Чем ближе к вершине, тем короче и труднее шаги . 23 июня 2006 г. Банком России взята еще одна высота, подтверждающая приверженность его антиинфляционной политике – коммерческие банки получили телеграмму о снижении ставки рефинансирования до 11,5 процентов годовых, начиная с 26 июня. Предыдущее снижение состоялось ровно полгода назад - ставка тогда была снижена на 1% и достигла 12% годовых.

На протяжении этого  полугодового отрезка ведущие политические деятели, включая Президента Российской Федерации, увещевали банки снижать ставки по кредитам. Легкость, с которой в марте месяце Россельхозбанк уменьшил на несколько процентных пунктов ставку по кредитам, предоставляемым сельхозпроизводителям в рамках национального проекта, говорит о большом потенциале наших кредитных организаций в части возможного снижения бремени заемщиков по обслуживанию долга. Банк России в отчете за  2005 г. констатировал удешевление  кредитных ресурсов   и снижение среднегодовой   процентной ставки по срочным рублевым депозитам до 7,9% против 9% в 2004 г.

В том же отчете отмечено, что инструменты рефинансирования, предлагаемые Банком России, пользовались низким спросов со стороны участников рынка в виду существенного превышения устанавливаемой ставки рефинансирования рыночному предложению ресурсов (средняя ставка по рублевым межбанковским кредитам составила 2,9% годовых, минимальная средневзвешенная ставка по итогам ломбардных аукционов - 7,1%). В феврале 2006 г. Россельхозбанк получил ресурсы от размещения облигационного займа на сумму 7 млрд. руб. под 8,08% годовых, а возмещение из бюджета за предоставленные крестьянским хозяйствам кредиты получит по ставке 14 % годовых. Выходит, что направляемые из бюджета компенсации процентов по ссудам, предоставленным в рамках государственных и региональных программ сельхозпроизводителям, по сути, есть субсидии банкам, исключающие у последних процентные риски и дающие неплохой и гарантированный доход. Сельский же труженик остается с капитальным телом долга, который необходимо будет вернуть банку в установленный срок. Но непосвященные в законы рынка и следствия уравнения обмена труженики села на опыте знают, что, получив больше мяса или вырастив хороший урожай, они столкнутся с падением цен на результаты собственного труда. Удастся ли тогда крестьянину получить достаточную выручку от реализации продукции, чтобы погасить основной долг, без государственных программ поддержания цен?

Известно, что величина ставки рефинансирования определяет размер затрат по обслуживанию банковского долга, исключаемого хозяйствующими субъектами из налогооблагаемой базы. Как правило, после каждого снижения ставки рефинансирования заемщики направляют в кредитные организации просьбы о пересмотре ставок по действующим договорам или производят досрочный возврат займа - с целью получения нового на более выгодных для себя условиях. Крупные заемщики находятся в привилегированном положении, и разрешение дилеммы, возникающей у банка: уменьшать ставку или сохранить доходность, как правило, решается в пользу престижного клиента. Ничего удивительного – иначе конкуренты подберут. Возможно поэтому, по данным Банка России, средние ставки по кредитам предприятиям нефинансового сектора экономики составили 10,8 процентов годовых.   Восполнить убывающую доходность от процентов, получаемых от крупных заемщиков, банки стремятся на розничном рынке, в сегментах потребительского кредитования и кредитования предприятий малого бизнеса. В 2005 г. кредитные портфели коммерческих банков уже на ¼ состояли из кредитов, предоставленных населению. А ставки здесь порой достигают двух и более десятков процентов.

Доступность к кредитным ресурсам считанного количества первоклассных заемщиков из отраслевых лидеров всегда выше, чем у большой массы малых и средних предприятий, которым, несмотря на все призывы и пожелания, получить банковский кредит остается довольно сложно. Среди большого числа конкурирующих предприятий отыщется незначительное количество субъектов, реально способных обеспечить норму прибыли, соответствующую процентным ставкам в 16 - 20%.   Представляемые такими предприятиями проекты отбраковываются кредитными аналитиками по причине их неэффективности, поскольку реальная отраслевая рентабельность большинства предприятий гораздо ниже предлагаемых ставок ссудного процента. Статистика показывает, что рентабельность проданных товаров, продукции и услуг составила в 2005г. 12,7%.    И только в экспортно-ориентированных видах деятельности рентабельность превышает 20 %.(очевидно, что основную долю здесь дают предприятия нефтегазового комплекса). Банк России констатирует, что улучшение финансового положения нефинансовых предприятий сдерживается высоким уровнем ставок по банковским кредитам.

Зачастую предприниматели, чтобы раздобыть недостающие средства для развития бизнеса без составления фантастических бизнес-планов, оформляют   потребительские кредиты, которые столь широко нынче предлагаются банками. Ставка больше, но меньше волокиты. За последние полтора десятка лет сформировалось поколение людей, привыкшее вести бизнес в условиях   перманентной инфляции, когда получаемые деньги обесценивались так быстро, что занятая в начале года сумма на приобретение какой-нибудь недвижимости без труда возвращалась за счет средств от экономии на спичках. Инфляция породила синдром «легких денег»: полученные сегодня рубли завтра будут «весить» меньше. Этот синдром и сегодня заставляет публику оформлять кредиты часто под два с лишним десятка годовых, в надежде, что отдавать придется через два-три года совсем «легкий» долг.

