтобы стать для потенциальных инвесторов более прозрачным.

— Насколько реально региональному банку привлечь средства с открытого рынка? Можно ли рассматривать этот путь как источник капитализации для большинства?

— Для большинства региональных банков это трудный путь. Наш банк сейчас самый крупный в регионе. Но я считаю нереальным рассчитывать на открытое размещение акций на бирже.

— Как в итоге оказался поделен пермский рынок между региональными банками и московскими?

— В нашем регионе около семидесяти процентов рынка держит Сбербанк, пятнадцать процентов — иногородние, в основном московские банки (в Пермском крае действуют филиалы двадцати девяти пришлых банков), оставшиеся пятнадцать процентов — региональные банки, из которых семь-семь с половиной процента приходится на наш банк.

Все крупные промышленные предприятия с объемом реализации от одного миллиарда рублей, такие, например, как «Уралкалий», «Сильвинит», «Соликамскбумпром», «Метафракс», обслуживают либо Сбербанк, либо московские банки. Некоторые очень крупные региональные компании кредитуются в западных банках.

Лидерами рынка потребительского кредитования тоже являются пришлые банки: «Хоумкредит», «Русский стандарт», Росбанк. Из региональных банков никто в магазинах не сидит, да и не стремится открывать там точки.

В автокредитовании очевидного преимущества пока никто не добился. Региональные банки начали заниматься этим раньше и какую-то часть рынка заняли и удерживают. Московские приступили к освоению этого рынка позже, но они пришли сразу с упакованными продуктами, предложили более выгодные условия и уверенно заняли часть рынка. Но, думаю, в течение еще двух-трех лет места на этом рынке хватит всем.

Ипотекой занимается в основном пермское отделение федерального Агентства по ипотечному жилищному кредитованию. Какую-то часть рынка начали оттягивать на себя москвичи. У региональных банков дефицит длинных пассивов, в связи с чем они ограничены в выдаче долгосрочных кредитов и на большую долю этого рынка претендовать не могут.

— Существует мнение, что региональным банкам нужно срочно искать стратегических инвесторов и продаваться, иначе смерть. Вы с этим согласны?

— Согласен. Но, думаю, региональным банкам надо стремиться продаваться не со всеми потрохами, не так, чтобы весь пакет в одни руки, а по частям — нескольким инвесторам, скажем, по десять процентов.

— А без сторонних инвесторов региональным банкам совсем не выжить?

— Выжить-то можно, но что это будет за жизнь? В промышленно развитых регионах, где хорошая, конкурентная экономика, где средний уровень зарплаты выше, чем по стране, местные банки могут работать, в депрессивных районах шансов нет. Конкретно наш банк выжить сможет, но с привлечением ресурсов западных и федеральных инвесторов жизнь станет интереснее.

— На какие ниши должен нацеливаться региональный банк, чтобы выжить самостоятельно?

— Самая перспективная ниша — это обслуживание малого и среднего бизнеса. Крупные предприятия мы не тянем. С физлицами лучше сосредоточиться на нерискованных операциях, таких как автокредиты, ипотека, операции с банковскими картами, депозитные операции. Потребительское кредитование довольно дорогое удовольствие — нужно иметь длинные пассивы, вкладываться в рекламу. Коньком местных банков может стать малый и средний бизнес, которому нужно оперативное банковское обслуживание: пришлые банки не знают местную специфику, а мы знаем и понимаем местный бизнес.

— Как, по-вашему, будут выглядеть региональные банковские системы лет через пять?

— Судя по тому, что большинство «регионалов» озабочены поиском стратегических инвесторов, доминировать на региональных рынках будут банки федерального значения.