Продолжение. Начало: Знать бы прикуп…

Мало-помалу мы выбрались из века 19-го и приступили к рассмотрению теорий экономических кризисов века 20-го.

VI . Так называемые психологические теории кризисов

Теория Йозефа Шумпетера (1883-1950)

В намерения Шумпетера входило, ни много ни мало, разработать теоретическую модель процесса экономического развития во времени. Не смотря на такой высокий уровень притязаний, Шумпетер, тем не менее, в одном из своих трудов скромно замечает: «…мне хотелось бы сравнить свою теорию с самым совершенным достижением в этой области – теорией Шпитгофа, хотя мою теорию вряд ли можно сравнивать с этим достижением в отношении обстоятельности и завершенности».

Сравнивая свою теорию с теорией Шпитгофа, Шумпетер, в первую очередь отмечает то, в чем эти теории сходятся.

Во-первых, говорит он, общим для обеих теорий является точка зрения, согласно которой существенным является волнообразное движение конъюнктур, а не «кризис» сам по себе.

Во-вторых, Шумпетер также признает, что лучшим показателем состояния конъюнктуры является потребление стали. В-третьих, отмечает он, наши мнения совпадают в том, что причинная связь начинается с инвестиционных товаров , которые «покупаются на капитал», а подъем наступает в первую очередь в производстве основных средств производства (фабрики, рудники, суда, железные дороги и т. д.).

В-четвертых, констатирует Шумпетер, у нас единый взгляд на то, что, выражаясь словами Шпитгофа, подъем возникает в результате того, что в новые предприятия «вкладывается больше капитала» и что исходящий оттуда импульс распространяется через рынки сырья, труда, оборудования и т. д. Под «капиталом» в том смысле, который имеет значение в данном вопросе, мы оба понимаем одно и то же. Правда, подчеркивает Шумпетер, в идее всей его конструкции принципиальную роль иг рает создание покупательной силы, в то время как у Шпитгофа этого нет.

Различия существуют в объяснении обстоятельств, вызывающих конец подъема и наступление депрессии . У Шпитгофа этим фактором является перепроизводство «капитальных благ» («насыщение») по отношению к имеющемуся капиталу, с одной стороны, и к платежеспособному спросу — с другой. Шумпетер заявляет, что он мог бы еще согласиться с этим в качестве описания положения вещей. Однако в то время как теория Шпитгофа основана на этом положении и пытается объяснить нам, что побуждает производителей, например фабричного оборудования, стройматериалов и т. д., периодически перенасыщать рынки этих товаров, теория Шумпетера стремится объяснить ситуацию влиянием массового появления, новых пред приятий на условия жизни уже существующих и на сложив шееся состояние экономики с учетом обоснованных положений о том, что новое, как правило, не вырастает из старого, а появляется рядом со старым, вы тесняет его и изменяет все отношения таким образом, что возникает необходимость в специфическом процессе «размещения». (Обратите внимание: у Туган-Барановского – «истощение», у Шпитгофа – «насыщение», у Шумпетера – «размещение» - и это не просто игра слов).

В целях раскрытия своей позиции Шумпетер прежде всего задается вопросом, существуют ли кризисы чисто экономического характера, то есть такие, которые неизбежно вытекают из сущности самой экономики или какого-либо эконо мического уклада? И отвечает на этот вопрос положительно. Он заведомо дистанцируется от кризисов, которые вызываются внешними по отношению к экономике причинами; другими словами для него не представляют интереса кризисы, вызванные войной, кризисы-катастрофы, причиной которых послужили какие-то природные катаклизмы и т.п. Главный признак кризиса, согласно Шумпетеру, состоит в том, что кризисы нарушают прежний ход развития экономики, прерывают его поступательное движение. Но подобные воздействия оказывают не все нарушения, спады и т. д., происходящие в реальной действительности. Кризисы являются поворотной точкой экономического развития. Эти крупные внезапные изменения в экономике   выкристаллизовываются как существенное явление из потока соответствующих фактов. Их необходимо объяснить. Правда, при этом проблема несколько смещается.