Но инфляция, господа, снижается, и Центробанк дает очередной сигнал, что работа в этом направлении будет продолжаться. 

В этой ситуации банкам бы и самим следует быть осторожней. Поскольку перекладывание на заемщика значительного процентного бремени чревато, особенно в условиях замедленной инфляции, отказом от обслуживания долга – дефолтом. Последствия упомянутого явления многим из нас должны быть отчасти знакомы.  

Развитие ипотечного кредитования во многом тормозится за счет высоких процентов, предлагаемых заемщикам, о чем нередко упоминается на самых высоких уровнях власти. Один уважаемый банкир в частной беседе с автором сказал, что никогда не взял бы кредит выше 10 процентов годовых. Интересно, что бы вы подумали о колбаснике, если бы он заявил, что никогда не будет есть выпускаемую им колбасу, потому что в ней мало мяса?

Чтобы решиться взять ипотечный кредит заемщик должен быть уверен, что правила, установленные в кредитном договоре, не изменятся в зависимости от желаний кредитора и решений Центрального банка, чтобы ставка по кредиту была стабильна и необременительна, чтобы получаемые заемщиком доходы имели перспективу роста. Все эти условия можно соотнести с понятием стабильности.

Стабильность в обществе демократическом обеспечивается продуманными законами. Действительно, сегодня мы наблюдаем, что политика Банка России направлена на сдерживание инфляции и снижение ставок рефинансирования, но кто даст гарантии, что через небольшой промежуток времени ставки не поползут вверх? Пробные шары уже запускаются. Так, на ХХ годовом собрании Ассоциации региональных банков ее председатель А. Мурычев высказал мнение, что процентные ставки по вкладам не должны быть ниже темпов инфляции. Но если заложить в депозитную ставку существующий уровень инфляции, это значит на выходе получить еще большую инфляцию. Эскалация может быть продолжена, поскольку за вкладами поднимется и стоимость кредитных ресурсов, а следовательно - ставки по кредитам. В такой гипотетической ситуации вполне возможно возвращение к политике рефинансирования начала - середины 90-х прошлого века. Надеюсь, что многие еще помнят банковские ставки того времени, измеряемые не десятками, а сотнями процентов. Дж.М. Кейнс заметил, что поскольку «норма процента не приспосабливается автоматически к уровню, наиболее отвечающему общественной пользе, а постоянно стремиться подняться слишком высоко, мудрое правительство должно заботиться о том, чтобы снизить ее, опираясь на закон и обычай и даже взывая к морали».

К сожалению, мы должны констатировать, что мудрое российское правительство не может ссылаться на закон и обычай, которые бы устанавливали допустимый максимум величины процента для заемных средств, по причине отсутствия таковых, поэтому членам кабинета приходиться ограничивается призывами к банкирам снижать процентные ставки.

Следует заметить, что становление буржуазных обществ сопровождалось принятием законов против ростовщичества, которые стабилизировали собственность внутри так называемого среднего класса. Не случайно библейская заповедь гласит: «Не желай дома ближнего твоего; ни раба его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». «Никто не может унижать жизнь другого путем ростовщичества или угнетения в любой форме»( Второзаконие 3:1-29). И в наше время такие законы существуют по обеим сторонам Атлантики. Становление капитализма в России в начале ХХ века тоже не обошлось без подобного закона. Вот как он звучал в Уголовном уложении Российской империи 1903 г.:

Ст. 608 Виновный в ссуде капитала в чрезмерный рост.

1) если заемщик был вынужден своими стеснительным обстоятельством, известным заимодавцу, принять или продолжить условия ссуды, крайне обременительные или тягостныя по своим последствиям;

2) если виновный, занимающийся ссудами, скрыл чрезмерность роста включением роста в капитальную сумму, под видом неустойки, платы за хранение или иным способом;

за сие ростовщичество наказывается заключением в тюрьму.

Сверх того, суду предоставляется подвергнуть виновного денежному взысканию не свыше пятисот рублей.

Если же ростовщичество составляло промысел виновного, то он наказывается заключением в исправительный дом.

Сим же наказаниям и на сем же основании подлежит виновный в приобретении и предъявлении ко взысканию заведомо ростовщического обязательства или в получении по оному заведомо ростовщического платежа.

В случае учинения ростовщичества содержателем ссудной кассы или его приказчиком суду предоставляется лишить виновного навсегда права содержать ссудную кассу или быть в ней приказчиком.

Ростовщическое обязательство признается не имеющим силы, но заимодавец не лишается права обратного получения действительно данного капитала, за вычетом полученных платежей.

Ссуда капитала в рост, не превышающий двенадцати процентов (12%) в год, не наказуема.

Можно взывать и к морали, тем более что преобладающее число религий имеющих распространение на территории России, в той или иной форме считают ростовщичество греховным делом. «И по божественному писанiю, къ числу возбраненных делъ принадлежитъ лихва и ростъ, и прiобщенiе къ своему стяжанию чужаго, чрезъ нъкое преобладанiе, хотя бы то было подъ видомъ договора»- говорят нам апостольские правила. Но светский закон должен определить размер грешного процента: где заканчивается банковское ремесло и начинается лихва. Иначе нет ни покаяния, ни отпущения грехов. И мы, люди, не ведаем, что творим.

Н. Н.Чистов. 30 июня 2006 г.

г. Ставрополь