Продолжение. Начало: Знать бы прикуп…

IV . Теории, усматривающие причины периодичности кризисов в сфере общественного распределения и потребления

Теория Карла Родбертуса Ягецова

Исходным пунктом теории Родбертуса явилось следующее положение: пауперизм, то есть нищета, и промышленные кризисы вызываются одной и той же причиной; одно и то же свойство современного товарного обращения вызывает оба эти препятствия равномерному и непрерывному промышленному прогрессу. Свойство это заключается в следующем: если распределение национального продукта совершается вполне свободно, то развитие общества неизбежно приводит к тому, что с возрастанием производительности национального труда доля рабочего класса в общем национальном продукте становится все меньше и меньше.

Действительно, как должны влиять всякие технические усовершенствования на увеличение производительности труда, если заработная плата в своей реальной форме всегда остается неизменной?

Логика рассуждений Родбертуса такова. Пусть производительность национального труда в известное время начинает возрастать. Если раньше национальный продукт был равен а, то после введения усовершенствованных способов производства он будет равен, положим 2а. Между тем, реальная заработная плата не повышалась; если раньше она равнялась а/2, то и теперь останется а/2. Но раньше доход работающих   составлял половину всего национального дохода; в связи с этим половина национального капитала была   обращена на производство предметов потребления рабочего класса. Теперь же доход рабочего класса составляет только ¼ национального дохода; если по-прежнему ½ национального капитала будет занята в производстве продуктов для рабочего класса, то предложение товаров этого рода существенно превысит спрос вследствие полной невозможности рабочих закупать увеличенное количество изготовленных для них товаров. Последует перепроизводство всех простейших товаров, предназначенных для потребления низших классов населения; а так как главная масса товаров обращаемых в торговле, относится именно к этой категории, то переполнение рынка товарами примет форму экономического кризиса.

«Покупательная способность большей части общества уменьшается по мере роста производительности труда, и следствием этого является производство потребляемых ценностей, которые не имеют рыночной ценности и покупательной силы, не смотря на то, что потребности в них большинства населения не удовлетворены».

Таким образом, по мнению Родбертуса, кризисы вызываются сокращением доли рабочих в национальном продукте по мере возрастания производительности труда. При этом Родбертус решительно отрицает, чтобы кризис могли вызвать абсолютные размеры заработной платы. «Я утверждаю, что причина промышленных кризисов заключается не в недостаточности доли рабочих в общем продукте, но в падении этой доли по мере успехов техники, а также утверждаю, что кризисы не могли бы наступать, если бы эта доля была столь же мала как и теперь, но повышалась бы при росте производительности труда, и далее, что кризисы будут происходить, как бы велика не была эта доля, если только она будет падать при росте производительности труда».

Логическая конструкция этой теории вполне правильна, и то возражение, которое мы делали против первой теории Сисмонди, совершенно не применимо ко второй его теории, более полно развитой Родбертусом. Перепроизводство товаров создается, по теории Родбертуса, не недостаточностью спроса на товары вообще, а непропорциональным распределением национального производства, зависящим от тяготения заработной платы к минимуму средств существования. Все те последствия, которые предвидел Родбертус, действительно должны произойти, если только первая посылка его верна.

Но в том-то и дело, что эта посылка совершенно не верна. Заметим, что вся теория кризисов Родбертуса построена на предположении, что сокращение доли рабочих в национальном продукте происходит настолько быстро и внезапно, что капиталы не успевают приспособиться к изменившимся условиям спроса и перейти от производства предметов потребления рабочего класса к производству предметов потребления капиталистов, доля которых в национальном продукте увеличилась.

Всего этого не наблюдается в действительности: прогресс техники не совершается сразу во всех отраслях промышленности, а идет понемногу и в разное время в различных отраслях труда.

Для того, чтобы произошел промышленный кризис достаточно оживленной торговли в течение нескольких лет, не более. Можно ли думать, что за эти немногие годы реальная заработная плата может успеть опуститься до своего наименьшего уровня? На самом деле всем известно, что перед наступлением промышленного кризиса   денежная зарплата бывает всего выше, а не ниже, как следовало бы по теории Родбертуса.

Итак, повышение производительности труда и удешевление продуктов, даже если бы таковые действительно происходили перед каждым экономическим кризисом, не могли бы уронить денежную заработную плату рабочих и, следовательно, не могли бы сократить покупательную способность этих последних. Иными словами, успехи техники не могли быть причиной промышленных кризисов в том смысле, как это предполагал Родбертус.