Исходя из массы различных фактов и распространенного понятия кризиса, Шумпетер установил, что ни то ни другое не представляло никакого особого теоретического интереса. Масса фактов, как оказалось, не отвечала никаким правилам и не позволяла выявить никаких общих черт. Распространенное понятие кризиса оказалось неточным и беспомощным. Однако при более обстоятельном и глубоком подходе, если удалить верхний слой случайных форм проявления, можно действительно обнаружить значительное явление, регулярность возникновения которого сразу бросается в глаза, а именно: «мощный прибой экономического развития», который привлекает к себе внимание исследователей. Конечно, это явление не совсем соответствует внешним проявлениям. И все же это   крупное явление, лежащее в основе всех тех поверхностных фактов, которые в принципе представляют интерес. Все остальное случайно и несущественно. Необходимо исследовать сущность особого волнообразного движения экономики. По мнению, Шумпетера, в результате такого исследования легко можно понять все остальные явления.

Таким образом, Шумпетер, начав с проблемы кризисов, пришел к другой проблеме, которую он считал основной, — к проблеме процветания и депрессии. Почему экономика развивается не плавно, а рывками, почему за поступательным движением следует возвратное и лишь после него вновь возобновляется поступательное дви жение?

Шумпетер считает, что на этот вопрос нельзя дать более краткого и точного ответа, чем следующий: «это происходит исключительно потому, что новые комбинации осуществляются не через равные промежутки времени — как это следовало бы ожидать согласно общим принципам вероятности, — не таким образом, что, например, на каждую неделю, день и час приходилось бы одинаковое число новых комбинаций. Как правило — если это вообще происходит, — новые комбина­ции появляются в большом числе».

О каких новых комбинациях идет речь? Дело в том, что Шумпетер ввел в экономическую науку разграничение между экономическим ростом и экономическим развитием . Экономический рост — это увеличение производства и потребления одних и тех же товаров и услуг со временем. Экономическое развитие — это появление чего-то качественно нового, неизвестного ранее, другими словами, экономическое развитие осуществляется путем нововведений (или инноваций) . Понятие «нововведение» значительно шире понятия «изобретение» или «открытие». Изобретение, даже если оно уже запатентовано, но не внедрено в жизнь, с точки зрения экономики представляет собой, как говорил Иммануил Кант, «вещь в себе»; только когда оно будет внедрено, оно станет, опять-таки с позиции экономики, «вещью для нас». Нововведения как раз и реализуются путем «осуществления новых комбинаций». Согласно Шумпетеру, «осуществление новых комбинаций» охватывает следующие пять случаев:

1.         Изготовление нового, т. е. еще неизвестного потребителям, продукта или создание нового качества того или иного продукта.

2.         Внедрение нового, т. е. данной отрасли промышлен­ности еще не применявшегося, метода (способа) производства, в основе которого не обязательно лежит но вое научное открытие и который может заключаться также в новом способе коммерческого применения соответствующего товара.

3.         Освоение нового рынка сбыта, т. е. такого рынка, на котором до сих пор данная отрасль промышленности этой страны еще не была представлена, независимо от того, существовал этот рынок раньше или нет.

4.         Получение доступа к новому источнику сырья или полуфабрикатов, равным образом независимо от того, существовал этот источник раньше, или просто не принимался во внимание, или считался недоступным, или его еще только предстояло создать.

5.         Проведение соответствующей реорганизации с целью обеспечения монопольного положения или подрыва монопольного положения другого предприятия.

«Осуществление новых комбинаций» выполняется, по мнению Шумпетера, исключительно предпринимателями-новаторами, то есть теми людьми, которые занимаются внедрением в жизнь нововведений. Шумпетер подчеркивает различие между предпринимателем и «просто хозяином». «Просто хозяин» не делает ничего нового, он занимается тем, что уже было апробировано до него предпринимателями-новаторами. Труднее всего тому предпринимателю, который первым «торит лыжню» по целине. Именно поэтому Шумпетер так высоко оценивает роль предпринимателей и именно поэтому его теорию считали «предпринимательской» или «психологической», хотя сам Шумпетер категорически возражал против этого. Насколько это справедливо, читатель может судить сам. Возможно, теория Шумпетера «заслужила» ярлык «психологической» из-за того, что ее автор особо подчеркивал значение психологических характеристик предпринимателей, таких как:

- опора на собственные силы,
- предпочтение риска,
- ценность собственной независимости,
- ориентация на собственное мнение,
- потребность в достижении успеха, хотя деньги для него - не главное,
- и главное качество предпринимателя - стремление к нововведению.
Предпринимателем движет жажда деятельности и воля к победе. Забавно то, что, по мнению Шумпетера, предприниматель, не должен быть обременен высоким уровнем интеллекта, чтобы не было «горя от ума». Именно относительная ограниченность кругозора не дает ему возможности сравнивать множество различных вариантов достижения цели и предаваться долгим колебаниям, в то время как интеллектуал, встав в позицию «буриданова осла», будет размышлять над тем, какой же вариант выбрать.