Но этого мало: в действительности экономические кризисы не столько следуют за успехами техники, но, наоборот, успехи техники следуют за промышленными кризисами. Все крупные изобретения делаются и входят в общее употребление в эпохи застоя торговли, когда прибыль низка и сбыт товаров затруднителен. Периоды торгового оживления, которые непосредственно предшествуют кризисам и вызывают их, характеризуются не ускорением технического прогресса и удешевлением продукции, а, наоборот, замедлением технического прогресса и повышением цен товаров. Достаточно ознакомиться с изменениями цен на отдельные товары из года в год, чтобы убедиться насколько теория Родбертуса извращает истинную последовательность явлений: следствия она принимает за причину, а причину за следствие.

Теория Родбертуса, при всей своей стройности и убедительности, построена исключительно априорно, при полном игнорировании действительных фактов. Интересно, что сам Родбертус, при описании истории английских кризисов первой половины 19 века, как бы совершенно забывал свою теорию и даже не пытался доказать статистическими данными, что в периоды, предшествующие кризисам, доля рабочего класса в общем национальном продукте уменьшилась вследствие увеличения производительности труда. Он указывает на то, что расширение производства и оживление торговли предшествует каждому кризису; этого, кстати, никто и не отрицает, но расширение производства не означает увеличение производительности труда; а по теории Родбертуса кризис вызывается не одним последним обстоятельством, но также и сопровождающим его падением доли рабочих в национальном продукте. Ни того, ни другого Родбертус не показал при описании истории английских кризисов.

Теории Сисмонда де-Сисмонди   (окончание)

В связи с рассмотрением теории Родбертуса мы несколько отвлеклись от рассмотрения теорий периодичности кризисов Сисмонди. Сейчас самое время вернуться к последнему объяснению кризисов, которое предложил Сисмонди.

Рикардо и Сэй   утверждали, что человеческие потребности не ограничены и поэтому спрос на каждый товар не может отставать от предложения. Но это утверждение, по мнению Сисмонди, основано на следующем софизме: взамен понятия неограниченного спроса на товары вообще, подставляется понятие неограниченности спроса на каждый товар в отдельности. Но если первое положение верно, то второе – совершенно ложно. Спрос на отдельные товары всегда ограничен, и увеличение их производства приводит к тому, что они не находят себе сбыта.

Если производство всех товаров внезапно увеличится, то первым следствием этого будет увеличение спроса на предметы роскоши и вообще лучшие сорта товаров и относительное падение спроса на низкосортную продукцию. Количество пищи, которое может быть потреблено одним и тем же числом людей легко достигает своих границ. Когда граница это достигнута, то невыгодно поставлять дополнительное количество продуктов питания, и вся излишняя работа производителей пищевых продуктов должна быть направлена на улучшение качества, а не на увеличение количества их. Количество одежды, изнашиваемой определенным количеством людей, менее ограничено: хотя одна и та же штука одежды способна служить год, может быть, приятно приобретать повседневную одежду 4 раза в год, 8 раз, если угодно, так что каждая одежда будет носиться не более 6 недель; но где-нибудь нужно остановиться, и все количество одежды, произведенное свыше потребности будет совершенно бесполезно.

Если производительные силы постоянно возрастают, то в скором времени они достигнут границы, за которой лучше перестать увеличивать количество, а заняться улучшением качества. Не существует ни одного продукта человеческого труда, к которому не было бы применимо это правило.

Согласно Сисмонди, всякое быстрое расширение производства должно оказывать следующее воздействие на товарный рынок: на все более грубые сорта товаров (предметы необходимости) спрос должен относительно сокращаться, а на более тонкие сорта (предметы роскоши)   спрос должен увеличиваться совершенно независимо от того, как изменяется заработная плата и доля работающих в общем национальном продукте. Другими словами, расширение производства всегда должно вызывать изменение характера спроса и перепроизводство всех предметов первой необходимости, то есть громадного большинства товаров. Следовательно, промышленные кризисы суть неизбежное следствие быстрого накопления богатств и расширения производства, которое не может моментально приспособиться к меняющемуся спросу.

В абстрактной форме эта теория не встречает возражений. И все-таки она была подвергнута критике по следующим причинам.

Можно признать, что расширение национального производства имеет тенденцию изменять характер спроса в указанном направлении. Но следует ли отсюда, что промышленные кризисы действительно вызываются этой причиной? Увы, нет. Если то или другое обстоятельство может вызвать промышленный кризис, то это не означает, что кризис действительно вызывается этим обстоятельством. Не всякая возможность осуществляется в жизни. Точно также указанная Сисмонди естественная тенденция расширения производства в действительности до такой степени ничтожна сравнительно с другими причинами кризисов, что ей нельзя придавать почти никакого значения.