Предприниматель, с точки зрения Шумпетера, представляет собой главное действующее лицо экономического развития. Именно благодаря его напористости осуществляется технический прогресс, создается избыток ценности, нарушается равновесие стационарной ситуации и экономика получает стимул к развитию. Предприниматель вмешивается в устоявшийся кругооборот ресурсов, «оттягивает» часть из них на себя с целью реализации задуманного им нововведения и «размещает» их по новому, выводя тем самым экономическую систему из равновесия.

Здесь мы видим отличие теории Шпитгофа с его «вакуумным» эффектом «всасывания» капитала в расширение производства в период процветания и теории Шумпетера, согласно которой «толкачом» выступает предприниматель.

Каким же образом «осуществление новых комбинаций» заставляет экономику совершать волнообразные движения, включающие в себя периоды процветания и депрессии? Шумпетер раскрывает это следующим образом.

Если бы новые предприятия появлялись независимо друг от друга, то не было бы никакого подъема и никакой депрессии как особых, характер­ ных, бросающихся в глаза, регулярно повторяющихся яв лений. В этом случае их появление можно было бы наблюдать, в общем-то, постоянно, оно «распределялось бы равно мерно во времени» и вызванные им соответствующие изменения в хозяйственном кругообороте были бы относи тельно невелики, а возникавшие нарушения имели бы лишь локальное значение и могли бы легко преодолеваться экономикой.

Тем не менее, и в этом случае были бы хорошие и плохие «времена». Инфляция про должала бы способствовать ускорению экономического роста, дефляция тормозила бы его, политические и социальные события, меры по регулированию экономики продолжали бы оказывать свое влияние. Однако это были бы не те подъемы и не те депрессии, которые нас интересуют. Они не были бы регулярными и неизбежными, как если бы они порождались самой экономикой. Напротив, каждый раз их следовало бы объяснять внешними причинами. Вполне понятно, что этими явлениями – так считал Шумпетер – мы никогда не сможем объяснить явление кризиса, если мы не думаем просто утверждать, что депрессия по рождается подъемом, а подъем – депрессией.

Картина меняется под влиянием массового (именно массового) появления новых предприятий. Этот процесс усиливается тремя обстоятельствами, которые, однако, не яв ляются самостоятельными, независимыми его причинами.

Во-первых, опыт подтверждает, что новые комбинации, как правило, не возникают из старых и непосредственно не занимают их места, а появляются рядом и конкурируют с ними.

Во-вторых, массовый спрос со стороны новых предпри нимателей, означающий появление весьма значительной покупательной способности, вызывает вторичную волну подъема, которая охватывает всю экономику и становится движущей силой всеобщего процветания.

В-третьих, ошибки подъема играют важную роль для наступления и течения депрессии. В большинстве теорий кризисов этот момент используется в том или ином виде, однако здесь необходимо всегда иметь в виду следующий вопрос: разумеется, ошибки бывают всегда; однако, поскольку производство осуществляется не наобум, а всегда лишь на основе более или менее обстоятельного размышления и анализа положения дел, ошибки, как правило, возникают только в тех масштабах, которые могут представлять собой опасность для отдельного предприятия, как исключение — даже для целой отрасли, но не для всего народного хозяйства.

В этой связи Шумпетер задается вопросом, как может возникнуть такая всеобщая ошибка, в результате которой опасность угрожает всей   экономике? Причем он имеет в виду ошибку, которая возникает в качестве независимой причины, а не просто как следствие спада, подлежащего объяснению. Итак, почему — и к тому же периодически — совершаются подобные ошибки? Ход рассуждений Шумпетера разъясняет именно это явление : если признаком подъема является не просто повышенная деловая активность как таковая, а осуществление новых и неиспытанных комбинаций , то становится совершенно ясно, что при этом ошибка должна играть особую, качественно иную роль, чем в процессе установившегося кругооборота.