Фактически, в современном обществе основная масса населения так скудно снабжена предметами необходимости, что производство последних может возрасти во много раз, не вызывая перехода потребителей к другим товарам лучшего качества. По теории Сисмонди выходит, например, что спрос на хлопчато-бумажные ткани перед наступлением кризиса падает потому, что потребители вполне удовлетворили свою в них потребность и желают приобретать лучшие сорта тканей – например, полотняные. Нечего и говорить, что это неверно. Шелковое производство страдает от кризисов ничуть не меньше, чем хлопчато-бумажное, и, следовательно, нельзя видеть причины кризисов в увеличении спроса на предметы роскоши.

Теория Джона Стюарта Милля

По теории Родбертуса, причина кризисов заключается в падении доли трудящихся в национальном продукте. «В пику» этой теории можно привести теорию Д.С. Милля, согласно которой кризисы вызываются именно увеличением доли рабочих в продукте труда и падением доли капиталистов и предпринимателей. «Когда страна, - говорил Милль, - долго уже имеет большое производство и большой чистый доход, служащий источником сбережений, когда, поэтому в ней   давно существуют средства делать ежегодно большую прибавку к капиталу, то одной из принадлежностей быта этой страны (если она не имеет как Америка, большого запаса невозделанной еще плодородной земли) становится тот факт, что процент прибыли в ней обыкновенно держится у самой границы минимума, и от того страна находится на самом рубеже неподвижного состояния».

Эта тенденция прибыли к минимуму зависит, по мнению Милля, от постоянной тенденции ценности заработной платы к максимуму. Если население не возрастает, то в то время как капитал растет, то заработная плата должна увеличиваться как в своей реальной, так и в денежной форме, до тех пор, пока прибыль не упадет до наименьшего предела и рост капитала не приостановится. Если же население возрастает, то реальная заработная плата не увеличивается, но ценность ее увеличивается вследствие повышения стоимости продовольственных рабочих (вызываемой, в свою очередь, переходом к обработке земель худшего качества).

«Кризисы происходят периодически от самой тенденции прибыли к понижению. Когда несколько лет прошло без такого кризиса, накопляется столько капитала в прибавок к прежнему, что невозможно находить ему занятие с обычной прибыльностью: все общественные фонды поднимаются до высокой цены, процент по первоклассным торговым векселям падает очень низко, а все коммерческие люди жалуются, что нет выгодных оборотов… Уменьшение всех нерискованных выгод располагает людей охотно принимать все проекты, предоставляющие надежду более высокой прибыли, хотя и с риском потери; из этого проистекают спекуляции, которые с последующими реакциями уничтожают или передают иностранцам значительное количество капитала, производят временное повышение процента и прибыли, очищают место новым накоплениям, и затем совершается тот же круг».

К теории Милля применимо все то, что раньше говорилось о недостаточности объяснения периодичности экономических кризисов одним усилением спекуляции.

Теория Генри Джорджа

Согласно теории Генри Джорджа «главная причина периодического наступления промышленного застоя, которое, по-видимому, свойственно каждой цивилизованной стране порознь и всем им в совокупности, заключается в спекулятивном повышении цены земли, сокращающем доходы труда и капитала и приостанавливающем производство».

В развивающемся обществе земельная рента имеет тенденцию постоянно возрастать. Всякий земельный собственник рассчитывает, поэтому на повышение своей собственности в цене без всякого труда и заботы со своей стороны. Это порождает наклонность к спекуляциям землей, в результате чего цена земли повышается до такого предела, при котором земледельческое производство перестает окупать издержки и задерживается в своем росте. Вот это-то и приводит к кризису, который фактически вызывается не чем иным, как спекулятивным повышением ренты, или цены земли.

На этой теории лежит такой сильный национальный отпечаток (Генри Джордж – американец), что вряд ли следует доказывать неприменимость ее к объяснению кризисов в других странах, особенно таких, как Англия. Неспроста Генри Джордж употребил в приведенной выше цитате вводное слово «по-видимому», как будто сам не был до конца уверен в правильности своего объяснения.

В Соединенных Штатах земельная собственность действительно являлась излюбленным предметом спекуляций в периоды предшествующие кризисам, однако для других стран это не характерно, и, следовательно, подобная теория не может выступать общим и универсальным объяснением периодичности экономических кризисов. К тому же это опять-таки, скорее, симптом, а не причина.

Продолжение следует.