Волнообразное движение, по мнению Шумпетера, наблюдалось бы и тогда, когда ни хозяйственный субъект, ни предприниматель, ни, наконец, пострадавший «просто-напросто хозяин» не сделал бы ничего такого, что, с его точки зрения, можно было бы считать «ошибочным», когда никто не совершил бы ни технической, ни коммерческой «ошибки», не был бы охвачен «спекулятивной лихорадкой» и не впал в беспочвенный оптимизм, а затем в пессимизм, и даже тогда, когда все хозяйственные субъекты обладали бы способностью широкого предвидения.

Далее Шумпетер показывает, что сущность проблемы объясняется исключительно объективной ситуацией, которая неизбежно порождается подъемом.

Почему предприниматели появляются не непрерывно, т. е. их появление не распределяется во времени, а сразу большим числом, грубо говоря, роем? Исключительно потому, считает Шумпетер, что появление одного или нескольких предпринимателей облегчает появление других, а возникновение последних облегчает и тем самым способствует появлению следующих и все более многочисленных.

Динамика этого процесса, по Шумпетеру, такова.

Во-первых: «осуществление новых комбинаций» — дело сложное и доступно лишь людям, обладающим определенными качествами. Лишь немногие люди   могут в ситуации, которая сама по себе еще не является «подъемом», добиться успеха в этом направлении. Однако если один или несколько предпринимателей добились успеха, за этими первыми предпринимателями могут последовать другие, что они, естественно, и сделают, поощряемые успехом, который теперь представ ляется уже достижимым. Их успех в свою очередь облегчает деятельность других предпринимателей путем все более полного устранения различных препятствий, за счет появления все новых и новых предпринимателей, и так до тех пор, пока новое не станет привычным и реальным, а его восприятие не будет делом свободного выбора.

Во-вторых, поскольку склонность к предпринимательству является чем-то таким, что, как и любое другое качество, распределяется в этнически одно родной группе по закону распределения ошибок, число индивидов, все менее соответствующих этим требованиям, увеличивается до максимума. Следовательно, все больше людей могут и будут со все возрастающей легкостью становиться предпринимателями; то есть, появление одного преуспевающего предпринимателя вызывает появление не просто еще не скольких, а все более многочисленных, хотя и менее квалифи цированных и способных предпринимателей. Именно так обстоит дело и на практике: в отраслях, где еще существуют конкуренция и множество неза висимых индивидов, сначала наблюдается появление от дельного новшества, как правило, на специально созданных для этого предприятиях, а затем существующие предприятия, пусть неодинаково быстро и успешно, но начи­нают использовать это новшество и у себя - вначале не сколько предприятий, потом все больше и больше.

В-третьих, массовое появление предпринимателей происходит до тех пор, пока в результате падения предпринимательской прибыли не окажутся  исчерпанными частнохозяйственные возможности новых предприятий, причем первоначально в отрасли, в которой появились первые предприниматели. Как показывает практика, обычно повышение конъюнктуры и внедрение новшеств начинается в одной или нескольких отраслях . Однако «первые» предприниматели устраняют препятствия для «других», причем не только в той отрасли производства, в ко торой они появляются, но в соответствии с природой этих препятствий и в других отрас лях: предприятия этих отраслей могут скопировать мно гие новшества. Таким образом, деятельность первых предпринимателей вы ходит за рамки их собственной отрасли, а масса предпри нимателей в целом увеличивается в большей степени, чем это было бы в иных условиях, народное хозяйство быст рее и полнее втягивается в процесс реорганизации, состав ляющий существо периода подъема.

В-четвертых, по мере того как участвующие в процессе развития адаптируются к новым условиям, по мере того как уменьшаются трудности, потребности в руководстве при создании нового становятся все меньше. В этой связи массовое появление предпринимателей становится все менее ярко выражен ным, колебания конъюнктуры — менее резкими.

В-пятых, именно массовым появлением новых комбинаций объясняются основные черты периода подъема. Оно объясняет, почему рост капиталовложений является самым первым симптомом начинающегося подъема, почему наибольшее оживление наблюдается, прежде всего, в отраслях промышленности, производящей средства производства, почему растет, прежде всего, потребление стали (Шпитгоф). Этим объясняется также и массовое появление новой покупательной силы, а тем самым и характерный для периодов подъема рост цен, который, конечно, не может объяснить ссылка только на увеличение потребностей или рост издержек. Наконец, этим объясняется сокращение безработицы и увеличение заработной платы, повышение уровня процента, рост грузооборота, напряженность банковских балансов и т. д. и, как говорят, распространение вторичных волн подъема, иными словами, «процветание», охватывающее все народное хозяйство.

Продолжение следует.